Показать на карте
Удобный город
244 0 1
Пост

Шерга Екатерина

​ «Титаник» с Крымской набережной

Текст

В ближайшие несколько дней теплоход «Валерий Брюсов» отчалит от своей стоянки на Крымской набережной, на территории парка «Музеон».В этот волнующий момент оркестр не будет играть «Прощание славянки», и вслед кораблю не станут махать платочками. Его отбуксируют в дальний затон на окраине Москвы, после чего он то ли пойдет на металлолом, то ли уплывет в другой город с более адекватными городскими властями.

Понятно, что сейчас, когда на половину Москвы надвигаются бульдозеры, судьба небольшого трехпалубного кораблика как-то не оказалась в центре общественного внимания. Между тем, это было одно из самых приятных, забавных и неожиданных мест Москвы. Теплоход был произведен на австрийской верфи, в середине восьмидесятых годов куплен Советским Союзом, некоторое время плавал в качестве прогулочного судна, но в 1993 году прочно встал на стоянку у московской набережной. Он мгновенно стал очень примечательным объектом. Атмосфера «лихих девяностых» на теплоходе достигла какой-то предельной концентрации: здесь были отель, ресторан, бордель, казино, каюты эти видели столько, что хватит на несколько сериалов. Потом наступили более смирные времена, «Брюсов» долго пребывал в запустении, пока в 2014 году его реконструкцией не занялась команда дизайн-завода «Флакон». После чего он превратился в «общественное пространство для горожан», «первый в мире арт-кластер на воде», самое хипстерское место в и без того хипстерском парке «Музеон». Впрочем, посещали его люди самых разных возрастов, привычек и стиля жизни.

acca342c757972cfa24b73ada0e7b4e5.jpg

Поразительно, как много всего удалось вместить в небольшое пространство. Десятки магазинов, торгующих одеждой, обувью, дизайнерскими прибамбасами. Лекторий, дизайнерское бюро, коворкинг, кинозал, бюро путешествий, студия живописи, школа танцев, площадка для занятий йогой, курсы иностранных языков, детский клуб, маленькие, площадью в одну каюту разнообразные кофейни на несколько столиков. Но при хорошей погоде обслуживали и на палубе, можно было сидеть на раскладном стуле, пить коктейль и воображать, что находишься на круизном лайнере, который сейчас подходит к Сингапуру. Здесь проводились концерты, гастрономические ярмарки, и лауреат Букеровской премии писатель Михаил Бутов читал лекции про историю джаза. Знающие люди толпами водили сюда своих иностранных друзей – показать, что Москва вполне себе европейский город. В Амстердаме на каналах есть гостиницы и жилые дома, в Париже одна из относительно новых достопримечательностей – плавающий на Сене спортивный комплекс имени Жозефин Бейкер с бассейном и тренажерным залом, а у нас рядом с Крымским мостом – первый в мире арт-кластер, открытый на воде. Мы можем не хуже.


Нет – не можем. Уже давно московское правительство успешно борется со всеми формами жизни на воде. Вспомните, сколько плавучих ресторанов, клубов, офисов пошли на слом. Этот теплоход оставался последним. Нынешней весной его судьба была решена окончательно, и в «Вечерней Москве» уже появилась умильная заметка о том, что когда «Брюсов» навсегда отчалит, «гуляющие горожане смогут лучше видеть прекрасные перспективы центра столицы», как будто трехпалубный пароходик был чудовищным Левиафаном, весь этот центр загородившим.

На самом деле это – большая потеря. В большом столичном городе должно быть много странного, забавного, прихотливого, неожиданного. Город должен быть полон приключений (но не в том смысле, что вы поскользнетесь на плитке и сломаете ногу, или у вас в темном переулке отнимут смартфон). «Брюсов» и стал таким приключением, забавой, игрушкой. Но все это было слишком хорошо, чтобы быть правдой.


Не так давно я поднималась на его борт. Арт-кластер был уже приговорен, через две недели его должен был покинуть последний арендатор. Но по-прежнему в кофейне, украшенной надписями типа «Работа сама себя не сделает, но и кофе сам себя не нальет», наливали кофе, на верхней палубе молодой человек играл на гитаре, а две девушки танцевали, дальше мне попалась толпа людей с каким-то особенно восторженно-внимательным выражением лиц. Оказалось, это были родители, пришедшие посмотреть, как их дети – учащиеся творческой студии - выступают на выпускном концерте. Все казалось обычным. Только на дверях магазинчиков было слишком много надписей «Тотальная распродажа. Скидки 70 процентов».

В одном из таких магазинов я разговорилась с парнем, который был продавцом и одновременно совладельцем. Он сказал, что его зовут Дима. Ну что ж, здравствуй, Дима! Здравствуй и прощай. В углу каюты уже стояли коробки и баулы – все было приготовлено для эвакуации.

- Этот теплоход уникален, - сказал мне Дима. - Это пространство, где выступали российские дизайнеры. Все, что тут продается, сделано в Москве, в Петербурге, в Ростове. Наш магазин на «Брюсове» с декабря. Мы долго ждали, когда освободится место, потому что очередь на аренду была большая. Нам тут очень нравится. Но как я понял, корабль «Брюсов» мешает судоходству Москвы-реки.

Как бы в насмешку над его словами по реке далеко от нас проходят навстречу друг другу два прогулочных корабля.

- Абсолютно не мешает, - подтверждает Дима. - Это единственный в мире арт-кластер. Я специально смотрел в интернете, пытался найти, есть ли еще такие корабли, ничего не нашел.

- И куда вы теперь денетесь?

- В ближайшее время будем торговать на маркетах, ярмарках, через интернет. На лето никуда не будем пробовать поселиться, потому что это достаточно проблематично. Таких арт-пространств мало… Мы все здесь дружили, общались между собой, вместе сидели внизу, в «Sito»...

075e8cbe8673b0f62c01c0b67e52156a.jpg

Греческое кафе «Sito» расположено на самом нижнем этаже теплохода, так называемом твиндеке. Река здесь уже почти вровень с иллюминаторами, и видно, как волны несли к кораблю пустую пластиковую бутылку и два окурка. А здесь было уютно и хорошо. Сидела целая компания с множеством детей, в углу парень и девушка играли в скраббл, еще одна девушка, откинувшись на подушках, задумчиво водила пальцем по экрану айфона, страшно модно одетая и глубоко беременная дама ждала, пока ее спутник принесет ей долму, салат хорьятики и соус дзадзики. И очень хотелось, чтобы вдруг произошло чудо, чтобы «Валерий Брюсов» снялся с якоря и уплыл бы отсюда, рассекая волны. «Товарищ, мы едем далеко, подальше от этой земли…» Так он проплыл бы по всем морям и океанам, открыл землю Санникова, спас капитана Гранта и, в конце концов, облепленный ракушками, вернулся в парк «Музеон». А тут уже все другое, история совершила очередной виток, все поменялось, и городом управляют вменяемые люди.

Все это были, конечно, мечты. Сейчас на теплоходе нет ни греческих кофеен, ни русских дизайнеров. По палубам бродят среднеазиатские уборщики. Они выгребают разный оставшийся здесь мусор - детские игрушки, вешалки от одежды, соломинки от коктейлей, лопнувшие воздушные шарики и складывают это в расположенные на палубах черные пластиковые мешки, похожие на те, в которые кладут трупы. В ближайшие дни корабль покинет набережную. Может быть, он отплывает уже сейчас, когда я это пишу. А на месте, где он стоял, останется плавать только пластиковая бутылка и пара окурков.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Отменить