Показать на карте
Политика
302 0 1
Пост

Андрей Картман

Как прошла крупнейшая протестная акция в истории Хабаровска

Текст

18 июля в Хабаровске прошла, вероятно, самая крупная акция в истории города. Официально о времени и месте несогласованного митинга нигде не сообщалось, но казалось, что в городе не осталось никого, кто бы не знал о них. Она случилась на 8 день протеста против ареста губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, которому предъявили обвинение в организации убийств и покушений на убийства, произошедших в 2004-2005 гг. в Хабаровском крае и Амурской области.


Впервые люди собрались у здания правительства региона 11 июля, где приняли участие около 35 тысяч человек. Через неделю ежедневных акций протеста на центральную площадь, по оценкам корреспондента "Активатики" и других изданий, вышли около 50 тысяч человек. Мэрия города оценила численность в 10 тысяч.

c7bbf724f025b9ce0fa1adb8a43361c5.jpg

Один из главных лозунгов протестующих — “Открытый суд в Хабаровске” возник от тотального недоверия хабаровчан к закрытому процессу над губернатором в Москве.

“Я пришла в поддержку нашего губернатора, потому что его незаконно увезли в Москву. Преступления, которые ему вменяют, якобы произошли здесь, а значит и разбирательство должно проходить здесь, — говорит Светлана в футболке с надписью “Я/МЫ Фургал”. — Я, как думаю и остальные на этой площади, не доверяю московскому суду, мы не знаем, что с ним происходит. Он должен быть здесь, всю информацию [по делу] должны сделать открытой и разбирательство должно проходить честно под нашим контролем”.

68f61bb66a47c6b0d665a090e2983869.jpg

“Я первый раз в жизни ходил на выборы голосовать за Фургала, я его избирал, а сейчас у нас его украли. Власть сразу начала действовать нечестно, его травили как губернатора, а потом обвинили в чем-то таком, о чем нам даже не говорят. И мы знаем, как работают суды — если надо кого-то посадить, это сделают, неважно, было преступление или нет — я не верю, что там кому-то есть дело до правды. А мы здесь за правду и отстаиваем свой выбор, который у нас хотят украсть. Держат за дураков”, — возмущается парень лет 20 по имени Марк.

Для многих хабаровчан арест Фургала стал личной обидой: рейтинг губернатора в регионе действительно очень высокий, люди на площади не стесняются называть его “любимым” и “дорогим”.

"Дело не только в том, что он хороший или плохой управленец, он сам по себе очень харизматичный. Когда появилась новость про арест, мне позвонила мама и плакала. Она посмотрела видео с задержанием, там все очень жестко было — ее это сильно расстроило”, — рассказывает Максим, один из активных участников протеста. “Я за него тоже голосовал, хотя и без особой симпатии отношусь, он вполне системный человек. Только получается, что мое решение как гражданина обесценивают, нам снова пытаются показать, что ваше мнение ничего не стоит, мы сами во всем разберемся. Поэтому я скорее здесь не за Фургала, а за себя”, — продолжает Максим.

4f970a4fae460fd60259dc109d272c6b.jpg

В четверг стали появляться слухи, что массовые гуляния вызвали всплеск заболеваемости коронавирусом, а мест в больницах осталось всего на один день. К такой информации многие отнеслись скептически: действительно, эта версия никак не вяжется с тем, что нам известно об инкубационном периоде нового вируса. В одном из приоткрывающихся баров города молодые люди обсуждали эти слухи и резко выражали свое недоверие. По их мнению, такая информация распространяется намеренно, чтобы запугать людей и те не приходили на ежедневные митинги.

Центр города региональные власти немного преобразили: На двух информационных экранах без перерыва показывают ролики, предупреждающие об ответственности за нарушение закона о публичных мероприятиях и угрозе коронавирусной инфекции с рекомендациями по социальному дистанцированию. На здании больницы, расположенной у центральной площади, в пятницу появился баннер “Я/МЫ просим тишины. Врачи и пациенты больницы”. Сообщается, что баннер был заказан Министерством внутренней политики Хабаровска. Несколькими днями ранее мэр Хабаровска Сергей Кравчук обращался к горожанам с призывом не посещать никакие мероприятия из-за пандемии и их несогласованного статуса. Судя по всему, это не останавливает граждан, а лишь злит: “Они только про коронавирус и говорят. По самому делу с нами еще никто не разговаривал, все, что мы слышали от власти, это только про коронавирус. С другой стороны, что они еще сказать могут многотысячной толпе”, — рассказывает Максим.

c7d03c5e5403e902b68a2d6452bad2a7.jpg

ec4932100702f085fc1ae91f8eddca00.jpg

Полиция каждый день раздает протестующим маски: с 19 часов по площади ходят полицейские и вежливо предлагают взять маску. Сотрудница полиции, ее мне вручившая, пожелала здоровья. Никакой агрессии правоохранительные органы не проявляли, зато все дни сопровождали колонны протестующих, проходящих по автомобильным дорогам. В четверг мужчина, выкрикивавший на площади “Свободу Фургалу”, оскорбил мимо проходящего полицейского: его сразу же стали осаждать другие протестующие, а сам полицейский отвел мужчину в сторону и уже через минуту разговора отпустил обратно. Поведение полицейских на митингах нравится митингующим: в конце каждой акции люди скандируют: “Спасибо полиции”.

8c00ed34979dca534227653fe0dc4284.jpg

Утром 18 июня рядом с площадью появились автозаки и автобусы с ОМОНом, дорогу, где стояла техника с людьми, перекрыла ДПС. “Возможно, это для страховки, если беспорядки начнутся, или просто припугнуть хотят. Люди увидят и развернутся”, — рассуждает мужчина лет 70, представившийся как Игорь Владимирович.

Митинг ожидался в 12 часов, в 11:30 вся площадь уже набилась людьми. Казалось, пришел действительно весь город: подростки, молодежь, родители с детьми разных возрастов, люди с тростями. Я видел, как полицейский помогает женщине в футболке “Я/МЫ Фургал” и в инвалидной коляске пробраться вперед к зданию правительства, где митингующие начали выкрикивать лозунги “Верните нам Фургала” и “Хабаровск своих не бросает”. На улице стояло пекло: температура больше 30 градусов, дышать тяжело из-за духоты, мой телефон моментально перегревался, стоило его подержать в руках. Через несколько минут протестующие двинулись к дороге проходить уже привычный круг по центру города под скандирование “Свободу Фургалу”. “Потому что человека забрали и увезли. Так нельзя поступать”, — объясняет мама дочке, они идут, взявшись за руки, в колонне горожан.

Людей все время прибавилось, проезжающие мимо машины сигналили в такт лозунгов протестующих. Из-за пекла и духоты некоторым становилось плохо. Мой знакомый пришел на митинг с женой и дочкой, но их пришлось отправить домой — дочка себя стала плохо чувствовать. Им помогли водители автомобиля, приехавшие из Комсомольска-на-Амуре выразить свой протест: они отвезли их домой.

18 июля протестовал весь Дальний Восток. Жители районов Хабаровского края организовали автопробег до Хабаровска. Люди приезжали семьями и с друзьями: “Мы насчитали 37 машин, когда выезжали из Комсомольска, потом к нам из других районов присоединились, всего в колонне около 80 машин ехали”, — рассказывает Дмитрий, участник автопробега из Комсомольска. “В каких-то деревнях в Нанайском районе люди прям выходили с плакатами поддерживать”.

Дорога от Комсомольска до Хабаровска на автомобиле занимает около 5 часов, Дмитрий приехал всего на один день, чтобы поучаствовать в митинге, поскольку в понедельник нужно возвращаться на работу. “Не все получилось, как хотели. Многие не знают Хабаровска, до него доехали, но потом разбрелись кто куда. Присоединиться колонной [из автомобилей] не получилось”. В отличие от Дмитрия, многие приехавшие не задерживались и дня в городе, а сразу после акции стали возвращаться к себе. В чате автопробега один из его участников писал: “Задержали на Хору (поселок в Хабаровском крае), проверка документов. Спрашивают сколько еще машин будет”. Судя по сообщениям в чате, многих действительно останавливали сотрудники ДПС, но никаких серьезных последствий у этого, к счастью, не было.

Протестующие, сделав круг по центру города, вернулись на площадь. Максим с друзьями принес бутылки с водой и раздал их людям вокруг. Скоро я узнал, что так поступили многие: на площади сидели несколько компаний, окруженных стаканчиками, канистрами и бутылками с водой, которую наливали всем желающим. “Мы помогаем людям, раздаем водичку [...]. Нам самим стало жарко, потому что 32 градуса, а здесь много пожилых людей, детей, инвалидов, поэтому мы решили помочь”, — рассказывает Ольга.

ed070fa990c65d861eb9080d0f2edfaf.jpg

Пока я прятался от жары в теньке, девушка в розовом платье и в синей маске раздавала мороженное со словами “Берите, пока не растаяло”. Поодаль стояли два молодых человека в дорогих костюмах и снимали на любительские камеры протестующих, снова собравшихся у здания правительства. Кому-то снова стало плохо, приехала скорая помощь. Однако скорая на площади не дежурила.

3b96ed479b51276a4304b65990a3998a.jpg

В этот момент я впервые услышал новые лозунги: “Кравчук, выходи” и “Мы здесь не за деньги”. 17 июля мэр Хабаровска Сергей Кравчук прокомментировал протесты: "В последнее время мы наблюдаем одних и тех же людей, которые, приходя на эту акцию, выкрикивают одни и те же лозунги, ведут себя неадекватно. Они уже сегодня работают за деньги". Однако мэр так и не появился и не объяснил, кто и кому раздает деньги на митинге. Люди простояли на площади больше часа, затем часть из них пошла на второй круг по центру города. Вся дорога занимает около 1:20 минут, на улице прохладнее не становилось, поэтому шествующих во второй раз оказалось ожидаемо меньше. Кто-то просто остался стоять на площади с плакатами.

“Мне нелегко было сюда прийти, у меня трое детей и они сейчас сами с собой, но я посчитала, что это мой долг как жителя Хабаровска. Сейчас идет обман: мы не готовы проглотить информацию, которая преподается с сайта Следственного комитета. В частности о том, что есть неопровержимые доказательства виновности Сергея [Фургала]. Их нет. Никаких отпечатков пальцев за 15 лет появиться не могло. Появились лишь показания смертельно больного замученного Мистрюкова [на показаниях которого, судя по всему, держится обвинение], которого не лечили уже 8 месяцев и непонятно, как на него давили. Все закрыто, тайна покрытая мраком. Вот это и возмущает наши сердца. Просто плевок в лицо. Подставлять вторую щеку мы не хотим [...]. Появляется много информации, почему его задержали: от Амурстали до результатов выборов, я не берусь судить. Ясно, что причина не в убийствах и не в организации убийств, — рассказывает Екатерина с плакатом в руках. — Я не ожидала, что мои земляки настолько политическую активность проявят и выйдут, невзирая ни на что. Но что-то изменилось: качественные изменения в душе у каждого из нас, в том числе и во мне. Я прям чувствую, что это время — это начало чего-то. Чего — не могу сказать, но как раньше уже не будет”.

e0d01b606bba1b886872e78752adf69f.jpg

“Он [Фургал] пришел [на пост губернатора] и он был представителем не элит, он не был им обязан, а был обязан тем, кто за него голосовал, налогоплательщикам, — рассуждает Роман о причинах популярности Фургала. — Он оказался между молотом и наковальней: с одной стороны, на него смотрят избиратели, которые за него голосовали, а с другой стороны государство — прокуратуры, всевозможные комитеты, ФСБ. Он знал, что за любую провинность он сядет и уедет, поэтому ему и пришили какие-то мутные дела 15-летней давности, а не какое-нибудь превышение полномочий, как это обычно бывает”.

b688da68750a2c7ddea00f467a5a67b3.jpg

“Этот лозунг советских диссидентов еще 60-х готов понимать нужно буквально: мы здесь стоим за его свободу и свободу нашу — свободу нашего края, свободу нашего избирателя выбирать, кого они захотят [...], я думаю, губернатора нам не вернут, но это не значит, что мы не должны требовать. Я не знаю, что будет делать государство: никакого ставленника здесь не примут и, я думаю, мы усложняем ей выбор, как нас обмануть”.

После второго круга на площади осталось совсем немного людей, к 5 часам почти все разошлись. Но не надолго: к 19 часам, в обычное для митингов в другие дни время, на площадь снова стали приходить люди. Вскоре кто-то подключил прямо напротив здания правительства колонки, откуда зазвучала песня “Перемен” Цоя, людей становилось больше. Неожиданно в центр вышел человек — водитель фургаломобиля.

27e3fc8d56549c0359c32c7bb4cd0bc3.jpg

Он рассказал, что у него незаконно изъяли права и угрожают арестом, если он не отключит музыку: аппаратура принадлежала ему. Люди выслушали рассказ водителя, и часть из них пошла вместе с ним требовать вернуть права обратно. Через минут 40 права снова были у водителя. Однако он выразил обеспокоенность, дадут ли ему теперь спокойно работать в городе: он владеет фургоном-кафе.

Музыку так или иначе отключили по просьбе самих протестующих из-за неподходящего репертуара и высокой громкости, после чего люди снова окружили здание правительства и начали выкрикивать лозунги. Около 21 часа к протестующим вышел министр здравоохранения Хабаровского края в компании человека в медицинском халате, марлевой маске и шапочке, однако он говорил очень тихо, люди просили говорить погромче или в громкоговоритель, но министр так делать не стал. Так или иначе, он рассказал, что митингами граждане повышают риск распространения коронавирусом. Стоявшие близко к нему начали интересоваться его личной позицией по делу Фургала и задавать вопросы, почему он не возражал против проведения парада победы и голосования по поправкам в конституцию РФ. Министр в сопровождении человека в медицинской одежде ушел от митингующих под крики “Хватит врать!” и “Позор!”.

b751bfc32137adc8a0d0e187bda94e49.jpg

Акция закончилась только к 22 часам.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Акция
Андрей Картман, 18 июля 2020 г., 11:12
Акция
admin, 15 июля 2020 г., 15:06
Отменить
Отменить