Показать на карте
Природа и экология
1905 0 1
Пост

Фуфаева Ирина Владимировна

Сага об уходе московских деревьев

Текст

Гринпис неудобен правдой не только о пожарах, но и о московских деревьях. Точнее, о том, что их становится меньше с каждым годом. Это своего рода чудо, ведь московский закон «О защите зеленых насаждений» требует компенсационного озеленения в случае вырубок. А если высадить зеленое насаждение на том же самом месте нельзя, его обязаны компенсировать в двойном размере в том же округе. Поэтому общая площадь зеленых насаждений никак не должна сокращаться. Но как-то умудряется. Об этом говорит беспристрастная и неангажированная сторона - спутники. Их не обманешь. Что есть на земле, над которой они кружатся по орбитам, то и фотографируют.

Читает космоснимки специалист отдела геоинформационных систем и исследований Гринпис России Василий Яблоков. Отдел их вообще-то занимается нефтяными разливами по данным космосъемки, полевыми исследованиями в нефтедобывающих регионах России и мониторингом лесных территорий. А несколько лет назад сотрудники решили еще и проверить утверждения о росте площади зеленых насаждений в Москве. Сравнив пиксель за пикселем снимки разных лет, они выяснили, что в границах старой Москвы за последние 15 лет стало меньше на 636 гектаров только древесной растительности. С ней сложнее всего. Дерево растет долго, да еще на нынешних «реагентоземах». Это траву можно раскатать в виде ковров, быстро засыхающих, но и быстро заменяемых.

Космоснимки засвидетельствовали, что нет ни одного округа, в котором за 15 лет был бы хоть какой-то прирост или хотя бы стагнация площади зеленых насаждений. Все годы во всех округах она необратимо сокращалась, и это при росте населения Москвы. Появлению одного нового москвича соответствует уменьшение площади зеленых зон на 3 квадратных метра.

Так в 2014 появился проект Гринпис России по зеленым насаждениям Москвы. Данные Гринпис впечатлили участников Общественного экологического Совета Москвы, в который Василий вошел как эксперт. А летом 2015 года множество москвичей в ходе соцопроса поддержали идею общественной кампании в защиту московских деревьев, если Гринпис такую кампанию инициирует.

Об этом полгода назад мы уже беседовали с Василием Яблоковым. Что-то изменилось?

6d5cb1eea42671924b1b661c32ea51ce.jpg

- Мы продолжаем мониторить насаждения, хотя это зависит и от хороших данных спутников, и от возможности их обработки в автоматическом режиме. Это ведь не просто картинки, а целая область знаний - обработка данных дистанционного зондирования. Сейчас мы говорим о том, что с 2000 по 2015 года Москва утратила 700 гектаров деревьев. За 15 лет из Москвы исчезли зелёные зоны площадью почти в 1000 футбольных полей.

Если посмотреть на космические снимки Москвы, можно увидеть, что зелёные зоны занимают около 40% площади города, чего, в общем, и требуют градостроительные нормативы. Но при этом больше половины жителей не имеют в пешей доступности достаточного количества зелени. В центральной части города зелёных зон в десятки раз меньше, чем положено.

Есть новые хорошие снимки Москвы, но их долго обрабатывать. Тем не менее, мы продолжаем исследование, и уже не только Москвы, но и других российских городов с теми же проблемами. И это довольно сезонная работа.

Вот инфографика с учетом последних итогов. Сокращение зеленых насаждений по округам с 2000 по 2015:

f2a27d5e94be1e66e5b01f7e8f58dec9.jpg

А вообще за полгода много изменилось. Мы в Гринпис запустили петицию у нас на сайте за сохранение зеленых зон.

Весной прошло спецзаседание Совета по правам человека при Президенте. К ним поступало множество жалоб на точечную вырубку и застройку природных и озеленённых территорий. На заседании собралось множество инициативных групп Москвы, а после него с нашим участием Совет подготовил рекомендации по решению проблемы и отправил их в правительство Москвы. Увы, в ответе на рекомендации, подписанном заместителем мэра Москвы по градостроительной политике Маратом Хуснуллиным, говорилось о том, что, по мнению Правительства Москвы, реализация большинства рекомендаций «нецелесообразна». Начались конфликты по поводу крупных вырубок в Кусково, в Лужниках. Уже не просто столкновение жителей с полицией, а масштабная вырубка зеленых зон. В Лужниках - полторы сотни здоровых деревьев. В Кусково 22 июня - около трехсот взрослых деревьев, в том числе 150-летние дубы. Там прямо по лесопарку-памятнику проводят шестиполосную Северо-Восточную хорду, для чего под топор идет 20 гектаров леса со столетними дубами и липами. Совет при Президенте РФ по правам человека рекомендовал Правительству Москвы пересмотреть этот проект как не соответствующий законодательству. Жители обращались в Генпрокуратуру, проводили акции протеста, но строительство трассы началось. Такое использование природных объектов в городе вызвало огромный резонанс.

- То есть основной причиной «чуда» сокращения зеленых насаждений, несмотря на требования компенсации, можно назвать отведение озелененных территорий под застройку?

- Да. Корень всего – это земельно-имущественные отношения.

Зеленые, или пусть природные территории - не важно, как они называются, главное, там, где растут природные сообщества, деревья, трава, кусты - используются властями и бизнесом для нового строительства. Не только коммерческого, но и общегородского, например, та же хорда по Кусково. Это нецелевое использование природных территорий.

Дело в том, что они до сих пор не поставлены на кадастр. В городах дорогая земля, чтобы ее покупать под застройку, да и нету ее уже, по крайней мере, в Москве. А вот эти земли неоткадастрированы, не имеют границ, называются неразделенными и находятся в собственности города. Это возможность для чиновников выделять на них участки для нового строительства. Если участок поставлен на кадастр, у него уже есть границы и вид разрешенного использования – «для размещения ООПТ, парков, скверов и проч».

Сейчас в различных источниках содержится самая разная информация о зеленых зонах. Вот инфографика «Зеленые зоны Москвы». 

1491729fa2c2da2d3b63460b92fa548c.jpg

В законах, генплане, кадастре и на космоснимках – абсолютно разная информация и цифры. Название «парк» не говорит о «степени природности» этой территории: ведь парки могут быть наполовину заняты искусственными объектами. А с другой стороны, есть большие природные территории, никуда не относящиеся - не парки и не ООПТ. Мы призвали в петиции администрацию города обратить внимание на эти территории, беззащитные, с низким охранным статусом или без статуса вообще, их надо максимально защитить.

- И в связи с вырубкой опять вылезает тема компенсационного озеленения. Где оно?

- В рекомендациях СПЧ мы написали, что, несмотря на хорошие нормы, каким-то образом появляются удивительные подзаконные акты. В 2016 возникла инструкция от департамента природопользования в части компенсационного озеленения, где написано, что денежная форма – основная в компенсации ущерба, а натуральная- по желанию. При том, что в Москве не существует компенсационного фонда, а все уходит в бюджет города, эффективность такой "компенсации" сводится к нулю.

Кроме того, РБК расследовал, сколько стоит посадить дерево в Москве. По сметам проектов по благоустройству в центре города, одно дерево обходится не менее, чем в 450 тысяч рублей. Как говорят ландшафтные дизайнеры, даже если покупать посадочный материал в европейских питомниках, и то цена завышена раз в 10, а если в российских, то в сто. То есть ущерб рассчитывается по одной цене – в Дубках, например, застройщик заплатил компенсацию за вырубку сотни деревьев (полноценный сквер!!!), в том числе 20 дубов, всего около 300 тысяч рублей, а покупаются деревья по другой. Сравните стоимость компенсации по версии департамента природопользования и стоимость озеленения по версии департамента благоустройства.

- Главное, спутниковые данные показывают, что компенсации не происходит на практике. Ровно это и значит сокращение зелени.

- Да. А к этому добавляется гибель деревьев, которая видна невооруженным глазом. Так, на Ленинградском проспекте вокруг нашего офиса год назад еще зеленели деревья, а в этом году они засыхают.

Наконец, качество посадочного материала. То, что сажают по акции «Миллион деревьев» и те деревья, которые сажают по программе благоустройства центра - совершенно разные. Последние довольно живучие, да и уход повышенный, а те, что из «миллиона» - погибают. И тем страннее на фоне «Миллиона деревьев» выглядит объявленный еще в январе план по уничтожению другого миллиона взрослых деревьев.

По проекту Экологической стратегии до 2030 года, 1,5 миллиона «пылящих и не устойчивых к ветру деревьев» заменят на «более устойчивые»: лиственницы, сосны, дубы, липы, рябины, клёны остролистные. Гринпис писал руководителю департамента Антону Кульбачевскому, что власти пытаются уничтожить самые живучие в городской среде деревья. Причём нет никаких гарантий, что молодая поросль сможет заменить своих «предков» и выживет среди выхлопов и грязи.

А ведь в августе этого года министр природных ресурсов РФ Сергей Донской указал Москву в списке российских городов с худшей экологической ситуацией вместе с Норильском, Иркутском, Читой и другими промышленными центрами. Основной показатель, который брал в расчёт министр — загрязнение воздуха. И это напрямую связано с деревьями.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 13 сент. 2016 г., 14:13
Пост
Алла Че , 01 июля 2016 г., 11:28
Пост
Алла Че , 22 июня 2016 г., 11:27
Пост
Алла Че , 01 апр. 2016 г., 14:04
Отменить
Отменить