Показать на карте
Архитектура, Культура, Образование, Образ жизни, Качество жизни
198 0 1
Пост

Игорь Ядрошников

«Расселёнки» Петербурга. Поэзия под сеткой

Текст

История о том, как хрупкие люди защищают каменные громады после ухода жильцов. Часть первая "Коломенский Версаль":

Дом заброшенный, бесправный.

Приговор беспрекословен.

В том, что был сожжён недавно,

Несомненно, дом виновен…

459e88d7fc6edfc89c5707536a048cdf.jpgФото Activatica

Когда экскаватор обрушил стену, женщина прорвалась во двор и забралась в ковш. Ее друзья встали на груду обломков, закрывая собой беспомощного каменного великана. Разрушитель взревел и затих… отступил.

14ffbee751e18368403edb7538f0dd93.jpg

Фото из архива Дарьи Васильевой

Это было на берегу Фонтанки в 2012 году. Сносили флигеля дома (145 б) генерала от инфантерии Зыкова. Его называют «Коломенский Версаль» по имени Коломны – исторического района Санкт-Петербурга.

Дом Зыкова (его также называют по имени другого владельца - Дом Шагина) это несомненный памятник истории и культуры. Здесь работали редакции журнала «Русская старина», «Вестник Российского Общества Красного Креста» и других изданий. В доме бывали именитые поэты, писатели и критики того времени. Зыковы владели домом дольше всех: более 20 лет. До 1917 года…

В 2008 году здание передали ЗАО «Нежилой фонд Консалт», о котором известно крайне мало. С этого момента дом оказался в распоряжении бомжей и мародёров. Пожары, разрушение перекрытий и стен – всё указывало на то, что памятник специально не законсервировали, чтобы он пришёл в аварийное состояние и его можно было снести. К тому дело и шло, если бы не одно "но". Точнее, если бы не одна «Но» с товарищами, которые спасли памятник.

…Люди уходят, бросают дома

В поисках сирой отдельной квартиры.

Следом за ними вселяется Тьма.

Окна – бездонные чёрные дыры.

Дальше – галактика, Сны о былом,

Космос испуганной гулкой парадной.

Дом замороженный грезит теплом.

Зыковы, зыбко мне… Зло, безотрадно.

Под потолком шевеленье и шум.

Нас уже двое, я чувствую это.

Чёрное чудище, очень прошу,

Ты удержи этот дом до рассвета…

Чёрное чудище, адская масть,

Там, над рекою, тревожные птицы.

Небо пустое, холодная власть.

Больше мне не к кому здесь обратиться...

Автор этих строк – Дарья Васильева – посвящает жизнь спасению питерских «расселёнок». Живёт в историческом центре и, проходя по переулкам, где ещё слышно эхо шагов великих поэтов, историков, писателей, художников и учёных, видит нескончаемую череду затянутых зелёной сеткой фасадов с выбитыми окнами и чёрными языками пожаров.

6c12dfd3cf7435919329fd931f03a5dc.jpgФото Activatica

Мы встретились на Фонтанке у «Дома Зыковых» в зимний день. Погода угадала тему разговора и устроила соответствующую «атмосферу»: низкие облака, зимний то ли снег, то ли дождь, мелкий и всепроникающий. Пустая набережная, проносятся машины и у пустоглазого фасада одинокая фигура.

…Рекою течёт вино -

В шалманах гуляют моты,

И знать им не суждено,

Что жизнь - это смерть кого-то…

Мы идём вдоль многострадального дома и Дарья говорит:

«Петербург уничтожают. Целыми кварталами, исчезают старинные дома. То, что в других странах называется наследием. К чему бережно относятся и заботливо хранят. У нас наследие годами стоит под зелёной сеткой, становится пристанищем бездомных, подвергается нападкам мародёров, горит, а потом уничтожается экскаваторами. Попросту отправляется на свалку. Точно так же неблагодарные потомки выбрасывают на помойку книги Лермонтова и Пушкина, Гоголя и Достоевского, Чехова и Гиляровского. Ситуация идентичная. Мы живём в дикое, безнравственное время, когда эти потомки дорвались до денег и власти и решают за нас, в каком городе нам жить.

741a8f0ab3c0f68e16c0180af283dc2f.jpg

Фото Activatica

Я бы могла многое показать в доказательство, но мы не сможем зайти в этот дом. Это хорошо. Если мы не сможем, значит, и другие не смогут: грабители, поджигатели. Значит, нам кое-что удалось и есть надежда.

Этот дом пережил два сноса. Через него насквозь прошёл экскаватор. Это самая невезучая и трагическая из всех городских расселёнок. Восемь лет мучений под инвестором. Много лет борьбы и победа. Хотя, далеко не окончательная.

У нас тут прямо война. Каждый день – новые бои за город. Недавно мы отстояли блокадную подстанцию. Поздравляя нас с победой, ветераны, блокадники говорили, что нынешние чиновники относятся к Петербургу практически так, как относились к нему фашистские орды».

Из «Живого журнала» Дарьи Васильевой:

«Я заметил из окна, как из-под обломков стены выпал металлический короб, похожий на дореволюционный сейф, – рассказывает очевидец, – Строители оживились: в них проснулась жажда кладоискательства. Заблестели глаза. Сейф долго не могли вскрыть. А когда вскрыли, из него посыпались серебряные монеты. Потом взору открылась плита из мрамора. Как она не раскололась? Только чудом... Работяги, растащив монеты, грубо схватили её и унесли в бытовку прораба. Больше я её не видел».

383f18a635f1c202db40017a10f9d666.jpg

Кадр из размещённого в интернете видео - единственное изображение находки

«В 2011 году я устала гонять бомжей и мародёров самолично и решила добиваться изъятия объекта у инвестора. Письма, письма, письма. Без результата. Пытаемся добиться для дома охранного статуса. Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) упорно не назначает экспертизу.

В январе 2012 года «проснулся» инвестор и начал снос флигелей, планируя уничтожить и основное здание в обход закона. КГИОП отстранился. Нам удалось прорваться на стройку, блокировать технику. Началась 62-дневная круглосуточная оборона. Подключились СМИ и история со сносом приобрела международный резонанс.

В результате флигели потеряны, но лицевой корпус удалось отстоять. В ночь с 13 на 14 марта 2012 года с объекта ушла техника.

Но мародёры не ушли. Дом без консервации – их лёгкая добыча. Да ещё и суровый питерский климат быстро разрушает то, что мы не позволили снести. Инвестор бездействует. Помощь мы нашли у главы районной администрации. Общими усилиями мы добились своего. Инвестор перекрыл-таки доступ в дом, хотя и очень халтурно. Мы несколько раз подколачивали несчастный забор.

8bd3168668a4a579068bedb96b51749c.jpg

Фото из архива Дарьи Васильевой

Мы подготовили документы, необходимые для подтверждения статуса памятника истории культуры. С помощью питерского отделения Всероссийского Общества Охраны Памятников Истории и Культуры (ВООПИиК – огромное им спасибо!) – удалось присвоить дому статус памятника. После этого инвестор окончательно утратил к объекту интерес, так что эту веху можно считать для здания судьбоносной и даже спасительной».

В 2015 году дом по набережной реки Фонтанки 145б, во многом благодаря Дарье и её соратникам признан наконец-то памятником архитектуры. Под охрану взяли существующий лицевой корпус.

«К 8-й годовщине мучений Дома Зыкова я решила сделать дому подарок и написала письмо с просьбой об изъятии здания у инвестора на имя вице-губернатора Игоря Албина. Обращение поддержал депутат Заксобрания Борис Вишневский и другие люди.

19 августа 2016 года меня разбудила трель телефона. Звонил Борис Лазаревич Вишневский. Ему пришёл ответ – Албин поручил изъять дом-памятник у инвестора «Нежилой фонд Консалт». .

Правда, до сих никаких сдвигов не видно. Хочу спросить у инвестора – зачем вам этот дом? Снести его всё равно не выйдет, а ничего иного вы делать не хотите. Ни себе, ни людям? Пусть упадёт, и участок расчистится?

Хочу спросить городскую власть. Вас не волнует упущенная выгода города? Не взыскать ли городу её? Восемь с половиной лет «мариновали» дом, который можно было восстановить года за три – четыре. Больше четырёх лет дом приносил бы квартплату и аренду. А если учесть и снесённые просто так флигели? Упущенную выгоду можно умножить ещё на три.

Я хотела бы отдать дом под центр социальной реабилитации инвалидов и детей-инвалидов, которого так не хватает в нашем районе. Либо под какое-то иное социальное или культурное учреждение. Для гостиницы он категорически не подходит по планировке.

Вот сейчас все силы ушли на Исаакиевский, но нельзя же бросать другие объекты. Спасти дом генерала Зыкова – дело нашей чести и совести. Конечно, вместе со многими другими гибнущими каждый день домами».

58a78fcb4b91f20235ef9752344e060e.jpgФото Activatica

…От Покрова летит червонный звон.

А может, это листья под ветрами?

Свернув с пути, мятежный Родион

Блуждает бесконечными дворами.

А в тех дворах грядёт немало встреч:

На Крюковом Суворов умирает,

В соседнем доме Мусоргский играет.

Карл Росси на Фонтанке топит печь.

Не перечислить всех и в сотне строк:

Жуковский, Клюев, Грибоедов, Глинка,

Серов, Чайковский, Кюхельбекер, Блок,

И Юный Пушкин в жажде поединка…

Мы с Дарьей проходим дальше по Фонтанке к зданию, получившему название «Дом юной Музы».


e4c8115d586409a1d9c5bd349813f075.jpgФото Activatica

Здесь в Доме Дворжака учился играть не кто иной, как Сергей Прокофьев. Дом Дворжака имеет охранный статус объекта культурного наследия регионального значения, но это не спасло его от разграбления, пожаров и разрушения.

b63a1ee8dec7f55f28f51e0f43c8823c.jpgФото Activatica

Дом вместе с окружающим его кварталом попал в программу «О развитии застроенных территорий». Предполагалась некая «реновация», но что-то пошло не так, и дом устоял. Стоит без жильцов и ухода уже 10 лет.

«Мы уже привыкли, что хорошие слова стали означать горе, беду. Мы боимся слов «реконструкция», боимся слова «реставрация», «реновация» – слишком часто это оборачивается уничтожением.

cfcd73b36144862909dfb018aa99cc07.jpgФото Activatica

По типовому для нашего города сценарию здание медленно, но верно доводится до состояния тяжёлой аварийности, – рассказывает Дарья, – Как выяснилось, город не владеет ни сантиметром площади на этом объекте. Несчастный дом Дворжака поделён на кусочки многочисленными собственниками. Сколько их, похоже, и само городское правительство не знает. В его ответе мне было предложено… разыскать этих собственников самой».

0d8adffff422efde217a0d4b4ad40a76.jpg

Фото Activatica

В этот дом мы прошли свободно. Мимо будки охраны, из которой никто и не высунулся. Через выбитые двери, перешагивая обломки на лестнице с уникальной каменной балюстрадой. В неприветливых комнатах пустые рамы смотрят на парадный фасад Фонтанки. Разбитые изразцовые печи и вскрытые полы. Сырость, плесень, слой грязи на остатках прекрасной мозаики.

d35bbe7c8d18b6f13b9356e450e8f273.jpgФото Activatica

fc055dd42764cff0710e5ca984cd7d51.jpgФото Activatica

Зачем тут громят печи, проламывают стены и вскрывают полы?

«Грабители до сих пор ищут клады. 100 лет прошло после революции. Дома пережили по несколько перепланировок, но надежда урвать не умирает, – Дарья показывает комнату под самой крышей, где, судя по историческим данным, осваивал нотную грамоту Сергей Прокофьев, – Дворжак, это фамилия домовладельца. Возможно, он родственник чешского композитора, но пока у нас нет таких данных. Квартиру в бельэтаже снимал композитор Александр Винклер. Серёжа Прокофьев с 1904 года регулярно приходил сюда на занятия.

dae3ee8f079215b07878f199da5a67cc.jpgФото Activatica

Возможно, в этой комнате учился играть Сергей Прокофьев, фото Activatica

c127c2f6d85b64a56e51f1aa644344db.jpg

Фото Activatica

Мы называем этот объект «Дом юной Музы», а когда после расселения тут жили цыгане, то его называли «Цыганский дом».

У нас под тысячу таких расселёнок, хотя люди продолжают жить в коммуналках. В государстве не прописана ответственность за эти дома. Ответственный? Мы ищем его и не можем найти. Много лет. За консервацию никто не отвечает, поэтому приходится делать нам. Но мы просто физически не успеваем. Не хватает сил. Наш противник более многочисленный. Поэтому мы ищем соратников нам нужна помощь».

Уже идут палачи.

Так медленно, до озноба...

В ночи болят кирпичи.

А дом не поймёт, с чего бы...

8010efc42856bf91b76cb7979ea0d98c.jpg

Фото Activatica

Ветер и дождь усиливаются. Комнаты наполняются балтийской влагой, которую злобный сквозняк разносит по всему дому от парадной до мемориального бельэтажа. Мы выходим и, прикрывая лица, скользим по раскисшему снегу к последнему на сегодня адресу. Дом Лермонтова (Садовая, 61). Да-да, именно он! Последний в нашем городе дом, где можно ощутить присутствие великого русского поэта.

3df2212fc6bbc9caaba9975e065fa2c0.jpg

От Дома Лермонтова "рукой подать" до Исаакия, Фото Activatica

«Здесь Лермонтов пережил смерть Пушкина и написал бессмертное «На смерть поэта». В ссылку отправился он именно отсюда, арестовали его здесь. В других городах даже маленькие домики, где Лермонтов то ли ночевал, то ли чай пил, уже музеи. А в Санкт-Петербурге нет музея Лермонтова!».

На фасаде дома под зелёной строительной сеткой висит самодельная мемориальная доска, посвящённая Лермонтову. Её повесили всё те же градозащитники, требующие создать музей в пустующем несколько лет доме. Он отдан Мариинскому театру под апарт-отель, но пока тут ничего не происходит. К счастью, все окна закрыты, забиты, а ворота во двор крепко заперты и внутри вроде бы есть сторожа. Однако от мародёров всё это не спасло.

6655b6472dfe5ba70e06d65b420a3f41.jpg

Фото Activatica

…В вихре коммунального скандала,

Под пятой бомжей и нелегалов

Старая парадная вздыхала...

А под утро лестница упала.

«Здесь Лермонтов жил у своей бабушки. Её квартира, это весь второй этаж, – Дарья показывает наверх, Это последний лермонтовский дом в Петербурге. Остальные либо уничтожены, либо перестроены. А здесь внутри разгром и последствия мародёрства. О нём много писали. К примеру, о краже балясин. Преступников освободили в честь юбилея Победы. Оказывается, наши деды освобождали, восстанавливали наш город для того, чтобы мародёры могли спокойно заниматься своим делом.

459198516c63ae14d5e66cfba3599b30.jpgФото Activatica

Я очень надеюсь, что если тут начнут что-то ломать, горожане придут сюда. Ведь тут до Исаакиевского рукой подать – его видно отсюда. Собор-музей защищают тысячи людей. Почему бы им и сюда не завернуть? Всего лишь несколько минут пешком по Вознесенскому проспекту».

Для справки: У Дома Лермонтова тоже проходили пикеты и поэтические чтения.

054fb1f42622638e51bf946278bd38e8.jpg

Фото из архива Дарьи Васильевой

Дарья Васильева пишет статьи и стихи о том, что ей дорого и что она страстно желает защитить. Она выпустила поэтический сборник «Под сеткой», стала редактором коллективного сборника «Чёрные окна». И тоже не для того, чтобы излить чувства, а чтобы найти новых сторонников-борцов за наше культурное наследие. В книге она пишет:

«Надеюсь, моя строка летит точно в цель. Слово на этой войне – тоже оружие. Есть такое понятие – лирика гражданская. Дома погибают под зелёной сеткой. Сетка – лживая завеса, ткань из андерсеновской сказки о голом короле. Если раздвинуть её руками и войти внутрь заброшенного здания, то можно увидеть редкую красоту. Роскошные гостиные, анфилады, витражи, барельефы, камины, лепные панно на потолках... И всё это в дичайшем запустении: разгромлено, поругано, сожжено, расхищено мародёрами. Всё то, что ещё осталось, в, казалось бы, цивилизованном двадцать первом веке, приходится защищать от дикарей. Всё это я и предлагаю узреть посредством прочтения моей книги.

c31bc54181127526c387011e37b3d475.jpgФото Activatica

Я живу в Старом Городе. И, куда бы я, выйдя из дома, ни направилась, любой мой путь опутан зелёной сеткой. На каждом шагу – как минимум одно расселённое здание. Так что, это – уже мой мир. Расселёнки с полным правом заняли в моих стихах свою обширную нишу. Наряду с мостами, парками, садами, статуями и соборами. Сдвиньте ситуацию с места, перестройте её на позитивный лад, остановите уничтожение – и тогда я буду писать про мосты и парки. А пока…».

Разорвано небо, как мягкие ткани,

Безжалостной, хищной железной стрелой.

Уходят друзья, огрызаясь волками:

«Ты стала опасной, тревожной и злой»

Рассветные сны обратились в кошмары.

Я слышу испуганный сдавленный крик.

В измученном, раненом Городе Старом

Шар-баба крушит рафаэлевский лик.

bdc848bf58d285ae19472f6c282cea26.jpgФото из архива Дарьи Васильевой

«Разговор у нас получился какой-то беспросветный. Пора сказать про хорошее: нам удаётся делать дома памятниками. Добиваться, чтобы городская власть закрывала дома от случайных гостей. Мы и сами это делаем – заколачиваем. Есть своя крепкая «заколот-команда». Есть хорошие взаимоотношения с руководительницей Адмиралтейской районной администрации.

Отдельно скажу о просветительских проектах – мы не забываем, что тут культурная столица. У нас большая культурная миссия: книги, фильмы. Недавно вышел поэтическо-прозаический градозащитный сборник. Проводим экскурсии на ретро-трамваях по горячим градозащитным точках – «Трамвай Наследия».

На акциях любимый вопрос полиции – кто вы, как называется ваша организация. А мы никто, нет названия, не в нём главное. Как сейчас модно говорить у той же полиции, мы – социальная группа. Сколько нас, мы и сами не знаем. Потому что сейчас, когда мы здесь разговариваем, очередной новичок градозащитник заколачивает очередной дом и готовится писать о нём письмо чиновникам. Кто-то читает этот текст и решает к нам присоединиться. Если где-то что-то случилось, то люди просто съезжаются и помогают.

Я сама не люблю пикеты и считаю их личиночными мерами протеста. Но, наверное, скоро придётся пикетировать городское Законодательное Собрание…

Дело вот в чём. Я написала закон и он уже третий год лежит в столах у депутатов. Мой закон «О содержании расселенных зданий». Он заточен на большие штрафы, жёсткую ответственность за беспредел, и, в принципе, власть могла бы пользоваться им для пополнения бюджета, если уж её не волнует сохранение нашего наследия. В ответ на проект закона - тишина. А мы бегаем, как за тараканами с тапочком – пока заколачиваем один дом, мародёрят другой.

Я максималистка, мне нужна полная победа, до которой, получается, ещё далеко. Чтобы извести всех тараканов разом, нужен хороший препарат – хотя бы этот закон…

Стоять мы будем долго. Ибо нам есть за что стоять».

6de27fac087ee943376376f3d223ffff.jpg

Фото Activatica

Вместо постскриптума – размышление над Каналом Грибоедова.

И на руинах царственного града,

Что воспевали музы трёх веков,

Растут стеклобетонные громады

Торгово-развлекательных ларьков.

«Бизнесмен - это солидный, респектабельный, богатый человек, который должен любить антиквариат, подлинность. Человек, который любит шик, а не кич. И ещё это человек щедрый.

А что мы видим в нашем бизнесе? Это бритоголовые мальчики, которых не добили во времена передела ларьков. Они выбились, набрали кредитов. Решили, что они бизнес. Но они никто и они не ценят ничего. Ценности у них поддельные, как марки и бренды их пиджаков, часов и цепей. Это же нищеброды просто.

То же самое мы видим и в их строительных проектах. Уничтожить подлинный дом и поставить на его месте подделку, похожую на оригинал. Это приговор и диагноз. Всё поросло быдльём… И это не оговорка, не опечатка.

Интересно, есть ещё хоть один настоящий бизнесмен, соответствующий этому высокому званию?».

КИПРЕЙ

Кипрей в расселёнках
Так яростен в этом году:
Дома и дворы
Утопают в сиреневой пене.
Я снова вернулась.
Но думала, что не войду:
Под тяжестью ветра
Обрушились эти ступени.

Сюда не проникнут
Цветные огни фонарей.
И солнце давно
В эти пыльные окна не ходит.
И лишь невесомый,
Отчаянно-яркий кипрей
Цветным акробатом
Висит на обрушенном своде.

Я видела много
Диковинно-пышных цветов.
Махровых, тигровых,
Чёрвлёных, и даже зелёных.
Затейливых видов,
Мудрёных-ядрёных сортов.
Но душу мне греет
Обычный цветок расселёнок.

Я лучшие строки
Отдам непременно ему.
Любители роз
Посмеются и даже осудят.
Он ярким лучом
Прорезает кромешную Тьму.
Он знает: здесь жизнь.
И она ещё, кажется, будет.

Так яростно-ярко
Он манит на верхний этаж,
В развалины маленькой,
Пыльной сгоревшей Вселенной,
Что ты остаёшься.
Ведь ты никогда не предашь
Свой маленький Космос,
Залитый лиловою пеной.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Врански Красимир Христов, 01 мая 2017 г., 23:03
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 02 марта 2017 г., 17:07
Пост
Дарья Darky Васильева, 16 дек. 2016 г., 21:53
Пост
Шерга Екатерина , 13 дек. 2016 г., 18:55
Пост
Шерга Екатерина , 20 нояб. 2016 г., 20:42
Пост
Олег Краснов, 25 окт. 2016 г., 20:40
Пост
Шерга Екатерина , 23 сент. 2016 г., 16:57
Акция
Игорь Ядрошников, 16 сент. 2016 г., 17:10
Пост
Шерга Екатерина , 23 июня 2016 г., 11:28
Пост
Шерга Екатерина , 27 мая 2016 г., 18:05
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 03 мая 2016 г., 20:20
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 25 окт. 2015 г., 3:42
Пост
Врански Красимир Христов, 16 окт. 2015 г., 13:58
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 15 окт. 2015 г., 11:30
Отменить
Отменить