Показать на карте
Природа и экология, Политика, Устойчивое развитие
205 0 1
Пост

Игорь Подгорный

"Ядерный могильник" под Красноярском: отделяем мух от котлет

Текст

Три года назад журналист и общественный активист Фёдор Марьясов создал петицию “Запретить строительство ядерного могильника вблизи Красноярска”. Обращение, направленное в приёмную Президента России В.Путина, главе Красноярска Э.Акбулатову и губернатору Красноярского края В. Толоконскому, нашло горячий отклик в сердцах сибиряков: его подписали 78622 человека (по состоянию на 06.10.16). В то же время, эксперты (и не только со стороны Росатома) упрекали Марьясова в искажении фактов, а ФСБ даже устроила обыск и попыталась привлечь его к ответственности за "возбуждение ненависти против социальной группы "Атомщики". Якобы от лица активиста неизвестными распространялась "газета с призывами "спасать тропические леса в Норвегии и бить «атомных чертей»". Автор Activatica.org попытался разобраться в запутанной истории и "отделить мух от котлет". 

Россию приговорили к участи стать мировым изгоев — мировой ядерной помойкой для цивилизованного мира” — говорится в первом же предложении петиции. Во втором предложении автор уточняет место будущей “мировой помойки” — “крупнейший в мире могильник для захоронения высокоактивных долгоживущих ядерных отходов будет построен в центре России, под Красноярском”.

Минуточку! - вскрикнет любой, кто немного в курсе проблемы. Ввоз и захоронение иностранных ядерных отходов на территории России прямо запрещён федеральным законодательством. Что же тогда имеет ввиду автор?

Да и “могильник” для “ядерных отходов” под Красноярском уже давно построен — это “сухое” и “мокрое” хранилища отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) на Железногорском горно-химическом комбинате(ГХК).

a76823965d38611c7a553b72fdac5962.jpg

Здание № 5 Комбината управления ГХК, 2011

“Ради чужого блага наша земля будет отравлена на несколько миллионов лет...Скоро в Россию повезут ядерные обременения со всех континентов мира, даже из Африки…” — пишет Фёдор Марьясов.

И снова “непонятки”: ради чьего блага именно? На сегодняшний день ни одна страна в мире не собирается (по крайней мере, не заявляет об этом официально) захоранивать свои радиоактивные отходы (РАО) “в центре России, под Красноярском”. “Даже из Африки” не планируют везти отходы. В Африке пока есть три реактора. Два рукотворных — на единственной африканской АЭС Коберг и ещё один — природный “ядерный реактор” Окло. Последний как-то сам справляется со своими “отходами” вот уже почти 2 миллиарда лет, а о планах захоранивать отходы АЭС Коберг в России ничего не известно. Впрочем, недавно СМИ сообщили о планах Росатома построить АЭС в Египте - и это может оказаться уже намного ближе к теме.

Читатель, ты всё ещё понимаешь, против чего выступает активист Фёдор Марьясов и 78,5 тысяч человек, подписавших петицию? Будем разбираться...

Для начала ответим на вопрос: почему мы вообще вспомнили петицию, которой уже 3 года? Мало ли петиций в интернете?

Петиций немало. Но немногие из них подписывают десятки тысяч человек. Это во-первых. 78,5 тысяч подписантов петиции — это много. И это “много”, как минимум, выражает беспокойство строительство рядом с городом-миллионником объекта, в названии которого есть слова “ядерный” и “могильник”. Мало кому понравится такое соседство.

Во-вторых, не бывает дыма без огня. Или — доверяй, но проверяй. Оба этих принципа актуальны для нашей страны. Несмотря на законодательный запрет ввоза ядерных отходов, ядерные материалы ввозят в Россию на переработку под видом “ценного сырья”. На сегодняшний день успешно завершены перевозки облучённых тепловыделяющих сборок (ОТВС) российского производства из Узбекистана, Латвии, Казахстана, Чехии, Болгарии, Венгрии, Румынии, Ливии, Украины, Польши, Сербии, Беларуси. После переработки бОльшая часть радиоактивного сырья остаётся нам на хранение (до июля 2001 года российское законодательство разрешало ввоз ОЯТ с зарубежных АЭС только с целью переработки с последующим возвратом продуктов переработки, включая высокоативные отходы, но затем это ограничение исключили). Правда, сроки возврата не оговариваются. А было бы не лишним их определить, учитывая скоротечность человеческой жизни на фоне долговечности ОЯТ.

610c4fe1f69df013ee5ae059d54485e9.jpg

Акция у французского посольства против ввоза радиоактивных отходов в Россию. Москва, 24 марта 2010 год, фото: Гринпис/Игорь Подгорный

Впрочем, оставим в покое Африку. У нас и своего радиоактивного “добра” хватает. По оценкам экспертов в России накоплено около 20 тысяч тонн собственного ОЯТ и около 700 тысяч тонн обеднённого урана. Кстати, Россия — единственная страна в мире, принимающая обеднённый уран (да-да, это то самое “ценное сырьё”, а не отходы, прим.ред.) из-за рубежа в промышленных масштабах. И с отходами сырьем у нас уже были проблемы.

До сих пор не решена проблема радиоактивного загрязнения из-за сбросов жидких радиоактивных отходов в реку Теча с производственного объединения "Маяк". В результате «переработки» в Течу попадало по разным оценкам от 5 до 15 миллионов кубометров радиоактивных отходов в год! 60 лет около радиоактивной реки живут люди. Болеют, умирают, но радиационный «эксперимент» над ними продолжается.

ffeacb4ef19aef1fe6170d6b719c4218.jpg

Заброшенная школа-интернат и предупреждающий о радиации знак стоят на берегу реки Теча, фото: Денис Синяков/Гринпис

А в-третьих, Трудно отделаться от впечатления, что против Марьясова ведется хорошо спланированная кампания. Про обыск и подозрения в экстремизме мы уже писали.  Якобы от лица Марьясова распространяются весьма экстравагантные материалы с "рептилоидами" и призывами "бить атомных чертей" (авторство которых он сам категорически отрицает). А недавно мировой судья Н.Ф.Споткай оштрафовал на 10 000 рублей красноярскую региональную общественную экологическую организацию “Природа Сибири” (организацию наказали за нарушения в оформлении протоколов собрания членов общества по ч.1 ст. 19.5 Кодекса РФ об административных нарушениях), активистом и сопредседателем которой является автор петиции против строительства “ядерного могильника”. Совпадение?

Итак, что же известно наверняка о планах строительство объекта под Красноярском?

30 июля 2012 года в закрытом городе Железногорске прошли публичные слушания по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) проекта создания на участке “Енисейский” подземной исследовательской лаборатории (ПИЛ) для изучения возможности захоронения в этом месте РАО. Подобные лаборатории есть в Бельгии, Канаде, Финляндии, Франции, Германии. США, Швеции, Швейцарии и Японии.

На открытых слушаниях в закрытом городе смогли побывать не все желающие. По данным общественной приёмной ФГУП “Горно-химический комбинат” с материалами ОВОС ознакомились лишь 50 человек из стотысячного города.

Познакомиться с материалами по оценке воздействия на окружающую среду проекта возможно только лично приехав в Железногорск, — рассказал Валерий Комиссаров, ведущий инженер ГКХ. — Бумажное и электронное копирование запрещено, материалы в трёх экземплярах находятся в общественной приёмной администрации города Железногорска, где кое-какие сведения из них можно переписать от руки”.

Напомним, Железногорск — закрытый город, пропуск оформляется 41 день. А информация о проведении слушаний публикуется в СМИ не позднее, чем за 30 дней до их начала! Таким образом, заинтересованным лицам, не проживающим в Железногорске, фактически было невозможно познакомиться с материалами слушаний и принять в них участие.
Эти выводы опубликовал в заключении независимой антикоррупционной экспертизы Александр Глисков — адвокат, депутат горсовета Красноярска, независимый эксперт, уполномоченный Министерством юстиции РФ на проведение экспертизы на коррупционность.

В слушаниях по ОВОС на тему “Строительство первоочередных объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов, включая проектно-изыскательские работы (Красноярский край, Нижне-Канский массив)” приняли участие 276 человек. Проект поддержали 179 человек, 12 высказались “против”, 13 “воздержались”.

Не будем обсуждать правомерность и эффективность этих слушаний. ГКХ — градообразующее предприятие. Вполне можно допустить, что жители Железногрска не против строительства ещё одного объекта (пусть и опасного), который даст им работу. Жители расположенного неподалеку Красноярска, как видим, права голоса были фактически лишены. 

Но намного важнее другое. Из названия проекта можно сделать два вывода. Около Красноярска действительно планируют хранить “радиоактивные отходы”. То есть, материалы, дальнейшее использование которых не предусматривается. Планируемый объект ”окончательной изоляции” вполне можно называть могильником, здесь автор петиции не ошибается.

“Могильник” — это место куда можно что-то положить (в нашем случае РАО), но уже нельзя вытащить. Из “хранилище” это что-то при желании можно вынуть и использовать, переложить, переработать и т.д.

ФАКТ №1

Под Красноярском, в горных породах Нижне-Канского массива планируется построить подземную лабораторию и пункт захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО). Проект "получил одобрение" общественности во время общественных слушаний.

Комментарий эксперта
Александр Колотов, директор Красноярской региональной общественной экологической организации “ПЛОТИНА”.

С тех пор утекло много воды в Енисее. Был создан Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами, после критики экологов все же было принято решение о поэтапной процедуре реализации ПЗРО, который часто называют «ядерным могильником» (справедливости ради надо отметить, там будут захоранивать вовсе не ядерные, а радиоактивные отходы, и не навсегда, а с возможностью их извлечения). 24 июля 2015 года в администрации Железногорска прошли очередные общественные слушания по проекту строительства ПИЛ (в них приняло участие больше 400 человек). Если в ходе исследований подтвердится пригодность выбранного для захоронения РАО участка, будет разработан отдельный проект строительства ПЗРО, который также должен будет пройти государственную экологическую экспертизу и общественные слушания. В самом оптимистичном для атомщиком варианте развития события это произойдет точно не раньше 2024 года, а ПЗРО построят не раньше 2029 г.

Итак, в тексте петиции есть неточности (скажем прямо, ошибки и не совсем корректные вводные). Значит ли это, что о ней можно забыть? Вряд ли. Ведь вопросы, которые наверняка задают себе многие, остаются. Строительство подобного объекта рядом с крупным городом — это хорошо или плохо? Подземное хранилище/могильник радиоактивных отходов — это опасно или не очень? А через 50 лет? Или через 100?

Физик Андрей Ожаровский, представитель программы по ядерной и радиационной безопасности Международного Социально-Экологического союза считает, что на сегодняшний день предложенная технология захоронения РАО (тонкостенные железные контейнеры), в предложенном месте опасна.

— Уверен, что закапывать именно эти тепловыделяющие высокоактивные РАО на 500 м под землю не стоит. Желание “Росатома” понятно, закопал и забыл, а значит, сэкономил. Но обернётся это лет через 100-200 проблемами, гораздо более серьёзными, чем у немцев на Ассе-2. Текст петиции не идеален, её автор не идеален. Но проблема не в этом, а в опасных планах “Росатома” по строительству ПЗРО — рассказал он “Активатике”.

52320104656850d09b97c827ccf14016.jpg

Радиоактивные отходы в соляной шахте (Германия), фото

На сайте радиостанции “Эхо Москвы” Андрей Ожаровский опубликовал анализ ОВОС проекта и рассказал о своих опасениях.

Не будем пересказывать публикацию “Эха”, приведём лишь некоторые технические характеристики проекта, о которых говорится в документе “Обоснование инвестиций “Строительство первоочередных объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов (Красноярский край). Стратегический проект №7 Госкорпорации “Росатом”. Том 9н. Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС)”, 2011.

Для размещения долгоживущих РАО в подземных сооружениях глубокого заложения будут использованы невозвратные тонкостенные металлические защитные контейнеры, содержащие по 3 тонны РАО (НЗК, НМК — виды контейнеров для транспортировки и захоронения РАО, прим. ред.), металлические пеналы, содержащие три бидона с остеклованными РАО, или металлические бочки. Материал и НЗК, и бочек – сталь, толщина стенок – 6 мм (стр. 104). При этом попадание воды в скважину для захоронения не исключено (стр. 127), а подземные захоронения будут находиться на 120 метров ниже русла реки Енисей (стр. 57).

В разделе 12 ОВОС содержатся утверждения об экологической безопасности захоронения: «Экологическая безопасность захоронения долгоживущих РАО, в т.ч. содержащих трансурановые изотопы с периодами полураспада несколько миллионов лет, обеспечивается с большим запасом» (стр. 134).

Предложение использовать стальные тонкостенные контейнеры (НМК, пеналы, бочки) в условиях, когда не исключено попадание в места размещения контейнеров воды является совершенно необоснованным. Контакт воды со стальными оболочками контейнеров вызовет коррозию и разрушение контейнеров. Даже без детальных исследования можно утверждать, что шесть миллиметров стали в присутствии воды в течение сотен лет не в состоянии выполнять функции барьера для распространения радионуклидов. Процесс коррозии значительно усилится в случае пеналов с тепловыделяющими РАО.

Таким образом, можно утверждать, что в течение сотен лет после попадания воды в места размещения контейнеров с РАО стальные тонкостенные оболочки контейнеров могут быть разрушены, радионуклиды попадут в окружающую среду и, в конечном итоге, окажутся в сфере жизнедеятельности человека” — считает Ожаровский.

А что говорит мировой опыт? Есть ли где хранилища радиоактивных отходов, подобные тому, что планируют построить под Красноярском?

Анализируемый ОВОС говорит, что “в настоящее время в мировой практике для изоляции отверженных радиоактивных отходов от биосферы рассматриваются способы их размещения в подземных сооружениях глубокого заложения” (стр.10).

Андрей Ожаровский отвечает. Ключевое слово здесь “рассматриваются”. То есть, да, возможно, человечество когда-нибудь научится безопасно прятать под землю отходы своей жизнедеятельности. Но пока в мире нет ни одного действующего подобного объекта.

Но ведь нам не привыкать быть “впереди планеты всей”? Почему бы хранилищу в Железногорске не стать первым в мировой практике? Вопрос риторический…

Мы должны извлечь уроки из опыта Германии (вокруг “ядерного могильника” в старой соляной шахте отмечен рост числа раковых заболеваний) и Швеции (проект KBS-3, предполагающий захоронение РАО в гранитах на глубине 400 м приостановлен из-за выявления независимых от атомной индустрии экспертами грубых просчётов в обосновании безопасности), а не тешить себя надеждой “авось пронесёт — у них не получилось, а нам повезёт”” — пишет Ожаровский.

Что же делать России? Осторожничать или строить, считая, что уж наши бочки не сломаются и не протекут? Простого ответа на этот вопрос нет.

Но есть ФАКТ №2

Если строительство подземной лаборатории и подземного хранилища радиоактивных отходов под Красноярском осуществится, это будет первый опыт в мировой практике. Технические характеристики проекта вызывают опасения независимых экспертов.

Вернёмся к тезису о том, что радиоактивные отходы — проблема современности, однозначного решения которой в настоящее время нет.

А есть ФАКТ №3

В XXI веке лучшая практика МАГАТЭ (подчеркиваем, практика, а не решение, которому должны следовать все и везде) по обращению с РАО — это глубинное геологическое захоронение, в том числе, в буровых скважинах. В качестве одного из аргументов сторонников этого метода — сложность доступа к таким “могильникам” для потомков. При этом стоит отметить, что эту “лучшую практику” никак нельзя считать массовой и отработанной. Так как захоранивать РАО под землей начали совсем недавно в рамках единичных проектов.

f4c62606ce3acb444dbd2c556df5502a.jpg

Учёные предлагают хранить ядерные отходы в буровых скважинах

А что думают по поводу петиции (да, мы анализируем её, как документ, вызвавший активную реакцию гражданского общества, а не достоинства или недостатки той или иной технологии обращения с РАО) другие “зубры” природоохранного движения?

Совсем недавно, в августе 2016 года на сайте Гринпис России был опубликован пресс-релиз, осуждающий преследование автора петиции Фёдора Марьясова.

Мы поддерживаем Марьясова как человека, которого преследуют за его антиатомные высказывания. В его петиции можно находить не вполне корректные формулировки, но с предметом его обеспокоенности я согласен. Жители региона должны иметь право вето в отношении опасных объектов, даже если их аргументы звучат для кого-то недостаточно убедительно, — рассказал “Активатике” руководитель проекта энергетической программы Гринпис России Рашид Алимов.

Существуют принципиальные вопросы: должны ли высокоативные радиоактивные отходы свозиться в Красноярский край? Должен ли Северо-Западный регион, получавший электроэнергию с Ленинградской атомной станции (ЛАЭС) отвечать за отходы станции? Почему жить рядом с отходами на протяжении очень долгих лет придется потомкам нынешних жителей Красноярского края? Не слишком ли опасна транспортировка отходов через всю страну? Вопросов пока много больше, чем ответов.

Кроме того, мы видим, что как и в случае с Сосновым Бором (там расположена ЛАЭС, прим. ред.), место под захоронение, о котором идёт речь, выбрано вблизи с существующими атомными объектами. Возникают вопросы относительно возможности извлечения отходов при необходимости после их помещения в ПЗРО, близость к Енисею, возможность обеспечить герметичность контейнеров и хранилища на долгий срок и т.д.

В принципе, на данный момент проблема захоронения радиоактивных отходов не решена нигде в мире. Это один из основных наших аргументов против атомной энергетики.

Что же делать с уже имеющимися отходами? Поскольку те, о которых идет речь, будут оставаться опасными ещё очень долго, спешки быть не должно. И здесь трудно переоценить роль экологического движения. Наша задача — создать пространство для дискуссии, в которой могли бы высказаться ученые, независимые от атомной индустрии. Это долгий, сложный процесс, который, скажем, в Германии только начинается.

В России, где в ближайшие годы доля атомной энергетики будет неизбежно сокращаться (старение и вывод из эксплуатации энергоблоков, несмотря на продление сроков эксплуатации). Тем не менее, существуют планы Росатома по строительству новых АЭС. Эти планы должны быть остановлены, но к сожалению, серьезной широкой общественной дискуссии об этом сегодня нет.

df6378bc5b520718902e4d8e10fec497.jpg

Акция Гринпис России около здания Росатома в Москве, 2011 г. Фото: Гринпис/Игорь Подгорный

Замечу ещё, что само обсуждение атомных объектов, федеральное финансирование “Росатома” отнимают и размывают ресурсы, которые могли бы пойти на внедрение возобновляемой энергетики (ВИЭ). Существует исследование, согласно которому медленнее всего ВИЭ внедряются именно в тех странах Европы, где по-прежнему правительства делают ставку на атомную энергетику”. Позиция Гринпис по обсуждаемой проблеме, которую мы сформулировали ещё в 2010 году, актуальна и сейчас. Мы по-прежнему будем добиваться отказа от атомной энергетики; требовать контроля, мониторинга и доступа к информации о состоянии имеющихся хранилищ РАО; добиваться запрета на экспорт и транспортировку отходов; добиваться полной прозрачности и общественного участия в процессе принятия подобных решений — добавляет Алимов.

А у нас ФАКТ №4

Преследование за убеждения и высказывание собственной позиции (пусть даже в экстравагантной форме) — это плохо. И тут экологическая общественность единодушна, несмотря на неоднозначное личное отношение к автору петиции.

Помимо атомной, в мире есть другие виды энергетики, которые не связаны (или связаны не столь остро) с проблемами последующего захоронения “продуктов жизнедеятельности”.

Подписывать или не подписывать петицию каждый решает сам. На одной чаше весов — не совсем корректные данные, которые использует автор, на второй — безопасность людей, причём, живущих не только в Красноярском крае.

Марьясов сделал важное дело — началась и 3 года поддерживается дискуссия по проблеме Красноярского могильника не только на региональном, национальном, но и международном уровне. Несмотря на некоторые разногласия, считаю своим долгом поддержать Фёдора, как целеустремлённого человека, выполняющего свою миссию, — рассказал «Активатике» Олег Бодров, председатель совета общественной экологической организации «Зеленый Мир», соавтор фильма "Особенности национального могилостроения".

ФАКТ №5

Проблема строительства пунктов захоронения радиоактивных отходов — это не локальная проблема Красноярска.

Распоряжение от 1 августа 2016 года №1634-р. О схеме территориального планирования в области энергетики “содержит сведения о видах, назначении, местоположении и характеристиках территорий, планируемых для размещения объектов федерального значения в области энергетики на период до 2030 года".
Документ предполагает 6 пунктов (ранее — 4, прим.ред) захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО). В предыдущей версии речь шла о планируемых ПЗРО в Сосновому Бор Ленинградской области и Нижне-Канском массиве Красноярского края, а также действующих в Димитровграде Ульяновской области и Железногорске Красноярского края.

В новой редакции перечислены шесть ПЗРО: в Сосновом Бору Ленобласти, Новоуральске Свердловской обл, на производственном объединении "Маяк"в Озерске (Челябинской область), в Нижне-Камском массиве Красноярского края, и два пункта в Северске (Томская область). При этом ПЗРО в Нижне-Камском массиве и один из ПЗРО в Северске обозначены как "пункты глубинного захоронения".

ФАКТ №6

Безопасность тех или иных ядерных технологий может быть предметом долгих споров ученых, инженеров, общественников. Но жизнь показывает: атомная отрасль в целом не является безопасной. И если Чернобыль можно списать на нараставшие перед крахом СССР отсталость и управленческий хаос, то Три-Майл-Айленд и Фукусима случились в странах, признанных лидерами по части технологий и организации производства. Насколько оправдан риск - ведь доля АЭС в энергобалансе России сравнительно невелика. Развитие намного более безопасной возобновляемой энергетики хотя бы до уровня, достигнутого сегодня Евросоюзом, позволило бы отказаться от атомной энергетики вовсе. И это сделает ненужными строительство многих новых "могильников" и десятков не менее опасных объектов. Таких, например, как реакторы ЛАЭС-2 в нескольких десятках километров от Санкт-Петербурга. 

--------  

Для тех, кто хочет самостоятельно изучить проблемы атомной энергетики в целом и ядерных отходов в частности, рекомендуем следующие источники информации.

На русском языке:

Безопасность РАО” — на сайте представлена информацияо вопросах хранения и обращения с радиоактивными отходами. Авторы сайта рассказывают о создании "ядерных могильников" в России и других странах.

http://www.greenpeace.org/russia/ru/campaigns/nuclear/nuclear-waste/ — страница, посвящённая проблеме радиоактивных отходов на сайте Гринпис России

https://anti-atom.ru — электронный журнал “Ядерный монитор”, издаётся с 1978 года

http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6544 — статья “Обращение с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом в России”

http://greenworld.org.ru/?q=rao_report21022016 — доклад “Обращение с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом в России: взгляд общественных организаций”

На английском языке:

http://www.greenpeace.org/international/en/campaigns/nuclear/waste/

http://www.nirs.org/radwaste/radwaste.htm

http://thebulletin.org/search/topics/nuclear-energy

https://www.wiseinternational.org/nuclear-energy/nuclear-waste

http://www.wise-uranium.org/

“Активатика” благодарит экспертов, без чьей помощи мы бы никогда не разобрались, что же планируют построить под Красноярском и какие проблемы связаны с этим проектом:

Александр Колотов — директор Красноярской региональной общественной экологической организации “ПЛОТИНА”

Владимир Чупров — руководитель энергетической программы Гринпис России

Рашид Алимов — руководитель проекта энергетической программы Гринпис России

Андрей Ожаровский — представитель программы по ядерной и радиационной безопасности Международного Социально-Экологического союза

Олег Бодров — Председатель совета общественной экологической организации «Зеленый Мир»

Фото на обложке: Гринпис/Игорь Подгорный

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Русова Софья , 24 апр. 2017 г., 16:04
Пост
Алла Че , 22 нояб. 2016 г., 14:26
Пост
Алла Че , 18 нояб. 2016 г., 14:25
Пост
Врански Красимир Христов, 08 сент. 2015 г., 0:18
Акция
Алла Че , 25 дек. 2015 г., 13:31
Пост
Врански Красимир Христов, 06 июля 2015 г., 13:21
Пост
Врански Красимир Христов, 27 июня 2015 г., 20:06
Пост
Врански Красимир Христов, 13 мая 2015 г., 17:07
Отменить
Отменить