Показать на карте
Природа и экология
1241 1 1
Пост

Фуфаева Ирина Владимировна

Водная война: Тысячи жителей Дагестана выходят на защиту преданной властью реки

Текст

Половина реки как... взятка соседнему государству в интересах Газпрома. История разделенного лезгинского народа. Реликтовый лиановый лес, напоминающий фильм "Аватар". Тысячные акции протеста и  прямые действия жителей дельты преданной реки. Все это сплелось в тугом узле конфликта вокруг реки Самур, стекающей с Кавказских гор в Дагестане и несущей воды к Каспию.

Вода! Как много в этом звуке… Не раз говорилось, что конфликты 21 века будут водными. Правда, в Самурском конфликте нефть и газ тоже незримо участвуют.

Река Самур - важный хозяйственный ресурс, использующийся для орошения сельскохозяйственных земель. А нижнюю часть бассейна покрывает уникальный реликтовый субтропический лиановый лес. С 1982 года здесь расположен Государственный природный заказник федерального значения «Самурский», в 1991 году образован Самурский Государственный Природный Национальный парк.

Фото и видео леса (ниже) - с сайта http://tanci-kavkaza.ru/samurskij-les-dagestana/

55bfa9223d0072c84bf8808aa5995846.jpg

Лес лиановый, реликтовый

Здесь, помимо платана, дуба, ясеня, граба, диких яблони, груши, пробкового вяза, грецкого ореха, мушмулы, фундука, кизила, дикой айвы, алычи и прочего, растет и 16 видов разнообразных лиан, оплетающих высокие деревья, и делающих лес непроходимым и экзотическим.

Очевидец: «Разнообразие гибких лиан поражает воображение, с ветвей деревьев свисают целые гроздья невиданных цветов, а влажный жаркий воздух напоен дивными ароматами. Танцы разноцветных бабочек, пенье птиц, которых не видно из-за буйной растительности, и лианы, повсюду лианы».

Это последний остаток лиановых лесов на территории России и один из самых северных лиановых лесов в мире. Вытекающие из леса прозрачные речки и образуемые ими озера у побережья – излюбленные места нереста рыб, в том числе таких ценных видов, как кутум и лосось. Флора Самурского заказника насчитывает более 1000 видов, среди которых много эндемичных и реликтовых форм, а также редких и исчезающих видов, занесенных в Красные книги России и Дагестана (лапина крылоплодная, лук странный, плющ Пастухова, ятрышник болотный, офрисы - кавказский, оводоносный и др.). Здесь в естественных условиях сохранилось необычайное разнообразие редких и уникальных видов, редчайшее собрание генофонда прародителей древесных культурных растений: винограда, яблони, груши, айвы, декоративных трав. В дельте реки Самур отмечено более 300 видов птиц. Больше полусотни из них - редкие и исчезающие, занесенные в Красные книги (черный аист, фламинго, кудрявый пеликан, орлан-белохвост, малый подорлик, савка, белоглазый нырок, шилоклювка, луговая тиркушка, султанская курица и др.). Как место массового пролета и зимовок птиц устье реки Самур объявлено ключевой орнитологической территорией международного значения.

Предания и адаты 17-18 веков рассказывают о том, что некоторые животные и птицы, даже деревья считались у местных жителей священными, и тому, кто сломал ветку или поранил птицу, полагалось жестокое наказание.

Лес, переживший третичное оледенение, растущий миллионы лет, сегодня гибнет. Виной и выпас скота, и вырубка столетних деревьев на стружку для прессованных плит, и рекреационный мусор, и просто свалки…Сорок лет в Самур сбрасывались отходы штольней Хнов-Борчинского рудного района, содержащие свинец и другие токсичные металлы. Сейчас, по словам местных жителей, земля Самурского парка распродается, вырубаются деревья, строятся дома в центре парка, огораживаются большие территории, что запрещается режимом заповедной зоны.

Но главная причина гибели леса, как сходятся все источники, это отвод большей части самурской воды на территорию Азербайджана. Вода идет в Азербайджан уже шестьдесят лет, в иные годы – чуть ли не вся вода реки. А сейчас строится новый водовод для обеспечения водой уже городов самого Дагестана.

Самурский лес полностью зависит не от дождевой влаги, а от подземного питания и паводковой воды Самура. Грунтовые воды этого региона содержат огромное количество соды. Но благодаря паводковой воде Самурского бассейна почва выщелачивалась и дополнительно получала гумус для Самурского леса. Отвод воды из Самура привел к тому, что по его бывшему руслу сейчас можно пройти в обуви, а сам лес сохнет.

Как считают эксперты, это проблема федерального уровня, однако практически ничего не делается, и Самурский лес доживает свои последние годы. Похоже, лишь местные жители кровно заинтересованы в благополучии реки, земли и леса. А кроме них, никто.

Граница и народ

По части русла Самура проходит государственная граница - России и Азербайджана. В нижнем течении Самура живут лезгины. Те самые жители местных сел, кто год за годом проводит акции в защиту своей реки и своего леса - митинги, сходы и прочее.

…Понятно, что словосочетание «справедливые государственные границы» - это всегда оксюморон, а в таком регионе, как Кавказ - особенно. Границы, о которой идет речь, до 1921 года не существовало. Как не существовало ни Дагестана, ни Азербайджана. В Российской империи - "тюрьме народов" - не было столь сложной иерархии национальных образований различного ранга, как в сменившем ее многонациональном советском государстве. Границы национальных республик, проведенные большевиками поверх пестрой мозаики различных этнических поселений на Кавказе, конечно же, не смогли всех удовлетворить. Плоды этого разделения спустя многие десятилетия, после развала Союза, оказались в том числе предельно кровавыми – взять историю Нагорного Карабаха.

Лезгины в 1921 году частью попали новое образование - автономную республику Дагестан на Северном Кавказе, а частью – в тоже новое, но уже независимое государство – Азербайджан. Правда, спустя год Азербайджан вошел в состав Советского Союза на правах «республики-сестры», оставшись независимым лишь формально. Как бы то ни было, как раз по реке Самур была проведена граница, правда, по азербайджанской стороне. То есть сама река оставалась как бы лезгинской. В обоих новых образованиях, Дагестане и Азербайджане, тоже весьма многонациональных, и тоже потенциальных империях, продолжали тлеть обиды, конфликты и недовольства. В советском Азербайджане лезгин тюркизировали, их язык и культуру, как выражались в те годы, “затирали”, те жаловались в «Правду», просили передать их поселения Дагестану или же создать отдельную Лезгинскую АССР… Но ссориться с Азербайджаном руководство Союза не собиралось.

После развала СССР азербайджанское государство стало проводить политику подавления лезгинской национальной идентичности. И вновь руководство, уже не СССР, а России, не собиралось ссориться, уже с независимым соседом, да еще обладающим чудесной нефтью и газом.

В 2010 году, в рамках окончательной ратификации госграницы между Азербайджаном и Россией, этому соседу вообще подарили кусочек Дагестана: два села вместе с 600 лезгинами, гражданами РФ. А в мае 2013 года Азербайджану были переданы три участка пастбищных угодий – ценнейшие альпийские луга - еще одного района Дагестана. 2000 гектаров.

В прессе писали о совпадении по времени подарка Азербайджану, тогдашних договоренностей между российским Газпромом и Баку о том, что Азербайджан не станет наполнять своим газом трубу «Набукко» (проект продажи газа на Запад, конкурирующий с «Южным потоком» Газпрома). А «Набукко» заглох сам… По сути, даром растратили российские территории. Не говоря уж о продаже российских граждан. И кто здесь иностранный агент? Как пишет движение «Свободный Лезгистан», «этот шаг Москвы вызвал у людей, разделенных рекой Самур, чувство глубокого разочарования, поскольку он узаконил историческую несправедливость, обернувшуюся почти вековой трагедией для этих народов».

Дареные села - ерунда по сравнению с тем, что границу перенесли с азербайджанского берега на середину русла. Фактически другому государству была подарена половина реки. То есть руководство России в интересах Газпрома растратило не только тысячи гектаров территории, но и целую реку. В одночасье река, текущая по границе с другим государством, стала общей и совместной. А это самое плохое, что может случиться с рекой. Таких примеров в мире хватает.

Самый громкий пример - река с великим именем, хотя в реальности сейчас совсем невеликая и не менее «разобранная». Это библейский Иордан, пограничная река между Израилем и Иорданией. Питающая Море Галилейское, оно же озеро Кинерет, откуда пьет и орошается восьмимиллионный Израиль, и имеющая также большое значение для почти десятимиллионной Иордании. Конфликты на этой крошечной территории приковывают внимание всего мира, но миру трудно понять значение воды в регионе, где 200 мм осадков в год – вполне себе норма. Практически все отношения соседей – Израиля, Иордании, Сирией, Ливаном – завязаны на дележке стока здешних немногочисленных рек. Вода нужна всем. И самой беззащитной стороной остается сама река. Будь то малоизвестный Самур или знаменитый Иордан. Это отдельная большая тема...

…Конечно, в Дагестане пока до пустыни далеко. Только вот лес сохнет, а почва засоляется…

Вода и ее забор

Пресная вода – это тот ресурс, который на глазах становится все более ценным и все более оцениваемым - в деньгах. Откуда в данном случае этот ресурс берется?

Самур, текущий с отрога Главного Кавказского хребта в Дагестане, 90% воды получает с территории России. Но еще в далеком 1952 году по ходатайству Азербайджанской ССР, для обеспечения ее маловодных районов, в Дагестане выделили участок земли под строительство гидроузла и водозаборных сооружений  Самур-Апшеронского канала. Административная граница тогда проходила по правому берегу реки, и весь гидроузел располагался на территории Дагестана. Он, кстати, с начала эксплуатации и до сих пор находится на балансе эксплуатационных организаций Азербайджана.

После постройки Минводхоз СССР установил лимиты на использование воды Самура. Сток его был зарегулирован, и 75% воды отводилось в Азербайджан. Местные жители стали испытывать нехватку воды. Численность рыб лососевых и осетровых пород, нерестившихся в водах Самура и его притоках, сократилась в десятки раз. Под угрозой исчезновения оказались многие виды растений и животных Самурского природного комплекса. В 1967 году был установлен новый протокол распределения воды: 33 процента официально выделялось для поддержания экологического баланса реки и местности (так называемый «экологический сброс»), 17 % — доля РСФСР, 50 % — шло Азербайджану.

Но, как пишут источники, уже в те времена этот самый «экологический сброс» не соблюдался. Реке не оставляли ее треть. Разбирали больше. Хотя с обеих сторон лежала советская земля, и вся вода принадлежала одному – советскому - государству. Государство одно, а интересы разные. Кто именно сколько брал, сейчас уже не поймешь. В ситуациях вокруг пограничных рек есть одна типичная деталь. А именно - в правдивых цифрах, точных учетах и соблюдениях нормативов часто не заинтересована ни одна сторона. А то даже и сами местные жители, поскольку у них тоже могут быть мелкие расхождения с законами: огороды в водоохранной зоне, выходы канализации, незаконные отводы воды…

0ef13729a57fbaeca77183b4ad54b767.jpg

Долина реки Самур - фото Wikipedia/ArgoDag

Главное - как гласит сухая аналитика - «Интенсивная хозяйственная деятельность в бассейне реки Самур (особенно водозабор на Самурском гидроузле, приводящий к практически полному отсутствию стока в отдельные месяцы в нижнем течении) привела к деградации Самурского лианового леса — его усыханию и полному исчезновению на отдельных участках. Этому так же способствовал подъём уровня Каспийского моря и затопление его водами части дельты.

Кроме того, сокращение стока в нижней части бассейна привело к понижению уровня грунтовых вод и интенсивному проникновению по порам морской воды, что ведет к засолению почвы».

После распада СССР Самурский гидроузел был объявлен собственностью Азербайджана, хотя располагался на территории РФ. С начала 1990-х годов, когда надо было определять границу между опять ставшими отдельными государствами Россией и Азербайджаном, Дагестан заговорил о хотя бы равном делении воды Самура. По некоторым данным, в это время азербайджанская сторона забирала 90%... Азербайджан под увеличение водоотвода начал в 2008 году реконструировать Самур-Апшеронский канал. Но спустя два года при определении границы стороны договорились впредь производить деление водных ресурсов в равных долях и установить размер экологического сброса равным 30,5%. А границу между РФ и РА перенесли с правого берега реки Самур на середину гидроузла.

Когда документ обсуждался в ГосДуме, Сергей Решульский из фракции КПРФ заявил: «России, Южному Дагестану новый передел наносит большой материальный урон. Договор непропорционально и несправедливо разделяет речной водозабор. Для Дагестана, особенно Магарамкентского района, вода реки Самур представляет огромную ценность – примерно на 5 миллиардов рублей. С чего мы так отдаем все?... Два селения вместе с жителями-россиянами остаются на территории Азербайджана. Трудно представить, что с ними будет. Их уже сегодня вытесняет азербайджанская сторона под любым предлогом, начиная от физического давления. Если мы узаконим эту границу, то наши граждане могут оказаться беженцами без крова и земли... Принять азербайджанское гражданство они не хотят, а продать за бесценок свои жилища и уйти будет означать для них нищенство». Тем не менее, документ был принят, и возврата к прошлому уже нет.

Новая стройка

С 2013 года на Самуре строится новый водовод для снабжения Дербента и прилегающих населенных пунктов за счет средств федеральной целевой программы "Юг России (2008-2013 годы)". Жители Магарамкентского района считают, что Самурскому лесу в результате этого грозит полное уничтожение. Минприроды Дагестана их в этом не поддерживает. В декабре 2013 года депутаты села Самур на срочном собрании вынесли решение о приостановлении строительства водозаборной станции, а затем около трех тысяч жителей Магарамкентского района, прорвав полицейское оцепление, остановили работы по строительству водозабора у селения Азадоглы.

По сей день местные жители проводят против строительства водовода тысячные акции протеста, требуют передать Самурский лес в федеральное подчинение и запретить бурение на прилегающих территориях. Во время одной из акций ОМОН применил силу в отношении протестующих, многие участники акции были задержаны.

Жители возмущены многократными попытками начать буровые работы, заранее не уведомив о них местное население. Яркий пример возможных последствий водозаборной станции -случай в селе Азадоглы, когда за несколько часов работы одной лишь трубы обмелели многие колодцы в селе.

53cdc5c19534537a7607715eae6f001f.jpg

Фото схода жителей http://lezgistan.tv/novosti/zalozhniki-reki-samur-...

По приглашению Федеральной лезгинской национально-культурной автономии (ФЛНКА) Самур посетили российские экологи: председатель «Российского союза гидрогеологов» (Росгидрогео), эксперт ООН Юрий Богомолов, председатель Совета Межрегиональной социально-экологической общественной организации «Зеленая Лига» Сергей Симак и другие. По итогам выдали заключение, что проведение буровых работ несет экологическую угрозу и может привести к природной катастрофе.

На слушаниях "Влияние водозабора из Самурской долины на экологию самурского природного комплекса", прошедших  в Махачкале в начале 2016 года, представитель ОАО "Дагестангеология" заявил, что опасения местных жителей по поводу высыхания лесного массива и родников беспочвенны. Жители возразили, что родники у них уже пересыхают, как и верхняя часть лесного массива. При подъезде к лесу видны высохшие лианы. В некоторых селах практически исчезла вода, жители их стоят в длинных очередях, чтобы набрать ее.

В результате слушаний Общественная палата рекомендовала провести федеральную экологическую экспертизу проектной документации. Но вообще-то ровно этого требует закон – для любой хозяйственной деятельности, затрагивающей ООПТ. Удивительно, что власти республики продавливают проект, угрожающий федеральному заказнику, без проведения такой экспертизы. При этом, как напомнил на сайте Общества московских лезгинов московский преподаватель Низами Абдулгамидов, подземные воды в Самурском лесу и вокруг него составляют единое целое. То есть через скважины, пробуренные рядом с лесом, но формально за пределами заказника, будут выкачиваться те же подземные воды, которые подпитывают Самурский лес, и экспертиза должна это учесть. Но, как пишет он, на аргументы о гибели государственного заказника федерального значения и уничтожении среды обитания тысяч людей «дагестанские чиновники с детской непосредственностью отвечают вопросом: «Но Дербент поить надо?»» Надо. Но может, властям республики потребовать отстаивания интересов россиян российским МИДом вместо того, чтобы делать крайними природу и свое население?

...В июле, по словам членов Общественного Совета села Самур, на объекте возобновилась активность, на стройку свозят тяжелую технику (бурильные установки, экскаваторы, бульдозеры и т.д.). Жители провели очередной митинг, а также встретились с главой Дербента, и объявили об организации дежурства в районе стройки.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Показать все комментарии (1) Скрыть комментарии

Очень хорошая, человечная статья. Спасибо автору. К сожалению, она кажется незавершенной и создается впечатление, что в сложившейся ситуации нет нормального выхода. Однако есть решения и о предлагаемых вариантах как со стороны населения, так и экспертного сообщества стоило бы рассказать.     

Ответить
Связанные материалы
Пост
Чернышева Алла Николаевна, 17 июня 2017 г., 18:15
Пост
Файзрахманова Юлия Ильдаровна, 13 мая 2016 г., 17:26
Пост
Ассанова Эльта Юрьевна, 12 апр. 2016 г., 20:35
Отменить
Отменить