Показать на карте
Устойчивое развитие, Политика, Природа и экология
213 0 1
Пост

Кантор Вадим

ЮАР отказалась от российских АЭС

Текст

Южно-Африканская Республика (ЮАР) отложила свою программу развития атомной энергетики на конец 2030-х годов. Если учесть наблюдающийся в мире бурный рост возобновляемой энергетики, то практически это может означать, что ЮАР уже никогда не вернётся к программе строительства у себя атомных реакторов. Строительство только первого энергоблока заняло бы не менее 10 лет, за это время стоимость ввода в эксплуатацию солнечных и ветроэлектростанций может снизится в разы.

Отвергнутая программа была разработана Росатомом и предполагала не только строительство в ЮАР восьми реакторов ВВЭР-1200 (недавняя авария на Нововоронежской АЭС произошла на энергоблоке с реактором именно такого типа), но и строительство завода по производству ядерного топлива, завода, производящего реакторные компоненты, исследовательского ядерного центра, других объектов, которые помогут дальнейшему развитию атомной энергетики на всём континенте. По разным оценкам, стоимость этих проектов могла составлять от 40 до 100 млрд долларов.

Но планам Росатома сделать ЮАР плацдармом для дальнейшего победного шествия по Африке атомной энергетики не суждено было сбыться. Их нарушили неправительственные организации ЮАР. Ключевым стало обнародование текста подписанного ЮАР и Россией межправительственного соглашения, из которого следовало, что уже все решено - строить АЭС в ЮАР будет Росатом.

Немалую роль в этих событиях сыграл и российский эколог, активист, сопредседатель группы «Экозащита!» Владимир Сливяк, с которым побеседовал корреспондент "Активатики".

497a7ca1474b22909939d4c16a39a0f8.jpgВладимир Сливяк на акции в Москве, 2011

Иностранный агент в Африке

Созданная в 1990-м году в Калининграде организация «Экозащита!» в середине 2014 года была признана Минюстом РФ иностранным агентом. В обосновании своего решения, помимо прочего, Минюст указал, что организация борется со строительством Балтийской АЭС, которое заморозили как раз весной того же года.

«Когда об этом узнали иностранные коллеги, они сразу решили, что нас надо вывозить за пределы России, потому что здесь нам грозит большая опасность. И в конце 2014 года я начал сотрудничать с южноафриканской НКО Earthlife, а с июня по сентябрь 2015 года постоянно находился в Йоханнесбурге», – вспоминает Владимир Сливяк предысторию своего хождения в Африку.

В чём сила? В информировании!

В ЮАР поначалу не велось никакой открытой дискуссии о запланированном атомном развитии, а информирование общества было практически на нуле. «В самых разных слоях общества не было информации о том, что такое атомная энергетика, какие проблемы она вызывает. И часть нашей кампании была направлена на то, чтобы информировать все слои южноафриканского общества о тех последствиях, которые может повлечь реализация проекта. И мы в этом хорошо преуспели: за те три месяца, что я там работал в 2015 году, мы добились того, что практически все крупнейшие СМИ заговорили об этой сделке, о раскрытых нами её деталях.

Активная фаза кампании началась с того, что мы достали текст межправительственного соглашения, который другие экологические группы ЮАР многократно запрашивали, но им его не давали. Само соглашение было подписано еще в сентябре 2014 года и о факте его подписания было известно. Но в открытом доступе нигде не было самого текста соглашения, хотя это документ, который не может быть секретным. Мы его хорошо искали, потому и получилось достать его в России», - рассказывает Владимир Сливяк.

После того, как соглашение обнародовали, в южноафриканском обществе началась активная дискуссия: чем реализация проекта грозит стране и надо ли такой проект реализовывать. В результате в стране многократно вырос уровень общественного осуждения самого влиятельного сторонника этого плана - президента ЮАР Джейкоба Зума. В том числе это произошло и в партии Африканский национальный конгресс (АНК), председателем которой он является, и в профсоюзах.

За время своего пребывания в стране Владимир Сливяк выступил с лекциями практически во всех южноафриканских университетах. Частью его работы было выстраивание коалиции НКО, в которую вовлекли десятки экологических организаций в Кейптауне, Дурбане, Йоханнесбурге. В коалицию вошли не только экологические организации, но и организации, которые борются с коррупцией, такие как Corruption Watch, разные профсоюзы. В ЮАР возникла большая коалиция, объединившая организации из самых разных общественных секторов, появилось масштабное движение. «Всё, что произошло - это результат того, что против этого проекта сплотилась очень большая сила», - уверен Владимир.

83bf8fa363ed7dfba279f75479e25609.jpgЧто так напугало южноафриканцев?

В процессе общественного обсуждения группа экологических организаций подала к правительству ЮАР судебный иск. По мнению НКО, заключенное соглашение нарушало законодательство ЮАР, которое требует производить любые закупки на основании открытых конкурсов. Но соглашение содержало и много других пунктов, напугавших южноафриканцев.

«В этом соглашении говорилось, что ЮАР будет заказывать у России атомные реакторы, хотя, почему именно у России? Также было подробно расписано в каких местах будут построены реакторы, тип реакторов, их суммарная мощность. А ответственность за ущерб в случае ядерный аварии полностью лежала бы на африканской стороне, независимо от того, что и по чьей вине произошло. Россия получала право вето на сотрудничество ЮАР с любой другой страной в сфере атомной энергетики».

Самыми неприятными для общества оказались сильный коррупционный момент, выразившийся в том, что правительство подписало документ, в котором оно обязуется покупать без всякого конкурса атомные реакторы у конкретной страны и снятие ответственности за возможный ущерб в случае аварии со страны, поставившей эти реакторы.

«Такого соглашения, какое было подписано между Россией и ЮАР в сентябре 2014 года, я больше в жизни никогда не видел. Никогда в межправительственных соглашениях не пишется никакой конкретики, всегда только общие слова и формулировки. А здесь договор был составлен практически как контракт: в нем было много деталей и были урегулированы все основные вопросы. Так никогда не делают, это большое исключение из правил», – считает Владимир Сливяк.

Вместо АЭС - ВИЭ

Исторически в ЮАР сложилось сочетание самых неблагоприятных с экологической точки зрения источников энергии - угля и атома. Это единственная на континенте страна, у которой есть своя, хотя и довольно старая, атомная станция, которую в обозримом будущем придётся выводить из эксплуатации. Большая часть энергии в ЮАР сейчас вырабатывается на угольных электростанциях, хотя страна пытается уменьшить свою зависимость от угля. Несмотря на то, что политики пока не делают ставку на развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ), они активно развиваются, вводится в строй много станций, хотя и небольших по мощности.

«Последние несколько лет развитие ВИЭ переживает бум. В Кейптауне, например, существует очень большая поддержка в отношении солнечных панелей на уровне муниципалитета - поэтому солнечными панелями там оборудованы многие частные дома, и они производят много энергии. Есть планы и по строительству ветряков (ветровые электростанции уже есть на берегу океана), и по использованию геотермальной энергии. То есть, потенциал там есть. Несмотря на недоверие к этим источникам в правительстве, в развитие ВИЭ вкладываются сами люди, и по факту ВИЭ там бурно развиваются именно потому, что этого хочет население», - рассказал Владимир Сливяк.

Трансформация - время перемен

По мнению эколога, ЮАР переживает сейчас период энергетической трансформации и потому это самый благоприятный для вмешательства момент. «Когда политики понимают, что старая энергетическая система неэффективна и надо строить что-то новое, это как раз тот момент, когда надо вмешаться, чтобы повернуть развитие в сторону более экономически эффективного и более приемлемого с экологической точки зрения. И в Южной Африке это совершенно точно возобновляемая энергетика: когда объявлено, что атомную энергетику надолго откладывают, и будут сворачивать угольную энергетику, по сути, это открывает дорогу для ВИЭ, с её пути снимаются большие барьеры», - убежден г-н Сливяк.

dd618b52925af097e2e250e80f2a5d4e.jpgПринятое сейчас в ЮАР решение о задержке выполнения программы до 2030-х годов, по сути, означает снятие вопроса с повестки дня. Владимир Сливяк полагает, что оно является отражением того решения, которое было принято в России. Продолжать работу в таких условиях, какие сейчас сложились в ЮАР, было рискованно прежде всего самому Росатому - слишком велик риск вложить большие деньги, а потом столкнуться с полным неприятием проекта обществом и активным ему сопротивлением. Так что Росатому еще повезло не потерять много денег. Именно поэтому наше атомное ведомство не стремится работать в тех странах, где правительства не могут полностью контролировать гражданское общество. И Росатому остаётся работать в своём отечестве.

Все фото: Вадим Кантор

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Русова Софья , 24 апр. 2017 г., 16:04
Пост
Игорь Подгорный, 22 дек. 2016 г., 13:33
Пост
Алла Че , 18 нояб. 2016 г., 14:25
Пост
Врански Красимир Христов, 08 сент. 2015 г., 0:18
Пост
Ожаровский Андрей Вячеславович, 19 мая 2015 г., 15:00
Отменить
Отменить