Показать на карте
Природа и экология, Устойчивое развитие
140 0 1
Пост

Рябцев Виталий

ГЭС на монгольских притоках Селенги: быть или не быть?

Текст

В Иркутской области 16-18 мая проходили общественные слушания по проблеме строительства ГЭС в монгольской части бассейна реки Селенги (Шуренский и Орхонский проекты). Директор НИИ биологии Иркутского госуниверситета Максим Тимофеев на своей странице в ФБ 10 мая высказался на эту тему весьма радикально: «Не понимаю, для чего российская сторона дала согласие на весь этот спектакль с «отчетом перед общественностью». В ситуации со строительством указанных ГЭС в части экологической и природоохранной составляющей все предельно ясно. В случае строительства ГЭС речь идет исключительно (!) о вариантах выбора последствий между очень плохими или катастрофически плохими. Никаких иных вариантов для экосистемы Байкала при реализации проекта не будет. Весь перечень негативных последствий для экосистемы Байкала уже неоднократно озвучен…

Совершенно очевидно и то, что никакого реального влияния на планы по реализации проектов эти общественные мероприятия также иметь не будут… Проводимые слушания нужны именно для монгольской стороны и исключительно для международной легитимизации процесса. Теперь на заседаниях уровня ЮНЕСКО у лоббистов проекта будет аргумент: мол проведены такие-то демократические общественные слушания, в таких-то городах, с присутствием таких-то учёных, специалистов и гражданских активистов».

Иная точка зрения у российского координатора Международной экологической коалиции "Реки без границ" Александр Колотова: протоколы общественных слушаний могут стать серьезным препятствием для дальнейшего финансирования проекта MINIS со стороны Всемирного банка (ВБ). Он также напомнил, что и сами слушания в Бурятии и Иркутской области – это не совсем добрая воля Монголии, а результат жалобы граждан России, поданной в 2015 году в Инспекционный совет ВБ.

Сначала слушания прошли в Слюдянском (г. Слюдянка) и Ольхонском (п. Еланцы) районах, расположенных на берегах озера Байкал.

В Слюдянке на мероприятии присутствовали около 200 человек, задавалось много вопросов, не получавших прямых и ясных ответов. По данным районной администрации, жители оставили более 2 тыс. замечаний в журналах. Все высказались против строительства ГЭС: 2190 человек подписались против Орхонского проекта, а 2390 - против Шурэнской ГЭС.

В Еланцах участвовали в слушаниях 176 человек. Здесь за месяц было собрано более 2,3 тыс. замечаний и предложений. Подавляющее большинство отзывов – отрицательные. Монгольской делегацией был озвучен очень интересный факт: после проведения слушаний в Бурятии, «ИнтерРАО» снизила стоимость поставок электроэнергии в Монголию на 30%!

Я побывал на заключительном слушании, проходившем 18 мая в Иркутском научном центре Сибирского отделения Академии наук. Здесь в отличие от Слюдянки и Еланцов, атмосфера была сугубо академической. Председательствовал академик Игорь Бычков.

be7a4f397ce98c5ee184c1c9d0e3c171.jpgУже в начале заседания определенный оптимизм вызвало заявление монгольской делегации о реальности «нулевого варианта». «Если планируемые двухлетние исследования выявят значительные негативные воздействия на озеро Байкал, то ГЭС возводиться не будут». Однако все выступления наших гостей, а также и их ответы на вопросы свидетельствовали о том, что монгольская сторона на 100% уверена в необходимости и обоснованности проектов.

Интересный момент: по мнению монгольской стороны, планируемые ГЭС необходимы для сохранения самой Селенги, так как ее истоки и притоки высыхают. «И только водохранилища смогут замедлить эти глобальные процессы».

Но ведь остановить процесс высыхания родников и ручьев водохранилища не могут. И еще вопрос – в чем главная причины этого высыхания? На мой взгляд, большой «вклад» в него вносят широкомасштабные работы по добыче полезных ископаемых. Помню, как в 1980-х высох единственный родник, имевшийся на моем Тангутском стационарном участке (Нукутский район Иркутской области) по изучению хищных птиц. Причина – расширение находившегося поблизости угольного карьера. С родником исчезла и населявшая его окрестности реликтовая популяция обыкновенной гадюки.

Между тем, одной из целей строительства монгольских ГЭС и является развитие горнорудной промышленности. Т.е. «борясь с последствиями зла, мы усиливаем его истоки». Создавая водохранилища и, благодаря им - расширяя добычу полезных ископаемых, ускоряем процесс гибели реки.

В выступлениях ученых подчеркивалась опасность качественного изменения гидрологических режимов. Судя по презентации «Гидрологическая оценка последствий строительства ГЭС бассейне реки Селенги» (Иркутский научный центр, Институт систем энергетики) неизбежно существенное снижение стока Селенги в летний период и повышение – в зимний.

Сергей Шапхаев (Бурятское региональное объединение по Байкалу) заявил, что попытки монгольской стороны представить ГЭС в качестве защиты от наводнений несостоятельны, т.к. наводнения важны для экосистем Селенги и Байкала: «Любая ГЭС меняет не только внутригодовые циклы стока, но и годовые».

Подчеркну - особую роль наводнения играют в дельте Селенги, являющейся самой крупной в мире пресноводной дельтой. Для юга Восточной Сибири это столь же важная орнитологическая территория, как для европейской России – дельта Волги. Поэтому она и включена в Рамсарскую конвенцию, защищающую важнейшие (для птиц) водно-болотные угодья. Кстати, в материалах проектов среди специалистов, которые должны проводить двухлетние исследования, ихтиологи указаны, орнитологи – нет.

1c3073b9e7fbc2974952a80fe5afc9fa.jpgДиректор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов напомнил: «Мы сегодня находимся в других гидрологических циклах: верховья обмелели, и в плотинах воды просто не будет». «На данном этапе развития науки в мире никто не сможет подсчитать достоверно, какой эффект окажет строительство ГЭС на биоту, на дельту. Это не опыты в пробирке. Может быть, рекультивация будет стоить дороже, чем вся выгода от этого строительства. Не повторяйте наших ошибок, допущенных при строительстве ГЭС на р. Ангаре».

С интересной презентацией выступил сотрудник Института земной коры СО РАН Владимир Саньков. Из нее следовало, что на территориях, выбранных под строительство ГЭС, высоки риски землетрясений в 7-8 баллов. Кроме того, «погодно-климатические условия современной Монголии таковы, что процессы опустынивания идут в грандиозных масштабах со скоростью 3,6 тыс. кв. км/год. За счет строительства искусственных водоемов испаряемость с их поверхности, суммарной площадью почти 598 кв. км, многократно увеличится, а это – прямая дорога к прогрессирующему опустыниванию. Это приведет и к сведению и без того малых лесных угодий, уничтожению богатых травой выпасов».

Весьма эмоционально высказался глава Ассоциации развития энергетики Монголии Ганболд. Защищая интересы 3 миллионного населения Монголии, чья "энерго- и водообеспеченность одна из низких в мире», он заявил: «Нам нужно развиваться, или исчезнуть как вид, но зато рыбы будут жить. Но я бы не хотел, чтобы рыбы жили, а монголы исчезли. Вода и энергетика – это наши сегодняшние проблемы. Без нефти, только на солнце или ветре, мы не сможем жить. Любая индустрия на таких источниках не развивается».

Я со школьных уроков географии запомнил: площадь Монголии – 1 млн. кв. км, численность населения – 1 млн. человек. За 50 лет народонаселение выросло в 3 раза. Это говорит не о вымирании народа, а скорее о его «взрывном росте». Не сопоставимом с демографической ситуацией на территории «северного соседа».

Выступая против ГЭС, мы тем самым выступаем и против опустынивания, против высыхания монгольских родников и речек. А беспрецедентное снижение цены на электроэнергию, поставляемую РФ, говорит о нашем понимании экономических сложностей соседей. Кстати, монгольская делегация на слушаниях так и не ответила на заданный вопрос: рассматривает ли Монголия подешевевшую российскую электроэнегию как альтернативу строительства ГЭС?

Игорь Бычков на это ответил, что никто, нигде и никогда не ставил под вопрос право Монголии на развитие экономики, энергетики, водную безопасность.

"По результатам общественных консультаций население (Иркутской области - прим. ред.) отрицательно отнеслось к перспективе строительства ГЭС на притоках реки Селенга в Монголии и высказалось за поиск их альтернатив, безопасных для экологии Селенги и Байкала", – сказал Игорь Бычков.

"Принято решение признать преждевременной разработку технического задания на проведение региональной экологической оценки и оценки воздействия на окружающую среду и социальных последствий проекта до завершения всех исследований".

Монгольской стороне будут выданы три протокола общественных слушаний, а через 30 дней - книги замечаний и предложений, заполнявшиеся в общественных приемных двух районов Иркутской области.

Вероятно, уже в ближайшем будущем мы узнаем: помешают проведенные общественные слушания строительству ГЭС на Селенге, либо наоборот – помогут лоббистам этих проектов? Кто прав: Александр Колотов или Максим Тимофеев?..

Заглавное фото

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Рябцев Виталий , 11 июля 2016 г., 20:18
Отменить
Отменить