Показать на карте
Политика, СМИ и Интернет, Права человека
38 0 1
Пост

Олег Краснов

В сети активисты добиваются пересмотра дела чеченского журналиста Жалауди Гериева

Текст

5 сентября чеченский журналист, сотрудник издания «Кавказский узел» Жалауди Гериев был признан судов виновным по части 2 статьи 228 УК РФ «Незаконный оборот наркотических средств в крупном размере». Согласно судебному решению, корреспондент будет отбывать в тюрьме трехлетний срок, несмотря на то, что в деле, по мнению защиты корреспондента, имеются многочисленные процессуальные нарушения.

23-летний Жалауди Гериев был задержан 16 апреля 2016 года, сообщал «Кавказский узел». По словам родных, в тот день журналист направлялся на маршрутном такси в аэропорт Грозного, когда машину остановили неизвестные, выволокли Гериева и затолкали в припаркованные неподалеку «Жигули». В автомобиле у журналиста первым делом отобрали телефон, ноутбук и рюкзак, затем вывезли в лес около села Цоцин-Юрт. Там журналиста начали пытать, надевая на голову полиэтиленовый пакет и лишая Герива воздуха. Попутно неизвестные расспрашивали, не собирается ли Гериев вступить в ряды запрещенной в России организации «Исламское государство». Сопротивляться журналист не мог — его руки были скручены проволокой.

После получаса экзекуции в лес приехала еще одна машина, откуда вышел мужчина и сам продолжил пытки. Забрав рюкзак Герива, мужчина скрылся, а журналиста отвезли на кладбище на окраине села Курчалой — именно оно позже будет указано в полицейских протоколах как место задержания корреспондента и место, где даны признательные показания.

Судебный процесс по делу Гериева начался 14 июня. Журналисту было предъявлено обвинение в хранении наркотиков в крупном размере - 160 грамм марихуаны. По версии следствия, корреспондент нарвал ее еще в августе 2015 года для личного употребления, а 16 апреля 2016 года уехал подальше от города, чтобы выкурить наркотик. Там-то сотрудники ОМВД по Курчалоевскому району и задержали Гериева, не обнаружив при этом ни спичек, ни зажигалки, ни иных приспособлений для поджигания марихуаны.

16 июля на очередном судебном заседании Гериев отказался от признательных показаний, заявив, что давал их под давлением. На вопрос судьи, признает ли Гериев свою вину, корреспондент ответил отрицательно. Ранее адвокат Алауди Мусаев выразил недоверие судье, заявив, что на него может оказываться давление: по информации защитника, ранее судью видели в прокуратуре, которая и оказывала влияние на процесс. Тем не менее, требование о смене судьи удовлетворено не было. Адвокат также указывал и на давление стороной обвинения на свидетелей. Впрочем, и это заявление осталось судом незамеченным.

31 августа прошли прения сторон, в ходе которых гособвинитель запросила для Гериева пять лет тюрьмы. 5 сентября суд вынес приговор — три года тюрьмы. 9 сентября приговор был обжалован; в жалобе говорится, что приговор является «незаконным, необоснованным, жестоко несправедливым и вынесенным по заведомо несостоятельному обвинению на основании недопустимых, сфальсифицированных доказательств». Теперь рассмотрением дела займется Верховный суд Чечни.

История Гериева стала известна совсем недавно: родственники просили прессу не предавать ее огласке, рассчитывая на неких «высокопоставленных чеченских правоохранителей», пообещавших судить Герива по более мягкой статье, но, видимо, обещание не выполнивших. Родные говорили, что опасаются за жизнь журналиста — огласка лишь озлобит недобросовестных правоохранителей, считали родственники.

Председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» Игорь Каляпин рассказал Activatica, что остается «лишь глубоко печалиться о том, что Гериев и его родственники не пытались бороться за свое честное имя на стадии следствия». «Они рассчитывали на чьи-то обещания, что дадут условно или по минимуму. Теперь рассказывать, как все было на самом деле, поздновато», - сказал Каляпин.

Правозащитное и журналистское сообщества считают, что судебное разбирательство и жесткий приговор стали следствием профессиональной деятельности Гериева. Human Rights Watch, Норвежский Хельсинкский комитет и Обсерватория по защите правозащитников, ПЦ «Мемориал», Front Line Defenders, Союз журналистов России, Article 19, Free Press Unlimited, Front Line Defenders, Civil Rights Defenders, Freedom House и Репортеры без границ потребовали пересмотра дела и освобождения Гериева.

«У нас нет сомнений в том, что Гериеву таким образом мстят за его журналистскую деятельность. Остается надеется, что вышестоящий суд исправит ситуацию», — сказала программный директор Human Rights Watch по России Таня Локшина.

В фабрикации дела уверен и главный редактор «Кавказского узла» Григорий Шведов. «Дело против Гериева явно сфабриковано. Таким образом, его наказывают за деятельность в сфере независимой журналистики и одновременно пытаются скомпрометировать в глазах чеченского общества», - сказал журналист.

Сразу после приговора в сети на гражданской платформе Change.org начался сбор подписей с требований о «беспристрастном суде» над Гериевым. На 16 сентября петицию подписали 2500 человек; по словам организаторов, она будет передана в Верховный Суд Российской Федерации, уполномоченному по правам человека в России, в Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, Следственный комитет и Генеральную прокуратуру.

Одна из авторов петиции, гражданская активистка Мария Вятчина, рассказала Activatica, что прежде всего с помощью петиции активисты хотят привлечь к проблеме внимание общественности и СМИ; Вятчина рассчитывает, что подача петиции в ведомства не понадобится — Верховный суд Чечни оправдает Гериева.

«Мы познакомились с Джа (так Гериев назвал сам себя в Facebook – прим. Activatica) благодаря участию в одном молодежном проекте. Мы, как и юристы, и журналисты, знали о преследовании нашего друга, но ничего не могли поделать — такова была установка родственников», - рассказала Вятчина.

После вынесения обвинительного приговора друзья Гериева консолидировались и завели закрытую группу в одной из социальных сетей. «Большинство из нас — студенты, не юристы и не правозащитники, поэтому рычагов давления (для пересмотра дела) у нас нет. Тогда и появилась идея создать петицию — по сути, информационный шум», - прокомментировала Вятчина.

Активистка призналась, что передача петиции в ведомства вряд ли приведет к реальному результату. Впрочем, иных средств у активистов не осталось, закончила Вятчина.

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Александров Артем Валерьевич, 20 апр. 2017 г., 16:58
Пост
Александров Артем Валерьевич, 18 апр. 2017 г., 13:54
Пост
Анастасия Пяри, 28 февр. 2017 г., 12:34
Отменить
Отменить