Показать на карте
Криминал
1904 0 1
Пост

Лидия Кадашова

Кто стоит за нападением на активистку Наталью Федорову?

Текст

На активистку Наталью Федорову, жительницу района Черемушки, 28 апреля было совершено нападение у подъезда собственного дома. Неизвестный распылил химическую едкую смесь в лицо женщине, когда она остановилась у подъезда, чтобы достать ключи. Сильно пострадал левый глаз и обожжена рука. По словам Натальи Федоровой, недавно она участвовала во встрече с населением по поводу реновации и сноса пятиэтажек.

После встречи пенсионерка пообщалась с депутатом МГД Андреем Клычковым по наболевшей проблеме будущего строительства по адресу Нахимовский проспект, дом 59, А. Клычков пообещал "взять огонь на себя", оказать содействие в противодействии возведению нового магазина. На следующий день на Наталью Федорову произошло нападение.

Наталье Александровне 68 лет, всю жизнь она работала учительницей русского языка и литературы. Сейчас она на пенсии, старшая по дому, до 2016 года была общественной советницей, пока глава Управы Черемушки не решила, что в советах активной и непокорной жительницы не нуждается.

Как только Наталья Федорова пришла себя после больницы и показаний следователю, она связалась с редакцией "Активатики" и подробно рассказала о произошедшем. Оказывается, еще с 2012 года в отношении активистки продолжаются акции устрашения, угрозы убийством и даже обстрел квартиры.

Сейчас я лежу дома, вполне ничего самочувствие, очень сильно текло из левого глаза, с левой стороны руку жжет, но правда сейчас уже поменьше. Меня третируют уже несколько лет. История долгая. Где то в конце 90-х годов у нас во дворе торговали на лотках обоями. Потом поставили во дворе будочку, затем построили возле будочки двухэтажный магазин. Мы измеряли с жителями, сейчас расстояние от магазина до стены нашего дома ровно 18 метров. Против магазина мы не возражали, пусть стоит. Потом, в 2012 году мы узнаем, что здание будут ломать, и будет строиться новый магазин "ООО Бас Лтд обои плитка", выше нашего дома, 2050 кв.метров, высотой 50 метров и с подземными гаражами.

Естественно, мы стали писать письма, что из-за строительства подземных гаражей наш дом может рухнуть. После этого мне позвонили неизвестные и стали угрожать. Первый разговор был таким: "Если ты будешь мешать жить хорошим людям, то мы тебя убьем". Вот, в таком духе разговор. Я сразу написала заявление в полицию. При этом мой телефон определил семь последних цифр. Каждый раз я записываю номера телефонов с угрозами, всегда определяется семь цифр,а сейчас даже все 10 определяется. Я постоянно передаю в ОВД Черемушки телефоны, с которых мне звонят. Участковые у нас менялись уже много раз.

2737f82912b152379bacca5ba31fb5e1.jpgЧерез год, в 2013 году, на встрече с депутатами я подошла и задала свой вопрос: "Как нам быть со строительством магазина у дома?". И уже на другой день мне снова позвонили и сказали: "Ты продолжаешь? Мы тебя убьем" . Тогда я догадалась, из-за чего начались угрозы, а до этого даже не догадывалась, кто мне звонит. Мы с жителями всех окрестных домов стали активно писать везде и всюду, требовали встречи с Маратом Хуснуллиным (зам.мэра Москвы по строительству - прим.ред) .

Конечно, встречу с Хуснуллиным нам не организовали, но пообещали аудиенцию у его заместителя, Левкина. Незадолго до встречи снова стали раздаваться звонки: "Если ты завтра пойдешь на встречу с Лёвкиным, мы тебе выльем на голову ведро серной кислоты и это будет твой последний день.". Трижды звонили и угрожали, все номера телефонов я записывала и передала в полицию. В день, когда должна была состояться встреча с Левкиным, ее неожиданно отменили. В этот же день, 11 октября, я выхожу из квартиры, а к моей двери прислонен похоронный венок с лентой: "От друзей и товарищей". Вызвала полицию и мы поехали в отделение писать заявление. Я спросила : "А как же венок?" Полицейские ответили, что венок им не нужен. В отделении мне стало плохо, вызвали скорую помощь. Приехала неотложка, сделали уколы, ничего не помогало и меня отвезли в больницу.

На следующий день звоню в полицию, сказала, что госпитализирована. Попросила прислать следователя, что несмотря на плохое самочувствие хочу дать показания. Мне пообещали отправить сотрудника, но никто так и не пришел.

Пока я лежала в больнице 10 дней, без меня провели встречу с Левкиным. Дома я опять позвонила в полицию, ко мне пришли те же самые сотрудники. Стали говорить и смеяться: "Где же венок? Что же вы улику не сохранили?" Я им отвечаю, не могла же я похоронный венок в квартиру принести. Мне это неудобно и неприятно. Но опять, через какое-то время пришел ответ, что уголовное дело возбуждено не будет.

В 2014 году, зимой, когда были очень сильные морозы, мне обстреляли окна. Такими железными шариками, сантиметра полтора диаметром (подобные шарики используются для гладкоствольного пневматического оружия - ред.) . Если бы я подошла к окну, меня бы точно убило. Четыре таких шарика влетело в кухонное окно, стекла разлетелись вдребезги, такие мелкие осколки. Потом, выстрелили по окнам, где балкон, еще две таких же пули влетели. Опять приехала полиция, всю ночь они у меня работали, фотографировали, записывали. И снова никакого уголовного дела не возбудили. Когда начальник полиции отчитывался перед муниципальными депутатами. И депутаты ему задали вопрос про случай обстрела окон. Начальник пообещал разобраться и уголовное дело открыли по факту порчи имущества гражданки Федоровой.

Про покушение на мою жизнь ни слова. Хотя, если бы я подошла к окну, меня бы, возможно, не было в живых. Спасло меня то, что сразу побежала к двери, протянула руку к розетке, выключила свет в комнате, когда они стали обстреливать балконную дверь в комнату. Квартира у меня небольшая, единственный диван, на котором я сплю, стоит на противоположной стороне окна. Эти шарики я потом находила у дивана. Когда открыли уголовное дело, меня вызвала девица, показывала мне грамоты, какая она заслуженная, что она лучший следователь. Я в свою очередь, принесла и показала ей эти два шарика, которые нашла за диваном. Следователь старательно фотографировала эти шарики. И я думала, что наконец-то, дело пойдет. Но, через какое-то время мне пришел ответ: уголовное дело не раскрыто. После этих случаев с венком и обстрелом окон я два месяца боялась выходить из дома. Звонила соседям, и если кто-то собирался на улицу, то выходила вместе с ними.

В ноябре 2016 года уже получено разрешение на строительство на Нахимовском проспекте, дом 59, А. Я обратилась за защитой к Сергею Митрохину. Митрохин сделал запрос в Управу. Юрист из Яблока долго читала документы и удивлялась. Документы 2008 года, а ведь разрешительные документы на строительство должны обновлять каждый год. Удивительно то, что в разрешающих строительство бумагах пишут, что при правильном ведении стройки наш дом не пострадает. Но кто даст гарантию, что строить будут правильно и без нарушений? Эта территория, где магазин, раньше была нашим двором, у меня есть план, где указано, что это наш участок. Теперь он почему-то уже не наш. Мы делали запросы, чтобы нам предоставили карту дома на момент застройки, но все скрывают, не дают.

(Нахимовский пр-т, 59, А)

fcaf221c07eba1de4b2637abfc93aa19.jpgВ моем доме живут 17 стариков, возраст некоторых до 87 лет. Если их начать тревожить, волновать, они просто умрут. У нас дом долгожителей, старожилов, многие заселились еще с 1961 года. Наша восьмиэтажка - картинка, мы ее бережем, потолки у нас 2.70, а не 2.50, как везде пишут. Я за всеми стариками приглядываю, помогаю. Именно жители нашего дома выдвинули меня в совет Управы. Я считаюсь общественным советником, но глава Управы ко мне относится резко негативно. Более того, меня исключили из числа общественных советников в 2016 году. Сначала просто игнорировали, затем не продлили мне удостоверение советника.

Я предполагаю, что именно Управа дает знать застройщику, что я продолжаю писать, продолжаю обращаться с жалобами. Вчера вечером, 27 апреля, у нас было собрание по поводу реновации. На встрече присутствовал депутат Мосгордумы Андрей Клычков. Я, конечно же, сразу подхожу к нему и говорю: "Андрей я не уйду, пока вы не посмотрите, как у нас здесь можно строить дом с подземными гаражами". В десять вечера мы стояли и разговаривали с Клычковым, показали ему все. Он даже сказал, что "берет огонь на себя", пусть теперь нападают на него. И, буквально на следующий день, на меня напали. Я связываю эту ситуацию, конечно же, с тем, что со дня на день должны начать строить магазин.

Нападающих я никого не видела в лицо. Шла по улице к своему дому, достала уже ключи, чтобы приложить к замку, метров за 5 до подъезда. Мне показалось, что меня схватили за плечо и прямо в глаза брызнули. В левый глаз много гадости попало и рука у меня горит вся. Я закричала на всю улицу: "Помогите!", даже стыдно теперь. Но, никто не отреагировал, никто не вышел. Только Никита, сосед, подошел, посадил меня на лавочку, вызвал скорую помощь, просил меня не кричать, говорил, что все заживет. Когда приехала скорая, знаете, что меня поразило? Минут 20 они ехали, а когда приехали, еще минут 20 бумажки писали. Прошу их помочь, говорю, что глаза горят, я слепну, везите меня в больницу. Они отвечают: "Пока мы все не заполним, никуда не поедем". Я лежала, все горит, а врач писала. Потом, когда меня привезли в больницу, то посадили в очередь. С обожженным лицом и рукой я еще в очереди просидела. В итоге, где-то полтора часа горели мои необработанные, непромытые глаза...

Обязательно напишите: хватит меня терзать, я не отступлюсь. Мне страшно, но я буду продолжать защищать наш дом"

Фото

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Лидия Кадашова, 26 июля 2017 г., 22:29
Пост
Лидия Кадашова, 10 июня 2017 г., 21:25
Пост
Кантор Вадим, 27 апр. 2017 г., 18:05
Пост
Алла Че , 20 апр. 2017 г., 18:00
Пост
Кантор Вадим, 06 апр. 2017 г., 20:55
Пост
Кантор Вадим, 04 апр. 2017 г., 20:42
Пост
Кантор Вадим, 19 марта 2017 г., 19:44
Пост
Яблоко Московская область, 10 июля 2016 г., 15:59
Пост
Титов Павел Витальевич, 03 дек. 2015 г., 8:17
Пост
Экологические новости, 01 окт. 2014 г., 13:44
Отменить
Отменить