Показать на карте
Права человека, Правосудие
439 1 1
Пост

Алла Че

Разговор с человеком с другой планеты, или Почему американка вышла на Манежку

Текст

В сентябре этого года юная гражданка США, 20-летняя студентка Чикагского университета Ариэлла Кац вышла на Манежную площадь Москвы с плакатом за освобождение политзаключенного Ильдара Дадина. Ее задержали полицейские... но, очевидно, не зная, что с ней делать, вскоре отпустили, пригрозив лишением визы. Ариэлла не испугалась и немедленно сделала второй плакат. Опять вышла на Манежку... и тут же была снова задержана. 

О мотивах своего поступка и о том, каково было ей - гражданке свободной страны - находиться в московском ОВД, Ариэлла рассказала  в интервью Activatica.org

0fb0aa77b174e9842acffe94de0846fa.jpgФото: Facebook.com

- Ариэлла, почему вас так волнует ситуация в России? Вас что-то связывает с Россией?

- Моя мама жила в Советском Союзе и часто рассказывала мне о том, как ей было плохо из-за того, что не хватало свободы.

Она встретила и полюбила моего папу, который приезжал в Москву. Маме не дали возможности получить докторскую степень из-за того, что она подала документы на отъезд. Она уехала из России в 1985 году – и тогда она думала, что никогда не сможет вернуться. Но мама была к этому готова.

Однако после перестройки передвижение между Америкой и Россией стало более свободным. Теперь мы стараемся приезжать на каждый Новый год. Раньше в России жили мои бабушка и дедушка. Теперь дедушка умер. А бабушка в этом году переехала к моим родителям, в Бостон.

Я стала приезжать, потому что мне было интересно посмотреть Россию, узнать, изменилось ли там что-нибудь со времен Советского Союза. Но на самом деле многое по-настоящему не изменилось. И я не могла понять, почему это не обсуждается.

В конце 2000-х годов в Москве началось протестное движение – наверное, люди почувствовали, что так жить больше нельзя. И вот как-то раз я уговорила маму и папу пойти со мной в новогоднюю ночь на Триумфальную площадь, на акцию «31». Там мы пробыли меньше пяти минут. Еще ничего толком не успело начаться, как омоновцы подошли к человеку, который стоял рядом с нами, и повалили его на землю, он упал спиной на лед. Никогда не забуду этот звук…

Мне проще, я-то живу в Америке…

- Как вы узнали об истории Ильдара Дадина? Вы общались с кем-то из его друзей?

- Год назад я решила организовать акцию в память о жертвах кремлевского режима на Красной площади, и Анастасия Зотова (жена Ильдара Дадина, журналистка «Новой газеты». – Прим. Ред.) согласилась сделать об этом репортаж. Я легла на брусчатку и накрылась одеялом, на котором были размещены фотографии убитых (Анны Политковской, Сергея Магнитского, Станислава Маркелова, Анастасии Бабуровой, Бориса Немцова. – Прим. ред.). Меня задержали, но потом отпустили.

Я тогда не могла представить, что жених Насти окажется в тюрьме… Но в декабре прошлого года Ильдара отправили за решетку, и Настя пригласила меня на свадьбу в СИЗО.

Настя – одна из самых добрых, чувствительных и неравнодушных людей, которых я знаю. Она сейчас ужасно мучается. Я очень хочу ей помочь, но не всегда знаю – как.

- Почему вы решили поддержать Дадина?

- Ильдар выходил с пикетами в защиту всех политзаключенных. Он действовал по велению своей совести и пожертвовал своей свободой. Теперь наша очередь стоять за него.

Когда я выхожу на Манежную площадь, то не рискую так, как Ильдар. Против меня, наверное, не возбудят уголовное дело. Я в привилегированном положении. Но я хочу, чтобы Настя знала, что она не одна и что мне не все равно.

1ddf6ce38a1da03abc8a2a3e0bc5ea8a.jpgФото: Facebook.com

- Как проходила ваша акция?

- Я стояла на Манежной площади недолго. Через несколько минут пришли сотрудники полиции и увели меня. Мне показалось – они в тот момент не совсем понимали, что со мной делать. Мы долго сидели в машине, припаркованной около ОВД. Потом мне сказали, что в этот раз меня простят, но если я вернусь на площадь, то информация будет передана в ФСБ и меня лишат визы. Плакат у меня отняли…

Как только меня отпустили, мы с еще одной активисткой пошли в какой-то крупный детский магазин, купили бумагу и фломастер. Я написала: «Misit dominus angelum ssum et eripuit me de manu herois». С латыни это переводится как: «Господь послал своего ангела и освободил меня из рук царя Ирода». Впервые эту цитату я увидела в Риме (в Ватикане, очевидно. – Прим. Ред.), в Соборе святого Петра.

- Вам страшно было, когда вас задержали?

- Очень. Меня даже тошнило, и я не могла ничего есть… Хотя я знала, что поступаю правильно, но все равно было страшно выходить за рамки того, что считается нормальным поведением. Я все время нервничала, что сболтну что-то не то полицейским и наврежу своим друзьям, бабушке…

Мне очень не хотелось бы потерять визу. Я люблю приезжать в Россию, у меня тут много друзей. Но если мне придется из-за визы идти наперекор своей совести – значит, я ее недостойна.

- О чем вы говорили с полицейскими? Как они к вам отнеслись?

- В полиции меня спрашивали: почему я выхожу, какое мне дело до того, что происходит в России, и почему я не протестую в США, около Белого Дома. Я отвечала, что для любви к людям не существует политических границ.

Также полицейские интересовались: есть ли у меня какие-нибудь друзья, которые заставили меня это сделать? Я сказала, что на меня очень повлиял «Критон» Платона. Особенно тот эпизод, когда Сократ, находясь в тюрьме, говорит: хорошему человеку нельзя навредить – ведь человек может навредить только сам себе, когда делает зло. Тогда они спросили: «Считаете ли вы, что Ильдар – хороший человек?» И я ответила: «Да».

А еще там были два человека в штатском… сначала мне показалось, что они адвокаты, но потом я поняла, что это, наверное, сотрудники центра «Э». Они предлагали мне подружиться с ними – не как с полицейскими, а по-человечески. Я им сказала, что работа в полиции не должна влиять на их человеческие качества и отношение к людям.

Еще мне сказали, что, мол, если бы я это сделала в Америке, то со мной было бы то же самое. В ответ я им предложила на спор: мол, я постою с плакатом около Белого Дома и, если меня не задержат, то они пойдут со мной на Манежную площадь…

- Как вы думаете, их удалось убедить в вашей правоте?

- Я не знаю. Главное, чтобы в них проснулась их собственная совесть.

- Почему в Америке такая ситуация, как с Дадиным, невозможна?

- Свобода слова – это основа демократического общества. В Америке демократия существует.

- Ваши друзья, родственники знают об этой истории? Что они говорят?

- Некоторые говорят, что мои действия бессмысленны... Им грустно и страшно, когда меня задерживают, и я не хочу делать им больно. Мне тревожно за бабушку - ей была назначена операция в связи с онкологическим заболеванием через два дня после моего задержания.

Но многие мною гордятся. Главное – они рады, что я на свободе и что я смогла вернуться в университет.

- Как вы думаете, что может помочь Ильдару Дадину выйти из тюрьмы?

- Настя говорит: нужно привлекать внимание к этой истории. Чтобы люди об этом знали и чтобы он не «гнил в тюрьме», всеми забытый. Я не знаю, что еще можно сделать. Если бы я знала, то попыталась бы это сделать.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Показать все комментарии (1) Скрыть комментарии
Ответить
Связанные материалы
Проблема
25 июня 2017 г., 16:16
Пост
Чирикова, 06 февр. 2016 г., 20:18
Пост
Kitzel, 06 февр. 2016 г., 14:08
Акция
Чирикова, 05 февр. 2016 г., 17:41
Акция
Kitzel, 15 февр. 2016 г., 15:18
Акция
Алла Че , 12 янв. 2016 г., 11:46
Пост
Алла Че , 08 дек. 2015 г., 16:19
Пост
Чирикова, 07 дек. 2015 г., 17:59
Отменить
Отменить