Показать на карте
Природа и экология
113 0 1
Пост

Файзрахманова Юлия Ильдаровна

"Ядерный" активизм

Текст

В Москве и Подмосковье возникла новая форма активизма - общественные группы по радиационному контролю. За год активисты обследовали уже три точки: могильник радиоактивных отходов в месте прохождения Юго-Восточной хорды в Москве, участки радиоактивного загрязнения близ подмосковной Электростали и фонящую плитку близ московской платформы Ростокино.

"Активатика" поговорила с участниками инспекций - Андреем Ожаровским и Екатериной Максимовой - о том, как общественный контроль может повлиять на радиационную безопасность.

В активизме есть "специализация" инициативных групп: кто-то занимается защитой зеленых зон, кто-то - больших и малых рек, есть группы, специализирующиеся на контроле загрязнений воздуха. За прошлый год сформировалось еще одно направление - радиационный контроль. Как рассказывает Андрей Ожаровский, толчком к созданию группы общественного контроля стало решение московских властей строить мост близ заброшенного могильника Московского завода полиметаллов. После этого людям стало интересно - где и какие еще неизвестные могильники есть?

124f0251b7948c28ff589f9b41f1083e.jpg

Могильник Московского завода полиметаллов (МЗП)

“Весной 2019 года мы обследовали это захоронение радиоактивных отходов, провели несколько десятков общественных инспекций, рассказывает Андрей Ожаровский. - МЗП - предприятие госкорпорации “Росатом”, находится по адресу: Каширское шоссе, 49. За забором завода - бывшее “хвостовое хозяйство”, территория радиоактивного загрязнения и места размещения радиоактивных отходов. Людям, живущим неподалеку от могильника, хотелось посмотреть на участок и уточнить масштаб проблемы. Так появилась новая форма активизма.

Там люди гуляли с собаками, делали пикники много лет... Оказалось, что в этом месте было захоронено более 60 тыс. тонн радиоактивных отходов - только по официальным данным. Общественные инспекции стали формой, где жители познакомились, собирались, выезжали вместе - и получилось сообщество. У них было много вопросов: как измерять уровень радиации? А как - почвы? А как - воздуха? Какие приборы покупать?

В итоге люди познакомились, сдружились, начали заниматься общей деятельностью. Разобщенность, очень характерная для Москвы и других крупных городов (люди не доверяют друг другу), - основная преграда для создания гражданского общества, на мой взгляд. Здесь ее удалось преодолеть. Люди, заинтересовавшиеся тем, где еще могут находиться “забытые” могильники, стали обращаться в программу “Безопасность радиоактивных отходов” Российского социально-экологического союза.

ffb946bd08ec53f423941e030860677b.jpeg
Весной 2020 года на участке территории радиоактивного захоронения началась подготовка строительства Юго-Восточной хорды, возникла целая группа сообществ, выступивших против строительства. В марте конфликт перешел в фазу прямого противостояния. Противникам строительства удалось трое суток блокировать работы, которые угрожали распространением загрязненной земли и пыли по окрестностям. В активную фазу было вовлечено несколько сотен человек, 63 из них были задержаны в ночь на 19 марта 2020 года, когда полиция силой разогнала пост общественного контроля близ платформы Москворечье. Задавить протесты против строительства дороги через могильник помогло и усиление ограничений в связи с карантином, стройка фактически началась".

“Я живу в Печатниках, через речку от территории МЗП, мост для хорды должен как раз проходить через все Печатники. В мае 2019 года, когда я впервые узнала, что хорда будет проходить через могильник, подумала, “что за хрень”, в том смысле, что не может такого быть, - делится активистка и журналистка Екатерина Максимова. - В июне сабуровские активисты подали заявки на два митинга (чтобы не отказали), в итоге им неожиданно согласовали оба, на 18 и 19 июня. Я пришла на оба, послушала. Потом еще сама поискала информацию, поняла, что это не ерунда, не городская легенда, а реальная причина, чтобы отменить строительство хорды. Я сама журналист, начала коллегам писать о том, что происходит. Вначале никто не верил, думали, что это бред, что не может быть в черте города могильника. На свою первую общественную инспекцию я попала через неделю после митинга. Тогда с нами было 2-3 СМИ. Я даже дозиметр специально купила. Все посмотрела, Андрей показал. Я писала бывшим коллегам, в иностранные СМИ. Водили туда журналистов весь июль. Благодаря этому удалось вырваться в публичное пространство. После этого стали пытаться достучаться до властей, проводить круглые столы, появились депутаты сочувствующие. По нашей просьбе поставили забор вокруг могильника. Там была калитка, поначалу управа давала нам ключи, чтобы мы могли туда водить заинтересованных. Мы также добивались, чтобы территорию пометили на предмет опасности - где опасно, где не очень, на случай если люди там окажутся, несмотря на забор. Этого сделано не было. Тогда в октябре мы провели массовую инспекцию - нарисовали и распечатали маркеры радиоактивного заражения и промаркировали территорию.

4f141db2038789033e02e1699ce5fd44.jpeg

Как говорит Катя Максимова, она никогда до этого случая не была активистом:

“Это получилась спонтанно. История с могильником показала мне, что ситуация с радиационной безопасностью у нас катастрофическая. Потом я начала помогать другим активистам, оборудование появилось. Это все могильник за собой притащил. Люди, кто в курсе, стараются помочь, даже сотрудники ведомств на условиях анонимности. Но многие не знают про радиацию. Знают что она опасна, и все, но не разбираются, чем опасна, как это работает. Думаю, сейчас очень важно заниматься просвещением, объяснять людям.

Корр.: Насколько массовым стало движение?

“Наша машина "Соболь", которую мы купили на собранные деньги, чтобы находиться поблизости, стоял почти два месяца. В тот день нас было человек 8, мы приехали обсудить стратегию. И в этот момент стали завозить строительные материалы для хорды. Мы перегородили дорогу. Охранник сказал: вы уйдете - мы все равно завезем. Но мы не дали заехать. Они поняли, что мы не уйдем. Парадокс в том, что активными действиями занимается небольшое количество людей, но когда возникает критическая ситуация - люди появляются. Даже те, кто не может приехать, спрашивают, чем еще помочь. В итоге на трехдневное противостояние в марте 2020-го, с 17 по 19 марта - приехало огромное количество людей. Другие люди передавали палатки, вещи, даже мобильный туалет - потому что те, кто были за забором, не могли оттуда выйти, их бы обратно не пустили”.

“Вокруг МЗП несколько тысяч волонтеров, - говорит Андрей Ожаровский. - Если арестовали 60 человек - это значит, что несколько сотен были готовы идти на прямой конфликт с силовыми структурами”.


Радиоактивная плитка на платформе Ростокино

Следующим событием, трансляцию которого вела "Активатика", было обнаружение радиационной плитки на выходе с железнодорожной станции Ростокино в Москве.

“Профессиональный дозиметрист, данные которого мы не раскрываем, обнаружил скачок радиации - у него с собой был датчик, который зафиксировал это. Дозиметрист нашел нас через соцсети, - рассказывает Андрей Ожаровский. - Важно, что у нас на этот момент уже была методика, что делать, если вы обнаружили радиационное загрязнение.

Мы позвали активистов, журналистов и набрали “112”. Сообщили об обнаружении повышенного уровня радиации - свыше 3 мкЗв/ч (300 мкР/ч). В Ростокино МЧС сработали, как надо. Приехали через полчаса, зафиксировали: здесь фонит. Дальнейшие шаги должен сделать собственник или исполнитель работ. Сотрудники станции нам сказали - плитку уберут в тот же вечер. Но нам пришлось добиваться этого две недели, прежде чем плитку убрали".

Захоронение Машиностроительного завода в Электростали

dcf456d4f6f32aff78eccc820c95857e.jpeg

Документ с данными о радиоактивном загрязнении территории, которая раньше принадлежала заводу, попал в руки Андрею Ожаровскому в ходе публичных слушаний весной 2019 года.

"Здесь надо похвалить предприятие - АО "МСЗ" (Машиностроительный завод, предприятие госкорпорации “Росатом”, ведущий производитель ядерного топлива), которое не стало скрывать или фальсифицировать информацию о том, что рядом с территорией предприятия находятся участки радиационного загрязнения и места размещения радиоактивных отходов, - отмечает Андрей Ожаровский. - В расположенном неподалеку поселке Субботино жители заинтересовались наличием радиационного загрязнения, им помогла наша неформальная группа, были знакомые, попросили помочь, приехать. В Субботино течет радиоактивный ручей, на карте отмечен под названием Б2, но никого, кроме жителей, это не волнует. Вдоль ручья стоят несколько домиков, и вполне возможно, что в воде, которой они поливают огороды, содержатся радиоактивные вещества. Если 40-50 лет ничего не делалось - это не значит, что дальше все будет хорошо, и кроме того, мы не знаем, какой вред здоровью жителей уже нанесен”.

ceb9dcb5abd45c20ca83910840e7e259.jpeg

“Я начала заниматься другими местами и обратила внимание на ситуацию с Электросталью. Там недалеко у меня дача. Когда выехали на место загрязнения, обнаружили 117 микрозивертов в час, это на сертифицированном оборудовании, - рассказывает Катя Максимова. - Чтобы понимать: в Припяти сейчас в основном фон 10 микрозивертов в час. После этого неудивительно, что Электросталь - номер один по онкологии в Московской области”.

Сколько времени нужно, чтобы добиться результата?

7761fe09355ab888fba146294bbce36c.jpg

“Если это десяток радиоактивных плиток, фонящий циферблат часов или прибор - то немного. Прибор изымут, плитки под давлением общественности уберут. А если речь идет о десятках квадратных метров загрязнённой территории или заброшенных местах размещения радиоактивных отходов - то и времени, и усилий нужно гораздо больше. Роль общества и инициативных групп в этом вопросе - подталкивать власти к решению проблемы, не можем же мы своими силами могильники раскапывать, - считает Андрей Ожаровский. - Здесь со стороны властей, мне кажется, может быть эффективным создание межведомственных групп с участием общественности, которые могли бы помочь найти и опубликовать информацию, найти подходы к решению проблемы. В декабре инициативные группы и общественные организации инициировали создание такой группы по захоронениям Московского завода полиметаллов с участием правительства Москвы, представителей “Росатома” (в структуру которого входит завод полимеров), ФГУП “Радон”, МЧС, Роспортебнадзора, который ведет радиационный паспорт территории. Мы разослали письма во все ведомства, а в ответ получили отписки. В итоге Мосгордума создала при себе экспертный совет, в работе которого я участвую. Это несколько другое, посмотрим, каким будет эффект. Пока прошло лишь одно заседание - представители “Радона” много обещали, изображали открытость - но они обещаний своих не выполнили, план проведения работ не предоставили, на место работ общественность и экспертов допустить отказались. Собянин вроде проблему признал - вспомним знаменитый твит Собянина на эту тему. Но, признав, надо что-то делать. Например, не строить хорду через могильник или хотя бы не допускать развеивания зараженного грунта при строительстве. При строительстве хорды даже пылеуловители не задействуют. Радиоактивная пыль разлетается во все стороны. Радиационная безопасность приносится в жертву строительству. Если бы правительство Москвы или “Росатом” сказали - вот проект, проводим слушания, предлагайте улучшения - это было бы правильно. Но этого не происходит.

Сколько лет пройдет, чтобы решить проблему в Электростали? Проблему с загрязнением рядом с МСЗ, мне кажется, можно решить за несколько лет - в том случае, если предприятие, администрация города, МЧС объединятся, будет проведено исследование состояния, потому что сейчас нет полной информации, предложен проект ликвидации радиационного загрязнения и мест размещения радиоактивных отходов, потому что выбор метода - выкапывать или консервировать - не всегда очевиден. Жители в основном требуют увезти от них подальше эту “грязь”. Но увезти не всегда возможно, это может усилить негативное воздействие”.

Как это работает?

Один из примеров, где областные власти и “Росатом” при участии активистов решили проблему уменьшения опасности расположенного в черте города могильника - Кирово-Чепецк.

Кирово-Чепецкий химический комбинат раньше производил гексафторид урана (тот самый, который структуры “Росатома” вывозят сейчас из Германии) для нашей атомной промышленности. Захоронения составляли около 440 тыс. тонн радиоактивных отходов.

“Там отходы валялись, не было хозяина, они фонили, ручеек тек. Областная администрация без большого давления с нашей стороны обратилась в Росатом, и этот объект вписали в ФЦП “Ядерная и радиационная безопасность”, - рассказал Андрей Ожаровский. - Отходы никто не вывозил. Но была организована система охраны, сделаны дренажные канавы, чтобы отходы не попадали в грунтовые воды, сверху отвал накрыли слоями глины, песка и геотекстиля, посадили травку, - теперь он по крайней мере дождями не размывается. Сейчас радиоактивные отходы находятся под контролем. В данном случае “Росатом” сработал как надо. Я, когда есть за что, их хвалю. И когда критикую - тоже за дело. ФГУП “РосРАО” - структура “Росатома”, взяли ответственность за отходы. Сейчас там ситуация лучше, чем могла бы быть. Безусловно, отходы по-прежнему представляют опасность, но гораздо меньшую, чем могло бы быть, если бы отходы продолжали размываться”.

Другой пример успешного действия - акция Гринпис против попыток сузить Чернобыльскую зону в Брянской области. Группе Рашида Алимова, оснащенной сертифицированными приборами, удалось доказать, что уровень радиации по-прежнему высок и сужать Чернобыльскую зону нельзя.

Что можно сделать?

7b9b0b23a8f592d4483cf5961d77010c.jpeg

“Радиация незаметна. Общество должно понимать, что брошенными могут быть не только точечные источники, но и тысячи тонн опасных радиоактивных отходов на десятках гектар . Мы видим, что, к сожалению, автоматически, без участия общественности эта проблема не решается, - говорит Андрей Ожаровский. - Кроме того, существует проблема новых аварий, за последнее время возможный выброс рутения на комбинате "Маяк", военная катастрофа в Нёноксе Архангельской области, в результате накрыло Северодвинск, и выброс с неясными последствиями в Димитровграде в феврале. Полевая радиометрия и общественный контроль может подтвердить или опровергнуть наличие радиационной опасности”.

Сейчас к московским активистам поступили несколько вызовов из Москвы и Подмосковья - люди просят приехать и проверить “подозрительные” территории. В конце лета Андрей Ожаровский планирует выехать в Сибирь - там тоже много опасных мест, например в районе расположения Сибирского химического комбината, в Северске, рядом с Томском:

"Я готов выехать на замеры, но исправление ситуации зависит от того, насколько местные жители будут готовы создать инициативную группу, чтобы способствовать решению проблемы".

Что делать, если вы заподозрили радиоактивное загрязнение территории?

“Первое, что необходимо сделать, - любым прибором зафиксировать уровень радиации, старым, неисправным - хоть каким. Это не основание для суда, но основание для вызова МЧС (единый телефон - 112), которые эти данные проверят своим оборудованием. На берегу реки, где обнаружили захоронение, мы несколько раз набирали МЧС, не каждый раз, но они приезжали. Я сам так несколько раз делал, важно не уходить с места, иногда приходилось ждать полчаса, иногда два.

Но нужно быть готовым, что без общественных усилий МЧС ничего не делают. В лучшем случае задокументируют, составят акт, хотя и этого порой приходится добиваться. Но, чтобы после этого акта случились конкретные действия по обезвреживанию, нужна инициативная группа, готовая направлять эти акты в ведомства, требовать действий, - советует Андрей Ожаровский. - Мы в программе "“Безопасность радиоактивных отходов" готовы помогать - но, понятно, в меру наших возможностей".

------

Activatica.org - некоммерческий проект, посвященный гражданскому активизму в России

3200699c0cc8ad2b82fa23a21a2e0d7b.png

Яндекс-кошелек - Ваша поддержка поможет нам рассказывать больше историй граждан России, пытающихся менять свою страну к лучшему, организовывать репортажи и трансляции с мест событий, проводить журналистские расследования. Большое спасибо всем, кто нашел возможность помочь проекту!


Активатика в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма.

Новости гражданского активизма - теперь и в формате видео на нашем канале

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Файзрахманова Юлия Ильдаровна, 12 мая 2020 г., 21:02
Отменить
Отменить