Показать на карте
Природа и экология
393 0 2
Пост

Дмитриев Алексей Владимирович

Под благовидными предлогами в Подмосковье ведется промышленное освоение леса

Текст

Последние несколько лет по всему Подмосковью остро обсуждаются темы сплошных санитарных рубок. Постоянно отмечается, что ведутся они дикарскими способами: вместо того, чтобы оставлять участки под восстановление леса, беречь подлесок, целые гектары уничтожаются «под ноль» в целях якобы оздоровления. Параллельно с этим ведется огромная работа по пиару, в сущности, обыденной и необходимой процедуры - посадки новых лесов.

При этом сейчас еще главный аргумент рубки леса - это короед. Умный короед, который, как выяснили активисты Народной палаты из Жуковского, грызет в основном неоткадастрированные леса.

-= резолюция по сплошным санитарным рубкам =-

Однако, уже звучит новый довод необходимости рубок - «перестойность» лесов. Утверждается, что «перестойный» лес не только не приносит пользы, но даже и вреден, поскольку перестает вырабатывать кислород. С научной точки зрения это вздор — хороший разбор мифа есть, как ни странно, на первом лесном промышленном портале. http://www.wood.ru/ru/loa386.html

Несмотря на очевидную ненаучность и бредовость, у этой точки зрения — что перестойные леса рубить необходимо — есть сторонники не только среди промышленников, но и среди лесников и даже природоохранных структур. С упорством, достойным лучшего применения, они готовы доказывать, что лес необходимо вырубить. Если не потому, что больной, то просто потому, что давно тут стоит.

Все сразу встанет на свои места, если проследить происхождение термина «перестойный лес»: это понятие изначального не из экологии или биологии, а из промышленности. Леса ранжируют на молодняк, средневозрастные, приспевающие, спелые и перестойные, причем последние две категории часто объединяются в одну - ту самую, которую можно рубить.

Важно, что такое представление о лесе и такой подход к использованию лесов - это подход чисто промышленный. Как коров, промышленные леса растят «на убой»; точно так же, как животное забивают, когда оно наберет вес, а урожай собирают, когда плоды созреют - спелые леса рубят, когда они набирают достаточно много древесины, после чего уже перестают так активно расти и «жиреть».

Промышленный подход к лесопользованию не имеет никого отношения к экологии - это тоже надо четко понимать. Лес с точки зрения промышленников это не экосистема, не основа природного каркаса и не «зеленые легкие» города. Это грядка, на которой вертикально растут и зреют будущие доски.

С точки зрения экологии ситуация противоположна: чем менее нарушена система, чем дольше она существует, тем она устойчивее и ценнее. Всякий биолог скажет вам, что лес — это не просто растущие из земли бревна, а сообщества растений и животных. Нужны столетия, чтобы такие системы биоценоза - совокупности живых существ, сформировались после лесопосадок. Чтобы установилось необходимое биологическое равновесие, которое обеспечит устойчивость среды. Поэтому рубить лес, когда он только-только начал становиться лесом, а не просто частоколом деревьев, с научной точки зрения абсурд и вредительство.

Насколько для людей обазованных очевидно, что природные территории нужно беречь и сохранять, настолько же для «промышленника» само собой разумеется, что лес надо рубить, как только он перестал активно расти и достиг баланса между отпадом и подростом. Доказывать ему обратное - все равно, что пытаться убедить фермера не забивать корову, а дать ей умереть своей смертью, или не рубить яблоню только потому, что она хуже плодоносит.

Рассказы про «вред» от перестойных лесов, по сути, лукавство: лес хотят вырубить просто потому, что он «созрел для рубки», но понимают, что для общественности требуется какой-то наукоподобный довод: кислорода мало, видите ли, производит. Наука говорит иное, но им все равно так кажется.

«Особенно абсурдным с биологической и экологической точек зрения является термин «перестойные леса». К ним человек относит леса, определенного возраста (обычно более 100 лет), в которых прирост становится равным естественному отпаду. Эти леса объявляются «перестойными», т.е. уже «бесполезными», которые следует вырубать недрогнувшей рукой. Между тем, максимальной экологической значимостью, способностью наиболее эффективно выполнять все экологические функции, включая глобальные, обладают именно старовозрастные леса» - пишет Лесной бюллетень. http://old.forest.ru/rus/bulletin/14/5.html

Вернемся к Подмосковью.

Официально в Московской области нет промышленных лесов, т. е. нет леса, который растят «на убой», не думая об экологии. Такое положение было установлено еще с 1930-х годов, когда был официально создан лесозащитный пояс Москвы - поэтому, кстати, даже в условиях дефицита дров во время Войны подмосковные леса не рубили. К сожалению, с тех пор охранный статус только ослаблялся, но официально, все равно, подмосковные леса предназначены исключительно для отдыха и поддержания благоприятной окружающей среды. Но это на бумаге.

В реальности в Подмосковье вовсю ведутся сплошные рубки леса - под разными предлогами - причем ведут их частные коммерческие фирмы, которые имеют право сбывать срубленные деревья. На огромном скандале в Раменском попалась руководитель ГКУ МО "Мособллес" Наталья Нефедьева , сын которой руковил ООО «Плитинвест», исполнявшей санитарные рубки по «наводкам» матери. На лесосеке даже была обнаружена работающая лесопилка.

О том, как под видом короеда ведется коммерческая заготовка леса, было подробное расследование МК http://www.mk.ru/mosobl/2015/08/26/detektiv-s-koroedami-kak-pilyat-podmoskovnyy-les.html

Добавим только вот что: как уже было сказано, существуют, среди прочих, два противоположных подхода к лесам: «экологический» и «промышленный»; первый нацелен на создание благоприятных условий для жизни, второй — на производство промышленного ресурса, древесины.

То, что сейчас происходит в Подмосковье, по всем признакам, кроме формльных, является ничем иным, как промышленным использованием лесов: под видом перестойности ли, короеда ли, «спелые» леса» вырубаются, а на их месте с огромным пиаром губернатора ведут посадку по акциям, в том числе, приуроченным к памяти погибших во Второй Мировой. Андрей Воробьев показал себя весьма циничным человеком и не скрывает главного девиза: заставить землю работать (с). После сказанного достаточно очевидно, что и «перестойные леса», «проблемой» которых внезапно озаботились в регионе, и пафосные посадки молодых лесов являются разными сторонами одного процесса, а именно — промышленного лесопользования в Подмосковье, где оно официально запрещено.

Проблема сохранения лесов была очевидна еще в далеких 30-х, когда создавался лесопарковый защитный пояс (ЛПЗП) — учитывая, что СССР трудно назвать государством, когда-либо сильно заботившемся об экологии, нетрудно представить важность ЛПЗП и степень недопустимости промышленного освоения лесов столичного региона. Сейчас на «самом верху» объявлена стратегия «Зелёного лесопаркового щита», призванная реанинимировать систему ЛПЗП.

А в это время под эгидой губернатора в Подмосковье ведется то самое, что нельзя было даже при Сталине.

Как получить с лесов наибольший временный доход - владетели могут узнать от купцов-промышленников, которые при сем случае, конечно, подумают более о своей выгоде. Девиз их действий есть: "после нас хоть трава не расти". Последствия сего, вероятно, испытали уже многие помещики, если сколько-нибудь заглядывали в свои лесные владения, не полагаясь на слова управляющих.

Теплоухов А.Е., 1848.

(источник цитаты - http://ecoclub.nsu.ru/books/vest_15-16/14.htm )

Уже следят 2

Комментарии


Связанные материалы
Проблема
30 июня 2016 г., 18:18
Пост
Алла Че , 05 мая 2016 г., 13:36
Пост
Дмитриев Алексей Владимирович, 05 апр. 2016 г., 20:39
Пост
Трунин Дмитрий Николаевич, 23 марта 2016 г., 15:18
Проблема
04 июля 2016 г., 23:10
Пост
Юдина Людмила Сергеевна, 15 авг. 2014 г., 15:37
Пост
Народная палата Московской области, 12 мая 2014 г., 13:47
Отменить
Отменить