Показать на карте
Природа и экология
242 0 1
Пост

Рябцев Виталий

Байкальский спор «алармистских крайностей» и «взвешенного подхода»

Текст

Появилось интересное интервью с Максимом Тимофеевым - директором института биологии (НИИБ) при Иркутском гос. университете.

Основное место в нем отведено проблемам этого НИИ, пережившего тяжелые времена и добившегося значимых успехов.Но речь зашла и о ситуации на озере Байкал, были озвучены идеи, с которыми не могу согласиться: «…к сожалению, в последнее время дискуссия вокруг озера, вместо взвешенного и профессионального подхода, все чаще уходит в алармистские крайности. При этом флаг алармизма начинают подхватывать и те, кто по своему профессиональному и образовательному уровню должны быть более ответственными, чем «активисты от населения». Так, буквально на днях на ТВ канале "Культура" вышел фильм, посвященный озеру Байкал, под названием «Байкальская трагедия». Несмотря на то, что в фильме главными действующими лицами были наши коллеги из Лимнологического института профессор Олега Тимошкин и руководитель водолазной группы Игорь Ханаев…, этот фильм и то, как в нем изложена проблематика Байкала, вызывал у меня если не оторопь, то сильно возмущение. Фильм представляет озеро Байкал как мутный заболоченный водоем, загрязненный, заросший по колено спирогирой, вода в котором отравлена активностью цианобактерий и т.п. Все, кто был и регулярно бывает на Байкале, знают, что описанная ситуация как минимум не совсем характерна для нашего озера. Тем не менее фильм, претендующий на звание научно-популярного, подает информацию о Байкале именно в таком искаженном ракурсе».

Лично у меня этот фильм вызвал отнюдь не возмущение

Трудно усмотреть в нем «возмутительные перегибы и преувеличения». Подчеркивается, что опасные симптомы отмечены только в мелководной зоне. М. Тимофеев, безусловно, прав в том, что еще далеко не все берега покрыты спирогирой и погибшими губками. Но дает ли это право объявлять алармистами авторов и героев фильма? Суть проблемы в том, что никогда раньше симптомов, о которых говорит проф. Олег Тимошкин, в Байкале не наблюдали. В последние несколько лет скопления чужеродных водорослей, погибшие и погибающие губки, а также другие эндемичные животные стали в массовом количестве встречаться во многих районах озера.

Олег Тимошкин и Игорь Ханаев работают здесь много лет. Одними из первых заметили происходящие изменения, оценили их масштабы. И образно говоря – «ударили в колокол». Именно так я воспринимаю фильм «Байкальская трагедия». На мой взгляд, они поступили как истинные ученые, как патриоты Байкала. Фильм – попытка донести до широкой аудитории информацию о серьезной угрозе, нависшей над «Колодцем Планеты». Первая попытка, озвученная профессионалами, авторитетами в своей научной области.

К сожалению, М. Тимофеев оценивает все иначе: «Теперь же всем ученым Байкала, придется оправдываться за допущенные перегибы и преувеличения. Разъяснять, что, например, токсичные цианобактерии «на глазок» не различить, что выбросы «спирогиры по колено» и массовую гибель 90% губок и моллюсков можно обнаружить только в некоторых очень ограниченных районах Байкала и только в определенное время. И уж точно процессы «заболачивания» не проходят не всему побережью озера протяженностью почти полторы тысячи километров».

Лучше бы ученые сосредоточили свое внимание не на подобных разъяснениях, а на изучении причин происходящего на Байкале, на поиске решения проблем.Никто не поручится, что через несколько лет все 2 тыс. км побережья Байкала поразят перечисленные симптомы. И нынешние «разъяснения» станут бессмысленны. А в более удаленной перспективе не исключено ухудшение качества вод самого «тела» Байкала.

«… в итоге этот фильм …. просто вводит в заблуждение заинтересованных зрителей.Это в конце концов ударит по самим авторам и в целом по ученым, работающим на Байкале».

Насчет того, что «ударит по самим авторам» - вполне допускаю. Стало обычным явлением, когда озаботившиеся чем-то власти, да и общество, предпочитают «бить» не по проблеме, а по тем, кто её озвучил, указал на её остроту. И тем большее уважение вызывает гражданская позиция Олега Тимошкина и Игоря Ханаева.

Но их коллега из НИИБ ИГУ придерживается другого мнения: «К сожалению, перевод в дискуссии из области захватывающих для обывателя баталий в стиле «Байкалу – труба!» в область нудного научного анализа комплексных причин происходящего, это занятие довольно скучное, не быстрое и политически неинтересное. Алармизм же ясен и прост, он открывает дорогу разнообразным активистам и самоназванным «экспертам», не отягощенным ни профильным образованием, ни пониманием сложности и комплексности происходящих в озере Байкал процессов».

Уважаемый М. Тимофеев допускает неточность. Озвученные в фильме беды Байкала выявлены именно специалистами. Лишь им, «отягощенным профильным образованием», под силу опознать гибнущих байкальских эндемиков, спирогиру, цианобактерии и пр.

Понятны мотивы чиновников, включая и губернатора Иркутской области, когда они призывают «не сгущать краски» по поводу происходящего на Байкале, не наносить ущерб туристическому бизнесу. Для них на первом месте – экономические соображения, интересы бизнеса, боязнь потери доходов и ухудшения благосостояния части населения.

Но ученый, изучающий экосистему Байкала, заметив реальную угрозу своему «объекту» (тем более - имеющему планетарное значение) обязан сделать все от него зависящее, чтобы эту угрозу нейтрализовать. Не думая при этом про экономические и прочие потери, включая собственные, «имиджевые». Сотрудники Лимнологического института, герои фильма, честно выполняют свой долг. Долг ученых.

ef7982cdfdfdff0e18ffd70b27090f40.JPG

Напротив, М. Тимофеев обеспокоенности за судьбу Байкала не высказывает, но вот про интересы бизнеса старается не забывать: «Я не могу понять, почему представители байкальского турбизнеса, которые несомненно зависимы, как от имиджа "чистого озера Байкал", так и от реального состояния дел с его "экологичностью", до сих пор не создали какое-либо объединение. Объединение, которое с одной стороны бы отстаивало интересы достоверной подачи информации о Байкале и продвигало бы бренд уникального озера (взаимодействуя с профессионалами и ответственными учеными), с другой стороны следило бы на местах за сохранением своего главного актива - собственно побережья Байкала (взаимодействуя с неравнодушными гражданами и местными жителями)».

Что можно возразить: 

1). Подобные объединения существуют. Например, СБАТ - Сибирская Байкальская Ассоциация Туризма.

2). Даже государственные природоохранные структуры, включая федеральные ООПТ и прокуратуру, часто не в силах навести порядок на берегах Байкала. Что уж говорить про турбизнес, лишенный каких-либо реальных рычагов воздействия на губителей природы?!

3). Именно туризм превратился в основной фактор деградации природы западного побережья озера Байкал. Заявляю об этом не как активист, или «самоназванный эксперт», но как бывший зам. директора по науке Прибайкальского нацпарка. Той самой ООПТ, через которую проходит крупнейший на Байкале туристический поток. О его последствиях у меня много публикаций.

Ждать от одного из основных губителей природы Байкала «достоверной подачи информации об экологической ситуации» – весьма наивно.

«Да и как с позиции алармизма относится к вполне справедливому вопросу, заданному в обсуждении фильма депутатом Госдумы Михаилом Слипенчуком: «Почему на Женевском озере люди могут жить, а на Байкале нет?».

А я бы очень хотел задать вопрос этому депутату ГД (у которого нашлись офшорные активы): Разве на Байкале не живут десятки тысяч человек? В городах, поселках, деревнях? Разве кто-то потребовал их выселения? Нет. Но кое-кому хочется многократно расширить территории нынешних населенных пунктов и создавать новые. Продавать десятками тысяч земельные участки, а затем их застраивать. Ссылаясь на пример Женевского озера. Хотя там, в отличие от Байкала, все поселения и дома оснащены очистными системами. Не сбрасываются в воду фекалии и «сланцевые воды» с катеров и яхт. И все равно – воду из этого озера пить нельзя. А здесь и от нас зависит судьба «Колодца Планеты»!

О чем идет спор? Оставим на совести журналистов заявления, вроде «Байкал превращается в болото». Ученые говорят о том, что в прибрежной мелководной зоне в течение нескольких лет происходит массовое развитие нетипичных для водоема водорослей, гибель байкальских эндемичных беспозвоночных животных (губки, моллюски, рачки). Вблизи населенных пунктов отмечено значительное ухудшение качества воды.Есть опасность, что масштабы всего этого будут возрастать, и в конце концов скажутся на глубоководном «теле» Байкала.

Если НИИБ ИГУ убежден, что этот опасный сценарий развития событий нереален – пусть докажет свою правоту. Путем упомянутого «нудного научного анализа комплексных причин происходящего». Те, кто искренне обеспокоены судьбой Байкала, такого рода «нудность» смогут перенести.

На мой субъективный взгляд то, что М. Тимофеев называет «алармизмом», в действительности – трезвый научный взгляд на происходящее, незамутненный экономическими, социальными, имиджевыми и пр. соображениями. И напротив, озвученный в статье «взвешенный и профессиональный подход» в реальности является проявлением типичного «казенного оптимизма». Якобы все, рассказанное в фильме, «для Байкала – как слону дробина», все наши стоки и пр. – мелочь, безвредная для великого озера. «Байкал жил 30 млн. лет – и нас переживет». В поддержку этого тезиса высказался геолог Александр Татаринов

На эту же «мельницу», хоть и не столь явно, льет воду и авторитетный биолог - М. Тимофеев.

Как огромная глубокая котловина, наполненная какой-то жидкостью, Байкал человечество обязательно переживет. Но вот в качестве крупнейшего в мире хранилища чистейшей воды – очень даже может не пережить.

Что интересно: герои фильма «Байкальская трагедия» работают в Лимнологическом институте. В котором сотрудники обеспечены «постоянными ставками», гарантированным бюджетом от РАН, т. е. более-менее независимы от бизнеса.Зато НИИБ, как и волка, «ноги кормят». Т.е. он не имеет гарантированного бюджета, на свое содержание зарабатывает сам, зависит от заказов со стороны бизнеса, госструктур. Возможный вывод: характер источников финансирования определяет позицию того или иного НИИ в вопросе охраны Байкала.

По большому счету спор идет о том, что делать с Байкалом. Считать ли его легко уязвимым, нуждающимся в особом режиме природопользования. Подразумевающем ограничения дальнейшего расширения поселений и численности постоянно проживающего населения. Обязательную очистку всех стоков поселений и турбаз, прекращение загрязнений со стороны флота. Жесткое регулирование туристического потока. Реальный контроль за отдыхающими, пресекающий нарушения природоохранного режима. Разумную, не нынешнюю хищническую, эксплуатацию водных биологических ресурсов. Традиционное природопользования, сельское и лесное хозяйство.

Либо следует превратить Байкал в источник получения больших и быстрых доходов. За счет массовой продажи земельных участков под застройку (турбазами и особняками) и последующих налогов с земли и недвижимости. Резкого увеличения нынешнего туристического потока. Расширения возможностей по добыче полезных ископаемых, заготовки древесины именно, за это активно борется депутат Слипенчук.

И все - под лозунгами «столь огромное богатство должно приносить доход», «Байкал – на благо человеку». И кто-то в итоге действительно станет ещё богаче. Но таких счастливцев будет немного. А заработанное ими, как это обычно у нас бывает, осядет в офшорах.

Можно усмотреть здесь и спор «зелёных патриотов» с «непатриотичными экологами». Утверждать, что Байкалу ничего серьёзного не угрожает – весьма патриотично.  Про угрозы же говорят, прежде всего, «прозападные» (в понимании «зелёных патриотов») элементы.

Приведу еще цитаты из интервью: «Ну а отдавать разнообразным "активистам" вопросы формирования информационной повестки в деле освещения экологической ситуации на озере Байкал, по сути это перепоручать вопросы брендирования своего бизнеса в чужие и зачастую очень ангажированные руки». «При том, что ограниченный алармизм, идущий уже из уст академических ученых, только льет воду на мельницу этих «экспертов». «Сейчас есть серьезное беспокойство, что природоохранные решения будут рассматриваются не на основе научной экспертизы, а на рекомендациях разнообразных «независимых активистов». Результат же будет печален, и деньги будут потрачены, и надеяться на изменение ситуации с Байкалом увы не приходится».

Создается впечатление, что ученого беспокоят не признаки эвтрофикации Байкала, но его «брендирование», а также как будут потрачены деньги на его охрану. Хочу пояснить свою позицию. Меня интересует не бренд великого озера, не чужой бизнес, не деньги, выделяемые на охрану природы, но лишь благополучие самого крупного участка Всемирного Природного Наследия ЮНЕСКО. Не претендую на выработку природоохранных решений. Это дело, прежде всего, специалистов-лимнологов.

Насчет «информационной повестки» – буду продолжать писать то, что считаю нужным. Но сторонникам усиленной эксплуатации Байкала и в этом вопросе беспокоится не о чем. В сети огромное количество ресурсов, прославляющих «девственную чистоту», «заповедность» Байкала, зазывающих на его берега всевозможных гостей. Одиночкам, вроде меня, эту «повестку» не изменить.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Рябцев Виталий , 26 дек. 2017 г., 9:47
Пост
Рябцев Виталий , 29 нояб. 2017 г., 11:26
Пост
Рябцев Виталий , 15 сент. 2016 г., 15:20
Пост
Рябцев Виталий , 30 июня 2016 г., 16:55
Проблема
25 мая 2016 г., 15:31
Пост
Рябцев Виталий , 01 апр. 2016 г., 8:32
Пост
Рябцев Виталий , 22 марта 2016 г., 15:53
Отменить
Отменить