Показать на карте
Природа и экология, Культура, Наука, Образование, Здоровье, Религия, Политика, СМИ и Интернет, Толерантность, Миграция, Образ жизни, Дети, Алкоголизм и наркомания, Выборы, Права человека, Правосудие, Коррупция, Качество жизни
131 0 1
Пост

Игорь Ядрошников

Как живётся «инагентам» - лучшим представителям российского общества

Текст

В конце ноября в России «поминают» гражданское общество: четыре года назад его практически добил вступивший в действие закон об «иностранных агентах». Закон буквально катком прошёлся по некоммерческим организациям (НКО) и тем самым нанёс колоссальный ущерб всему российскому обществу. Последствия этой авантюры будут ощущаться многие годы после того, как закон – это неизбежно произойдёт – будет отменён.

Здоровое общество не может обходиться без НКО. Они предоставляют обществу, гражданам услуги, которые не может или не хочет предоставить государство: юридическая и психологическая поддержка жертв дискриминации или насилия; общественный экологический контроль, помощь в защите неотъемлемых прав человека. Эта жизненно важная для благополучия страны работа сегодня либо заблокирована, либо идёт с большим трудом, сталкиваясь с угрозой получить ярлык «политическая деятельность в интересах…».

В июне 2016 года Влаимир Путин подписал закон о внесении поправок в определение понятия «политическая деятельность», который позволяет признать «иностранным агентом» любую НКО - было бы желание у Минюста и прокуратуры. А оно есть, так как тот же Владимир Путин не раз говорил - если закон есть и принят, то он должен «работать». Как понимать определение «работать», вольны решать чиновники вышеупомянутых ведомств. Управы на них нет.

Хотя из списка «политической деятельности» исключена работа в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, социальной поддержки и защиты окружающей среды, это никому ещё ни разу не помогло. По всей видимости, перед Минюстом, прокуратурой и судами стоит задача признать «иностранным агентом» все НКО, которые хотя бы раз получили пусть самую минимальную сумму из-за рубежа. Фактически для этого достаточно одного рубля, переведённого любым лицом, получившим данный рубль из-за границы России.

Международная правозащитная организация Amnesty International выпустила доклад, подробно рассказывающий о сегодняшней ситуации с «иноагентами». Корреспондент Activatica, ознакомившись с ним, встретился с несколькими экспертами, которые на себе испытали все «прелести» борьбы с НКО.

Их мнения могут оказаться весьма полезными активным гражданам России, которые хотят бороться с несправедливостью, но пока не знают, чего им стоит опасаться.

5665bbf5f18aa6d3ef094939835a870a.jpg


«Агенты» – лучшие люди страны

2b288f167ee9fe68a9fbe35d1b56520b.jpg

Член Правозащитного Совета Санкт-Петербурга Юрий Вдовин

"Нам рассказывают, что Федеральный закона N 121 «Об иностранных агентах» делался по образу и подобию такого же закона в США. Да, в 1938 году они такой закон приняли, но есть огромное отличие! Он не распространялся на общественные некоммерческие организации. Закон разработали, чтобы защитить страну от фашистской пропаганды, от лоббирования интересов нацистской Германии и, уж извините, для противостояния коммунистической пропаганде. Ведь агенты Коминтерна действовали на территории США весьма активно.

Америка приняла такой закон для защиты демократии. Россия же приняла его для борьбы с ней.

Сейчас, чтобы внести какую-либо организацию или человека в так называемый реестр FARA, власти США должны доказать, что они действуют «по приказу, по просьбе, под руководством или под контролем иностранного принципала» и занимаются «политической деятельностью в интересах иностранного принципала», в том числе представляя «интересы иностранного принципала перед ведомствами или официальными лицами правительства Соединённых Штатов». «Принципал» в данном случае – заказчик.

Без этого сделать кого-то «иностранным агентом» невозможно.

В России закон принят с единственной целью – парализовать работу НКО, защищающих человека от произвола, от экологических катастроф, от невежества.

Настоящими иностранными агентами являются многочисленные коммерческие и государственные структуры, которые получают огромные дотации из-за рубежа. Это Росатом, нефтепромышленный комплекс и другие. Примеров, подобные структуры представляют интересы зарубежных структур немало.

Я горжусь, что принадлежу к прекрасной когорте «иностранных агентов». Это лучшие люди России. Я убеждён – когда этот закон будет отменён, наша страна будет гордиться теми людьми , которых объявили агентами».

для справки: СХОДСТВА И ОТЛИЧИЯ ЗАКОНОВ США И РОССИИ ОБ «ИНОСТРАННЫХ АГЕНТАХ». АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА

c9e81e823158d08b976b977215d6d59e.jpgПикет в поддержку фонда Династия и за отмену закона об иностранных агентах. 1 июня 2016г., Академгородок, Новосибирск


В агенты на спор

88299f20e6eccc3383d56b5bce8705a4.jpg

Наталья Евдокимова - Ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга, советник уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге

«Вспомним, как всё начиналось. Поначалу НКО просто пригласили добровольно признать себя «иноагентами», но они не торопились. И через некоторое время прозвучала та самая фраза, которую можно сравнить со спусковым крючком. В.Путин сообщил правоохранителям: закон есть, он вступил в действие, он должен работать. Начались проверки. Поначалу прокурорские, а не Минюста. Результата они дали мало. НКО обоснованно не соглашались признавать себя «агентами».

Тогда внесли поправки в законодательство. Право присваивать статус «агента» получил Минюст. А дальше? А дальше - иди и судись. При этом, напомним, презумпцию невиновности в нашем праве никто не отменял!

Дальше встал вопрос о том, как можно снять с себя такой статус. Приняли норму: если НКО в течение такого-то срока не получает иностранного финансирования, то теряет право называться «агентом». При этом организацию из реестра не исключают, а только делают пометку – не является. Чтобы в нужный момент опять признать «агентом»?

Теперь о главном. Мы постоянно говорим, что термин «политическая деятельность» толком не определён. Под это определение можно подвести всё что угодно. Ведь общественные организации только тем и занимаются, что находят что-то неправильное в нашей жизни и стараются решить эту проблему, изменить ситуацию. В этом функция НКО. К примеру, ветеранские организации, которые пока не признаны «агентами», постоянно борются, пытаясь изменить законодательство о ветеранах.

Как-то я поспорила с одним НКО – её руководитель сказала: «Меня уж никогда не признают агентом!». Я в ответ: «Давайте на спор! Завтра наймусь к вам уборщицей, возьмёте?». Она: «Наверное…». «Послезавтра я получаю перевод из Киева и вношу на ваш счёт рубль. Всё! Вы – агент!».

Защиты от этого нет. Наш гарант справедливости и законности – суд – не принял в таких ситуациях ни одного решения в пользу НКО.

Далее. При обсуждении этого закона мало кто вспоминает, что там ещё и уголовное право подключено! За «злостное уклонение» от исполнения законодательства об «иноагентах» руководитель организации может привлекаться к уголовной ответственности. А что такое «злостное уклонение» тоже непонятно. Специалисты спорят об этом до сих пор.

А мы уже имеем такие прецеденты. К примеру, уголовное преследование главы организации «Женщины Дона» Валентины Череватенко. Её обвиняют как раз по статье о «злостном уклонении» от исполнения закона об «иностранных агентах».

Ещё одно важное замечание. Закон гласил, что НКО, имеющее статус «иностранного агента» не может быть дискриминирована каким-либо образом. На деле же всё наоборот. Это стало нормой: ограничивают участие в выборном процессе, не дают участвовать в общественных наблюдательных комиссиях и так далее, и так далее».

c91a700ab9de7b9e53a4a32a497cf91c.jpg

Публичную деятельность государство считает опасной

57da54a65b38285c094b630135916c34.jpg

Шахова Елена - председатель совета Санкт-Петербургской общественной организации «Гражданский контроль»

«Правозащитных организаций всегда в России было мало, а теперь и вовсе – осталось около 60 на всю страну. Работы у них невпроворот и, казалось бы, государство должно создавать им режим наибольшего благоприятствования. Ведь они оказывают неоценимую помощь обществу, работая с проблемными группами людей, решая те проблемы, которые государство решить не в состоянии. Не только о финансировании речь. Следовало бы создавать государственную политику поддержки гражданских инициатив. Однако в последние годы мы наблюдаем обратный процесс.

Почему? Наверное, потому, что за последние 20-25 лет независимые гражданские организации много добились. Они стали устойчивым сообществом с горизонтальными связями. Они могут принимать совместные согласованные действия. В правозащитное движение стала приходить молодёжь. Общество стало более способным к самоорганизации. Появились НКО, защищающие права людей, групп людей, которые отторгаются обществом из-за стереотипов, невежества и пр. В обществе стали обсуждать темы, которые ранее были табу.

Власть не терпит добровольного объединения граждан без команды сверху. Она враждебна таким объединениям и имеет свои корпоративные интересы, далеко стоящие от интересов гражданского общества. Появление закона об «иноагентах» и «о нежелательных организациях», это прекрасное тому подтверждение.

Давайте посмотрим, кого признают «агентами» или «нежелательными».

В реестре «иноагентов» 148 НКО. 40% – правозащитные. 15% – профессионально занимаются научной деятельностью, как примеру Центр независимых социологических исследований в Петербурге. 15 % – экологические организации. 11% – занимаются консультационной, информационной и иной помощью СМИ. 8% – занимаются наблюдениями за выборами. 4% – оказывают социальную, психологическую помощь жертвам дискриминации. 4 НКО занимаются гражданским просвещением.

Все они, если разобраться в обвинении, признаны «агентами», так как работают в публичном пространстве. Рассказывают о своей работе, приглашают на семинары, издают книги. Пытаются взаимодействовать с обществом.

Такую публичную деятельность государство считает опасной. Ведь она может способно повлиять на общественное мнение. А государство, как мы понимаем, считает, что обладает определённой монополией на общественное мнение.

При этом совершенно не принимается во внимание, что в условиях ухудшающейся день ото дня экономической ситуации только самоорганизующиеся гражданские инициативы способны сгладить возможные конфликты.

Каковы итоги прошедших четырёх лет? 168 НКО в реестре «иностранных агентов».

30 организаций были вынуждены самоликвидироваться. Подано 28 жалоб в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Идёт 33 судебных процесса. Из них 70% возбуждено госорганами и 30% - НКО, которые обжалуют решения правоохранительных органов.

НКО заплатили 20 000 000 рублей штрафов! Это деньги их членов, российских налогоплательщиков. Они попали в бюджет страны в связи с надуманными обвинениями властей.

От принятия законов об «иностранных агентах» и «о нежелательных организациях» больше всего пострадало само гражданское обществ нашей страны. Мы все ещё долго будем пожинать плоды неумных действий власти».

2d96e35bdf3f26b8c2fc47bd8f635c35.jpg

Вместо эпилога:

Олег Бодров, председатель совета экологической организации «Зелёный мир», которая признана Минюстом «иностранным агентом», сообщил, что в течение месяца прокуратура должна объявить результаты проверки деятельности министерства. Соответствующее заявление подано в Генеральную прокуратуру 14 ноября 2016 года.

Вместе с тем из-за сильнейшего давления организация «Зелёный мир» вынуждена объявить о самороспуске.

«Решение нам далось тяжело, потому что мы долгие годы были вместе. Заявление об этом – всё равно что заявление о собственной смерти», – заявил Олег Бодров.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 08 янв. 2017 г., 21:09
Пост
Михаил Матвеев, 05 янв. 2017 г., 15:01
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 24 нояб. 2016 г., 7:52
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 28 июня 2016 г., 22:44
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 20 апр. 2016 г., 9:24
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 17 апр. 2016 г., 23:49
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 18 окт. 2015 г., 13:09
Отменить
Отменить