Показать на карте
Природа и экология, Удобный город, Права человека
2071 0 1
Пост

Кантор Вадим

Нацгвардия и РПЦ захватывают сквер в Лефортово

Текст

В Москве еще одна точка может стать «горячей»: в сквере на 1-м Краснокурсантском проезде в Лефортово может начаться строительство очередной церкви. Напротив сквера расположен объект культурного наследия – Екатерининский дворец, а сам сквер находится в его охранной зоне, существующей для сохранения исторической среды памятника. Согласно Федеральному закону «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ст.34, ч.2) никакого строительства в охранной зоне быть не может.

Для того, чтобы обойти существующий закон, Москомархитектура выступила с инициативой подготовки «проекта планировки части территории объекта природного комплекса №13 Юго- Восточного административного округа города Москвы «Сквер по Краснокурсантскому пр.». Сначала вопрос рассматривался на депутатской комиссии совета депутатов Лефортово, где выяснилось, что инициатором уничтожения сквера для строительства церкви выступила военная часть внутренних войск (ныне Нацгвардии), размещенная рядом со сквером. На своей территории более 6,5 га военные не нашли места для церкви, поэтому предлагают вырубить часть сквера на площади 0,1 га (1000 кв. метров) под строительство здания высотой 27-28 метров. Кроме того, нужен «пожарный проезд для крестного хода» (именно так было заявлено на комиссии) вокруг церкви и площадь для прокладки коммуникаций. На комиссии, которая проходила 30 сентября, необходимого числа депутатских голосов за стройку не набралось, поэтому решение о застройке сквера должны были принимать на заседании совета депутатов Лефортово 6 октября.

0373e31c7bd753ddd8785735ee2ac6e5.jpg

К 17 часам в зале заседаний уже не было свободных мест. Кроме депутатских кресел в небольшом зале было всего около 40 стульев, часть из которых заняли приглашенные: генерал-майор и офицеры из нацгвардии, священники РПЦ, представитель Москомархитектуры. Несколько десятков жителей, пришедших высказаться против проекта постройки в сквере церкви, даже записавшихся заранее, в зал попасть не смогли и стояли в коридоре. Вход в зал преградили несколько мужчин крепкого телосложения, заблокировавших дверь под предлогом, что в зале нет мест. На динамики в коридор из зала была выведена трансляция с микрофона и хоть что-то можно было услышать, несмотря на непрекращающиеся разговоры жителей между собой.

5047a7837bffb8db3982377af8876d2d.jpg

Коридор перед залом заседаний был плотно забит

Неужели нельзя выделить на территории части молельную комнату для тех, кому это нужно? Зачем вступать в противостояние с местными жителями? Нам нужен сквер. У нас и так не хватает зеленых насаждений.

Это, по-вашему, открытое заседание? Жителей не пропускают, нам не дают высказаться!

Рядом крепкий мужчина с мотошлемом в руке, тоже пытается пробраться к двери, но его не пропускают. Спрашиваю его, что он думает о строительстве в сквере: «Моя позиция очень простая: в округе есть много храмов, в том числе и те, которые должны быть восстановлены. И строить новые – это полный абсурд».

Из зала слышен голос женщины, ратующей за строительство: «...разрешите мне в той воинской части, откуда не вернулся мой сын, молиться в часовне на территории сквера». «Да кто же мешает молиться в храме Петра и Павла, который совсем рядом?», – недоумевают местные жители, – «Да они на 23 февраля даже плац перед памятником не почистили , ни цветочка не положили от части (в сквере в 2002 году был установлен памятник воинам внутренних войск). Солдаты в сквере и кроссы бегают, и в магазин ходят, кто им мешает ходить в действующий рядом храм?».
be7fb94fc28800792b5c00bfac81cd6a.jpg

Памятник воинам внутренних войск, установленный в сквере. На заднем плане - здание воинской части и музея внутренних воск. 

Слово дают муниципальному депутате Александре Андреевой, которая пытается убедить других депутатов, демонстрируя презентацию с картинками-схемами:

«Мы говорим о том, что нам предлагается согласовать документацию на застройку сквера. Вообще-то, мы сейчас почему-то обсуждаем совершение уголовного преступления. На территории сквера московским законодательством любое строительство запрещено. На территории охранной зоны объекта культурного наследия федеральным законом запрещено строительство, за исключением регенерации историко-градостроительной среды. На территории сквера эта среда менялась в течение времени и состояла из двух ипостасей: роща, то есть, деревья, которые есть и сейчас, и кадетский плац, который был перед Екатерининским дворцом. Никакой застройки вообще в исторический период там не было. После войны кое-где там стояли одноэтажные бараки высотой несколько метров. Это никак не историческая застройка и это явно не 27 метров. То есть, никаких зданий вообще на этой территории строить нельзя».

c69f34282339d8ce12ce51f918872f91.jpg

Сквер с 60-летними деревьями, которые могут вырубить

Показав схему озелененных территорий района Лефортово, депутат перешла от юридической стороны вопроса к вопросу целесообразности этого строительства.

«По федеральным нормам процент озеленения города должен состоять минимум 40%. В Лефортово это 12%. Нехватка озелененных территорий 256 га. Отъём любой озелененной территории – это катастрофа, удар по здоровью граждан, нарушение конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду. В шаговой доступности от территории воинской части находятся действующая церковь Петра и Павла и церковь на территории 29-й больницы. Кроме того, есть церковь Михаила Архангела в Екатерининском дворце, которая требует реставрации. Мы работаем в интересах жителей. Более тысячи человек сказали: нам не нужна никакая застройка в сквере. Мы обязаны выполнять их требования, а не требования посторонних лиц. Это наша конституционная обязанность сохранять культурное наследие. Поэтому ни о каком строительстве на территории сквера не может идти речи вообще. Мы обязаны отклонить этот проект, а военным, нуждающимся в отдельном религиозном помещении, можно посоветовать выделить молельный зал, либо послужить Отечеству на поприще охраны культурного наследия и отреставрировать либо церковь Михаила Архангела вместе с Екатерининским дворцом, либо церковь на Самокатной». Выступление Александры Андреевой коридор встретил аплодисментами и, почему-то, криками «любо».

8f373c51e5e5d416e8f3da27c0c56709.JPG

Сквер на 1-ом Краснокурсантском проезде – природный комплекс, охранная зона объектов культурного наследия федерального значения «Екатерининский дворец», церкви Петра и Павла. 

Поддержал коллегу и выступивший следом депутат Павел Тарасов.

«Всё-таки, очень хотелось бы, чтобы услышали и жителей. Сквер для людей это и место отдыха, куда люди могут прийти. Не все люди верующие, есть верующие других конфессий. Конфликт вокруг вероисповедания людей не на пользу и церкви. Моя позиция: у нас есть сквер, у сквера есть правовой режим, который не допускает его застройки. Сейчас используется хитрость в виде разработки нового проекта планировки, чтобы выкусить кусок. Действующий сейчас статус – это природный комплекс, который не допускает строительства. Всё остальное – это попытки найти лазейки в законе, чтобы грубо нарушить содержательную сторону закона, которая должна нам обеспечивать право на зелёную среду. У нас рост раковых заболеваний за счёт отсутствия зелёных насаждений, потому что только деревья забирают ту дрянь, которую выплевывают нам автомобили. Поэтому я считаю, что строительства на этом месте быть не должно, как и в любом другом парке. По этому варианту я буду против». Выступление Тарасова тоже встретили аплодисментами.

Выступление следующего депутата нельзя было назвать содержательным: «Я согласна с жителями, которые выступали за то, чтобы каждая мать имела возможность поплакать, поскорбить о своём сыне там, где ей это хочется». Далее пошли слова о великой России и значении православия для страны, о патриотизме, о том, что Россия должны быть сильной страной, на которую никто не поднимет меч. «У нас не депутаты, а мракобесы», – тут же отреагировал на эти слова коридор, – «нам важно наше здоровье».

Наступило время голосования депутатов. За одобрение строительства высказались 8 депутатов (все от ЕР), против - Александра Андреева (независимый депутат) и Павел Тарасов (КПРФ).

d3b06f98ef33e69e34511959af770b03.jpg

После заседания местные жители долго пытались убедить военных оставить сквер в покое

Когда все разошлись, оставшиеся в меньшинстве депутаты прокомментировали нам произошедшее.

«Результат голосования был ожидаемым, это было видно по поведению депутатов еще на комиссии. Для них это критично, они чувствуют свою электоральность слабость. У противников строительства контактная и конструктивная позиция, с попыткой предложить другие варианты, создать решение. А у них наоборот – углубление конфликта и максимальное противостояние. Теперь они спихнули с себя эту проблему, дальше над решением проблемы будет думать кто-то другой», – считает Павел Тарасов.
«Сегодняшнее решение имеет юридическую силу и именно депутаты были уполномочены разрешить или запретить разработку этих документов. Нас пытались ввести в заблуждение, что мы не согласуем строительство. Мы действительно не выдаем документ под названием «разрешение на строительство», но выдача разрешения – это вопрос технический. Разрешение выдает Мосгосстройнадзор, который просто проверяет по списку, что все документы составлены правильно», – поясняет порядок прохождения документации Александра Андреева, – «А до этого идёт большой процесс согласования строительства разными органами. На данный момент никаких согласований строительства на этом месте быть не может, потому что строить там запрещено, поскольку это территория сквера. И сейчас от нас требовали согласовать документ Москомархитектуры о разработке проекта планировки для того, чтобы вырезать этот кусочек из территории сквера. Когда с этого участка будет снят статус сквера, будет открыть путь для строительства. Такая технология использовалась в Москве с 2011 года, например, в связи с т.н. программой «200 храмов», когда берётся парк, из него вырезается кусочек и объявляется не природным комплексом»

Жители района Лефортово собрали более 1200 подписей под требованием не допустить никакого строительства в сквере. Что будет с этими подписями, имеют ли они силу?

Александра Андреева: «Жители категорически против любой застройки сквера. Требования не адресованы никому, это стандарт защитных компаний (в подписях не должен быть указан адресат требований). Количество подписей показывает уровень недовольства и накала, степень готовности жителей защищать свою землю. Они могут быть весомым аргументов, чтобы начальники, принимающие решение, одумались и отменили войну в Лефортово».

А дальше пишутся разные письма в разные инстанции, разным адресатам, и к этим письмам прикладываются копии подписей.

«Весь смысл сегодняшнего голосования – согласование маневра по обходу действующего запрета», – убеждён Павел Тарасов, – «Вся защитная деятельность работает по принципу не допущения первого прецедента: сняв ограничения один раз, они постоянно начнут ходить по этой проторенной тропинке».

С этим солидарна и Александра Андреева: «Это согласование действий по изменению статуса территории, чтобы снять с неё защитный статус. Речь идёт о попытке сложно организованного рейдерского захвата земли общего пользования под какие-то дальнейшие цели. То, что сейчас они анонсируют, что земля нужна им под строительства то ли храма, то ли часовни, не означает, что в дальнейшем ничто не мешает им перевести землю под другое использование».

«Как только земля потеряет охранный статус, с ней можно сделать всё что угодно», – подтверждает и Павел Тарасов, – «Они могут подождать несколько лет, и прийти туда с новым проектом, скажут – а вы уже все согласовали».
f8a3cf2fe24eb70a5eaeea0bfa92238b.jpg

Церковь Петра и Павла в Солдатской слободе находится в 5 минутах ходьбы от воинской части

Воинскую часть от сквера отделяет дорога, которая формально является территорией общего пользования. По этой дороге когда-то давно ездили машины. Но уже много лет дорога перекрыта КПП, сквозного проезда по ней нет. «Как только военные получат часть сквера, они найдут возможность соединить его с дорогой. РПЦ получает храм, военные получают территорию под храмом плюс часть дороги, а мы получаем проблемы с очередным выгрызенным зеленым участком», – убеждена Андреева. Она считает, что создавшийся прецедент опасен тем, что может превратиться «в лавину откусывания кусков скверов»: «Если они сейчас снимут с этой территории охранный статус, то я не удивлюсь, если потом исчезнет идея строительства там церкви, а уже будет свободный кусочек под застройку и там построят что-то ещё». Это уже происходило в подмосковном Архангельском, где при оформлении объекта культурного наследия федерального значения еще в 70-е годы, некоторые участки получили меньший охранный статус. И именно эти участки первыми пали жертвами застройщиков.

Все фото: Вадим Кантор

Петицию в защиту сквера можно подписать здесь

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Кантор Вадим, 28 июля 2017 г., 19:26
Пост
Анастасия Пяри, 05 февр. 2017 г., 17:58
Пост
Игорь Ядрошников, 21 янв. 2017 г., 9:14
Пост
Игорь Ядрошников, 12 янв. 2017 г., 20:00
Пост
Алла Че , 27 дек. 2016 г., 22:55
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 14 сент. 2016 г., 17:14
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 30 авг. 2016 г., 0:10
Отменить
Отменить