Показать на карте
Архитектура
230 0 1
Пост

Фуфаева Ирина Владимировна

В Вологде сожгли дом «маленькой княгини» и пытались сжечь семьи с детьми

Текст

Вологодскую деревянную старину жгут. Только за святки – два пожара и один поджог.

Дом маленькой княгини

12 января сгорел дом на улице Гоголя, который, как считают краеведы, в 19 веке принадлежал прототипу толстовской «маленькой княгини» Луизе Волконской: одна из усадеб ее супруга была неподалеку от Вологды. В 1898 году имение купил владелец гостиницы «Золотой якорь» купец Филадельф Брызгалов. Он-то и перевез два этажа усадьбы в губернский город. На новом месте дом простоял еще почти 120 лет.

- Мы предлагали внести его как ценный в реестр памятников. Насколько я знаю, придать дому статус памятника предлагал и союз архитекторов, - рассказала о своей версии пожара Ольга Смирнова, координатор градозащитного движения «Настоящая Вологда». - Скорей всего, после расселения дом готовили к приватизации, но земля под ним ценнее, поэтому ее и освободили для будущего покупателя.

На фото с микрофоном - Ольга Смирнова.

Дом загорелся в полчетвертого утра (!) В пожаре никто не погиб, двух обитателей дома пожарные спасли через окно.

- Самая очевидная версия, почему горят исторические дома - поджог, - говорит Ольга Смирнова. - Этот дом расселили еще летом, никакой охраны не было, на первом этаже жили бомжи. Ночью они слышали, что кто-то ходит по второму этажу, но не придали этому особого значения. А то, что в здании начался пожар, увидели их соседи из дома напротив.

Версию с поджогом в качестве основной рассматривают и в МЧС.

Горящие камни - в окна

15 января поджечь вместе с жильцами пытались дом на Октябрьской, 50, построенный в 1914 году купцом Боголеповым. В коммунальной квартире здесь в одной из комнат живет семья с двумя детьми, в другой квартире - супружеская пара с пятью детьми, включая грудного ребенка, в остальных помещениях – взрослые. Как рассказала прессе Валентина Лодыгина, заместитель начальника пресс-службы Главного управления МЧС России по Вологодской области, накануне вечером в окна двух квартир с разных сторон влетели камни, один был обернут чем-то горящим. Жильцы были дома и потушили пламя. Также загорелся подъезд, к счастью, оперативно залитый вызванными пожарными. По словам жильцов, накануне к ним приходили какие-то люди, которые интересовались, не собираются ли они съезжать. А на следующий день, 16 января, сгорел расселенный в прошлом году дом на улице Пугачева.

Почему люди "боятся дерева"

Понятно, что дом без хозяев (а особенно - деревянный) - уже не жилец. Я задала Ольге Смирновой простой вопрос - как получается, что эти дома расселяют и они остаются бесхозными? Неужели ни у кого не приватизирована хотя бы часть? Вот что она рассказала:

- Истоки ситуации надо искать в начале 80-х. Тогда формировался тренд: вместо капремонта дома и прокладки коммуникаций - признание его аварийным и выделение жильцам площади в новостройках. Тренд часто поддерживался самими жильцам. Дом все равно не спасти - хоть квартиру дадут. Ничего не поменялось. Только расселение идёт по госпрограмме, для коррупционной схемы - это тройная выгода. Муниципальный бюджет получает федеральные деньги на расселение. В результате освобождается коммерчески привлекательный земельный участок в центре города. Проект "хотелок застройки" в исторической части тоже требует согласования. Так что на каждом этапе конкретные чиновники имеют конкретную выгоду.
Что до жителей - есть немногочисленные борцы. Три дома благодаря "буйным пенсионерам" три года не могут расселить. Те бьются, но их крепкие дома признаны аварийными. Но чаще люди смиряются и действуют по принципу "с паршивой овцы хоть шерсти клок". К тому же статус у простых граждан ненадежен - земельные участки не были приватизированы вовремя. А уже аварийные дома не приватизируются. Поэтому люди боятся, что их попросту спалят. Это на поверхности. В итоге даже те, кто хочет жить в старинном доме, и имеет средства на его восстановление и эксплуатацию, дерева боится. Уж очень много нераскрытых поджогов. Мой знакомый строитель хочет купить дом в исторической части Вологды. Сделаю, говорит, все, как было, никакие параметры не нарушу, только не деревянный - боюсь вкладываться. В этом отношении уникален опыт Томска, который по программе капремонтов провёл в многоквартирных исторических домах (не памятниках!) ремонты и приспособление к современному комфорту.

На фото - отреставрированная "гнилушка-деревяшка" в Томске. Здесь снова живут те же простые семьи, что и до реставрации. И не "боятся дерева". Хочется плакать от боли за остальные деревянные города России.

4ff7ea243df75190c644a9a8ce632e83.jpg

На фото "Настоящей Вологды" - "неравнодушная акция" в защиту деревянной старины.

7f0ebe19d5ca5f9f4da639eefc5f97ec.jpg


При подготовке текста использованы фото (обложка) и текстовые материалы АиФ-Вологда http://www.vologda.aif.ru/realty/epidemiya_pozharov_v..

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Акция
Игорь Ядрошников, 16 сент. 2016 г., 17:10
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 26 авг. 2016 г., 16:37
Пост
Шерга Екатерина , 27 мая 2016 г., 18:05
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 30 апр. 2016 г., 19:23
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 15 окт. 2015 г., 11:30
Пост
Экологические новости, 16 янв. 2015 г., 10:36
Отменить
Отменить