Показать на карте
Транспорт и связь, Коррупция, Свобода предпринимательства
238 0 1
Пост

Кантор Вадим

О чём дальнобойщики хотят говорить с Медведевым и Соколовым?

Текст

ac785eed555fe6befc4d88e1344f4dd2.jpg

Протест дальнобойщиков длится уже не первый месяц. Сдаваться они не собираются, более того, уверены, что в ближайшее время им всё-таки удастся встретиться с министром транспорта Максимом Соколовым, и не исключают встречу с Дмитрием Медведевым. Корреспондент Activatica пообщался с председателем «Объединения перевозчиков России» (ОПР) Андреем Бажутиным и руководителем московского отделения ОПР Сергеем Рудометкиным.

Андрей Бажутин

Андрей, насколько реально, что встреча представителей ОПР с руководством Минтранса и с Дмитрием Медведевым всё-таки состоится ?

- Я уверен, что встреча с состоится. Может быть не с самим Соколовым и Дитрихом (министр и зам министра транспорта – Activatica), хотя для нас это вопрос принципиальный. Медведев тоже на встрече нужен. Он же встретился с дальнобойщиками, показал, что такая возможность и нужда есть. Правда, выяснилось, что те дальнобойщики никого не представляли, значит всё-таки надо встречаться, мы будем на этом настаивать.

Вы что-то знаете о возможности такой встречи или это предчувствие?

- Это моё внутреннее ощущение, всё это время оно меня не подводило. Это ощущение может рождаться и из нашего наблюдения за ситуацией. Заявление той же Матвиенко – это попытка сглаживания ситуации, в надежде на то, что мы на это как-то отреагируем. Никто не говорит, что «Платон» отменяют, но говорят, что надо проверить – правильно ли всё? Это размазывание ситуации, они бы этого не делали, если бы не боялись её. Они пытаются сгладить ситуацию, прекрасно понимая, что вечно молчать нельзя. Центральные СМИ молчат, и рано или поздно, они себя этим дискредитируют. Почему нас с дороги хотят убрать? Потому что люди видят, что происходит. Плюс к этому, мы работаем с населением, мы раздаём листовки, мы рассказываем. Очень многие люди поменяли в отношении нас своё мнение. Ситуация взрывоопасная. Среди наших коллег очень много людей, которые настроены крайне радикально. Если будет диалог, то люди увидят, что начался переговорный процесс. Если диалога не будет, то армия таких крайне радикально настроенных людей может увеличиться – выхода у людей нет.

Как формируется стоимость перевозок?

- Она сформирована рынком, но, к сожалению, крупные компании сейчас очень сильно демпингуют, видимо, в надежде на то, что мы уйдём с этого рынка. Бывает, что и наши коллеги-частники тоже демпингуют. Нам приходится работать в условиях непосильной ноши лизингов или кредитов, под безумные проценты. Плюс к этому нагрузка от «Платона», штрафы за неадекватные взвешивания. В результате, выполняя эту работу и привозя с рейса прибыль в 20-30 тысяч рублей, водитель, после прохождения электронных весов, может попасть на штраф от 150 до 400 тысяч рублей – и это моментальный крах. При этом у него может не быть перегруза, а всего лишь при погрузке ему неправильно разместили груз. В этих условиях выживать практически невозможно. Нам иногда рассказывают, что мы не можем работать, потому что мы не умеем работать. Это не так. Есть безумная финансовая нагрузка, нет рентабельности. Человек, выезжая в рейс, ничего толком не зарабатывает. Это такой мизер, что не хватает ни на что.

Андрей Бажутин

Если встреча состоится, то какие основные требования вы выдвинете?

- На сегодня наши основные требования – это отмена системы «Платон» или её реорганизация под иностранного транзитного перевозчика с передачей системы под государственное управление. Ввести мораторий на электронные весы, для того, чтобы нормализовать эту отрасль. Мы не против того, чтобы взвешивали автомобили, мы сами не хотим возить перегруз, но мы считаем, что ответственность за перегруз надо возложить на грузоотправителя. Это его груз, он его формирует, заказывает автомобиль под свой характер груза, поэтому он должен расположить его в кузове и закрепить, а мы должны его проверить и везти. Мы не можем проконтролировать, сколько нам загрузили – сколько в документах написано, столько и есть. Грузоотправитель загрузит нам лишние тонны, мы, не зная об этом, попадаем на весы и подвергаемся штрафам. Бывают непорядочные водители, которые берут перегруз за небольшую плату свыше. И чтобы таких несознательных водителей не было, надо, чтобы отвечал грузоотправитель. Если эти штрафы и ответственность переложить на него, то он не будет перегружать машину.

Если мы вместо одной машины, куда с перевесом нагрузили 30 тонн, пустим две машины по 15 тонн, то это, конечно, отправителю груза обойдётся дороже Но при работе двух автомобилей не оказывается лишнее давление на дорогу, два водителя получают зарплату. А сейчас растёт себестоимость товара, он дорожает в магазинах, только мы с этого ничего не получаем. Бывают случаи, когда наёмным водителям (за «Платон» платит собственник автомобиля) стараются снизить зарплату, потому что рентабельность низкая.


Сергей Рудометкин

Что сейчас происходит в Московском регионе?

- В нашем московском отделении ОПР состоит 97 человек. По моим сведениям, по своим базам, по гаражам сейчас стоит порядка 150 машин. Но у нас нет сведений по абсолютно всем машинам. Ребята говорят, что много машин стоят в Солнечногорске. Я вижу, что московских номеров стало меньше на трассах, их заместили штрейкбрехеры из регионов.

А сколько всего в Москве и области частных перевозчиков?

- Эту цифру сложно вычислить, хотя мы пытались. Общей статистики нет.

Как надолго вас хватит?

- До конца апреля должны продержаться. Надеемся, что к этому времени власть выйдет с нами на диалог, на уровне министра транспорта Соколова и премьер-министра Медведева.

Если встреча состоится, то о чём, кроме системы «Платон», зайдёт разговор?

- Конечно, первая проблема – это «Платон», его полная отмена или реорганизация под транзитный иностранный транспорт; вторая наша проблема – это контрольно-весовые пункты, по которым надо создавать рабочую группу.

Под зарубежный транзитный транспорт попадают машины Белоруссии, Украины?

- Думаю, что да. Наши водители ведь платят за проезд по дорогам Белоруссии. И белорусские, и казахские машины сейчас уже платят за проезд по дорогам России. Наши ребята сейчас были в Германии, общались с немецкими водителями, те готовы платить.

А чём суть проблемы с контрольно-весовыми пунктами?

- Электронные весы на этих пунктах отрегулированы так, что часто работают неправильно, и машина с допустимой нагрузкой «пробивает на ось» (показывает превышение осевой нагрузки – Activatica). За это приходит штраф, который может быть 400 тыс. руб. Такой контроль на трассе проходят все грузовики. Некоторые машины при загрузке в 16 тонн при максимальных 20 тоннах на определенной скорости показывают превышение веса. Мы полагаем, что это из-за неотрегулированности этих весов.

Если на встрече вам предложат снизить ставки по «Платону», вы согласитесь?

- По «Платону» – должна быть только полная отмена системы.

Какие основные претензии перевозчиков к «Платону»?

- Во-первых, эта система идёт вразрез с Конституцией, с её 74-й статьёй. (В этой статье говорится: «1. На территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. 2. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей» – Activatica).

Во-вторых, мы платим транспортный налог и топливный акциз (с 2017 года он был повышен до 6800 рублей с каждой тонны дизтоплива, в 2018 он составит уже 7072 рублей и в 2019-м – 7355 рублей – Activatica). Акциз на топливо это честный налог, мы его все платим – сколько налил в бак, столько и заплатил. В среднем грузовая машина потребляет 40 л на сто километров, вот и считайте, сколько мы платим. А «Платон» – это полностью криминальная и коррупционная система, там даже при расчётах ошибки допущены. Они заявляют, что машина в среднем в год проходит 8 тысяч км. Это бред, фура в год проходит от 100 до 120 тысяч км. Исходя из своих расчётов, они за год должны собирать порядка 40 млрд рублей. Но в действительности они будут собирать более, чем в 10 раз больше. И эти деньги никому не подотчётны, система полностью непрозрачна.

Ну и качество дорог по основым направлениям очень плохое, что по дороге на Питер, что на южном направлении, на трассе М-4 «Дон». Под Ростовом-на-Дону эти дороги убиты, хотя на них стоит система «Платон». Нам говорят «дайте деньги, мы вам сделаем дороги, а вы потом будете за эти дороги платить». Если мы даём вам деньги на строительство дорог, а потом за них платим, то мы получаемся соинвесторами, давайте тогда нам часть своего дохода.

Водители много времени проводят в рейсах, в каких условиях им приходится жить?

- Сложно сказать, сколько времени дальнобойщик не бывает дома, у всех по-разному. Всё зависит от плеча (расстояние от пункта загрузки до пункта выгрузки – Activatica). Наши ребята ездят в рейс до Владивостока, так он больше месяца идёт (туда и обратно) и этот месяц водитель живёт в машине. У нас нет условий, нет инфраструктуры. Ведь надо сколько-то проехать, потом остановиться и отдыхать. Но отдыхать-то негде. Если взять трассы на Сибирском направлении, там нет ни стоянок, ни карманов. Мотели – они есть вокруг Москвы, отъедешь дальше – практически нет ничего. Поэтому ночевать приходится в машинах, а в туалет ходить в кусты. Так что платить не за что. Нам всё ставят в пример Европу, но там сначала построили дороги, создали инфраструктуру, а потом за это стали брать плату. И там есть нормальные альтернативные бесплатные дороги. У нас такого нет.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Александр Гаврилин, 05 мая 2017 г., 16:50
Акция
Чирикова, 06 апр. 2017 г., 16:39
Акция
Алла Че , 09 нояб. 2016 г., 14:50
Проблема
04 июля 2016 г., 22:32
Пост
Алла Че , 04 дек. 2015 г., 10:07
Пост
Алла Че , 01 дек. 2015 г., 21:40
Пост
Алла Че , 27 нояб. 2015 г., 18:38
Пост
Алла Че , 16 нояб. 2015 г., 11:37
Акция
Алла Че , 13 нояб. 2015 г., 17:39
Отменить
Отменить