Показать на карте
Права человека
115 0 1
Пост

Саша Иорданов

Красный Крест обвинил активистку в нарушении принципа нейтральности

Текст

Активистка Дарья Апахончич, оштрафованная за акции в поддержку Юлии Цветковой и сестер Хачатурян, пожаловалась в своем фейсбуке на реакцию Российского Красного Креста, где она проработала два года, на свое задержание. Организация не только не вступилась за свою сотрудницу, но и обвинила ее в нарушении принципов Движения. Activatica поговорила с обеими сторонами конфликта и постаралась разобраться, может ли сотрудник или волонтер Красного Креста заниматься активизмом.

fd8d34d34f32b7bb371d7466b08d9f73.jpg

Фотография: Источник


Что случилось?


4 августа активистка, кураторка пространства «Ребра Евы» и преподавательница русского языка Дарья Апахончич была задержана полицией по дороге на работу в Российский Красный Крест, где она в этот день должна была вести урок русского языка. В полиции на Дарью составили два протокола по ст. 22 ч. 5 КОАП РФ (Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования): за перфоманс «Вульва-балет» в поддержку Юлии Цветковой 17 июля и за акцию «Эта дорожка ведёт к океану крови» в поддержку сестер Хачатурян, состоявшуюся 15 июля. В тот же день суд оштрафовал активистку в общей сложности на 20 тысяч рублей.

26 августа Дарья написала пост в своем фейсбуке в котором рассказала о реакции Российского Красного Креста на свое задержание. Из автозака Дарья позвонила в организацию, и сообщила о случившемся. По ее словам, она рассчитывала, что работодатель как минимум свяжется с полицией и попросит разъяснений, а возможно, даже найдет ей юристов. Однако этого не произошло. По словам Дарьи, из Красного Креста ей позвонили только на следующий день и «мягко намекнули», что не следовало говорить в полиции о том, где она работает.

В дальнейшем в комментарии газете «Фонтанка» представители РКК рассказали, что не знают, продлят ли трудовой договор с Дарьей, и отметили, что публичные акции рискуют войти в противоречие с одним из фундаментальных принципов организации – принципом нейтральности: чтобы сохранить всеобщее доверие, движение не может принимать чью-либо сторону в вооруженных конфликтах и вступать в споры политического, расового, религиозного или идеологического характера.

444f502c812b1b53c33ba3f3d7294439.jpg

Перформанс «Вульва-балет», за участие в котором оштрафовали Дарью Апахончич / Фото: Источник


Что такое Российский Красный Крест?


РКК – независимая национальная благотворительная организация, которая является участником международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца. В отличии от международного Комитета, который напрямую занимается только помощью населению при вооруженных конфликтах, национальные отделения решают и другие социальные проблемы: организуют образовательные программы, оказывают юридическую помощь, участвуют в организации помощи при чрезвычайных ситуациях, помогают мигрантам и так далее.

Дарья действительно нарушила какой-то принцип организации?


ёНа этот вопрос сложно ответить однозначно. Основополагающие принципы Красного Креста – это документ, который является базовым для всех филиалов организации по всему миру. Однако, не до конца понятно, насколько принцип нейтральности распространяется на частную жизнь сотрудников и волонтеров. В подробном описании принципа на головном сайте Движения речь идет об особенностях работы самой организации. В частности, там отмечается, что Движение не может принимать участия в вооруженном конфликте на стороне одного из его участников, поддерживать политических акторов и вступать в идеологические споры. О том, что работа в Движении в качестве волонтера или сотрудника ограничивает право на свободу слова и политическую активность, в тексте не говорится.

3b75cfa8db23764bde156d0c88c5c841.jpg

Дарья Апахончич в отделе полиции // Фото: личная страница в Facebook


Чтобы разобраться в этом вопросе, корреспондент Активатика поговорил с Дарьей Апахончич, а также связался с представителями петербургского отделения Красного Креста – они предоставили порталу письменный комментарий.


Дарья Апахончич, активистка, преподавательница русского языка:


«Я начала работать в Красном Кресте в феврале 2018 года, и это были хорошие времена в моей жизни. Я преподавала русский язык как иностранный. Мне было интересно, у меня были две группы, сначала – взрослая и детская, а с прошлого года – я учила только детей. Это не была работа по трудовой книжке, но у нас был договор на оказание услуг. Он был заключен до мая. В день задержания я должна была работать первый раз после карантина, и мне обещали, что после занятий мы перезаключим договор. Собственно, раньше никаких проблем с работой у меня не было, мне нравилась атмосфера, мне нравился подход. На протяжении всего этого времени я получала удовольствие от работы и никаких претензий у меня нет ни к кому из моих бывших коллег или руководства.

Сейчас в качестве основной претензии ко мне, Красный Крест говорит, что я, занимаясь активизмом, нарушила один из фундаментальных принципов организации – принцип нейтральности. Но в моем представлении, этот принцип может работать только в ситуации непосредственной трудовой деятельности. Я же, конечно, не приносила свою гражданскую позицию на рабочее место. Когда ты учишь детей или взрослых, ты их учишь русскому языку и больше ничему, я никогда не озвучивала сою точку зрения по каким-то социальным вопросам на рабочем месте, никогда не участвовала ни в каких дискуссиях. Я занималась только работой.

Другое дело, информации обо мне в интернете довольно много. Так что любой, при желании может узнать, чем я занимаюсь в свое свободное время, какими видами активизма, феминистского активизма прежде всего, узнать, что я являюсь координаторкой пространства «Ребра Евы». Мне неизвестно, знали ли об этом в РКК, но я любом случае, я считаю что это не противоречит никаким принципам: да, я феминистка, активистка и радуюсь этому. Мне очень ценна эта часть моей жизни. За все время работы в Красном Кресте от меня никогда не требовалось подписания каких-то документов, в которых я бы соглашалась соблюдать какие-то дополнительные правила, кроме тех, которые были в моем трудовом договоре. И сам трудовой договор – был единственном документом, который регулировал наши отношения.

Но главное на что мне кажется важным обратить внимание: когда меня задержали, и я сказала, что я сотрудница Красного Креста, я в этот момент не участвовала в каких-либо акциях. Я шла на работу к детям. И сказала это, потому что полицейские помешали мне выполнять мою трудовую деятельность. И я посчитала своей обязанностью, как ответственная работница, сообщить им о том, что у меня урок. И я даже не понимаю, что в такой ситуации мне нужно было им говорить? Делать вид, что я не сотрудница? Что у меня какие-то другие планы? И поэтому я сказал, что иду на работу, сообщила в Красный Крест. В в такой ситуации работодатель по идее может позвонить в полицию, и, насколько я знаю, есть какой-то регламент, связанный с трудовым кодексом, для таких ситуаций. У меня, конечно, не было задачи включить Красный Крест в выяснение отношений связанных с феминисткой повесткой.

Что мне не нравится во всей этой ситуации: что со мной разговора про фундаментальные принципы не было. Все это было озвучено «Фонтанке», а мне лично никто ничего не сказал. Это выглядит странно и непрозрачно. Мне в РКК сначала сказали, что у них проходит совещание, они обсудят мой случай. Попросили задним числом написать заявление об увольнении, потому что с марта не было уроков, а трудовой договор был до мая. А еще, что сейчас ввели новые карантинные правила, и они просто не знают, смогут они со мной работать или нет. То есть официально мне никто не объявил, что трудовые отношения со мной не продлят. Но я решила все-таки написать свой пост в фейсбуке. Я хорошо знаю русский язык, я его преподаю, и меня все эти полутона не нравятся. Мне не нравится, когда в России говорят: ну вот вы же понимаете! Это все какие-то двойные стандарты. Если они отказываются от сотрудничества со мной по политическим мотивам – без проблем, но скажите об этом прямо».


Анна Архипова, специалист по общественной информации Санкт-Петербургского регионального отделения Российского Красного Креста:


«Дарья Апахончич предоставляла услуги преподавателя русского языка в Санкт-Петербургском региональном отделении Российского Красного Креста в 2018 году, а также с сентября 2019 по 31 марта 2020 года по договорам оказания услуг. На момент ее задержания новый договор с Дарьей Апахончич подписан не был. Со своей работой Дарья полностью справлялась. На настоящий момент мы ожидаем начала нового учебного года, с тем чтобы обсудить с руководством школ, в которых проводится наша программа, какие и сколько занятий возможно будет проводить в соответствии с рекомендациями Роспотребнадзора и возможностями образовательных учреждений. Далее руководством организации совместно с руководством школ будет принято решение по срокам проведения занятий и преподавателям. Программа, в рамках которой проводятся данные занятия для детей мигрантов, закончится 31 декабря 2020 года.

Вся деятельность Российского Красного Креста и всего Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца основывается на 7 основополагающих принципах: гуманность, беспристрастность, нейтральность, независимость, добровольность, универсальность и единство. Основополагающие принципы обязательны для исполнения всем сотрудникам и волонтерам организации. Российский Красный Крест не является правозащитной организацией, это организация гуманитарного характера. Для того, чтобы иметь возможность помочь тем, кто больше всего в этом нуждается, нам необходимо соблюдать нейтральность. Сотрудники и волонтеры не могут вступать в споры политического, расового, религиозного или идеологического характера, а если мы говорим про ситуацию вооруженного конфликта – принимать чью-либо сторону.

Безусловно, каждый человек имеет право на частное мнение и свободу выражения данного мнения. Но если сотрудник или волонтер нашей организации публично заявляет о своей принадлежности к Российскому Красному Кресту, а значит к Международному движению Красного Креста и Красного Полумесяца, он или она берут на себя обязательство соблюдать основополагающие принципы и должны воздерживаться от выражения политических и другого рода убеждений публично – на мероприятиях, и даже на открытых страницах социальных сетей. Приверженность всем семи основополагающим принципам, а не выборочный подход к их соблюдению, позволяет Российскому Красному Кресту выполнять свою работу на протяжении более 150 лет».

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Отменить