Показать на карте
Архитектура, Удобный город, Правосудие
1423 0 1
Пост

Кантор Вадим

Монолог активиста: «Рядовой человек должен сопротивляться»

Текст

До недавнего времени дизайнер и специалист по трёхмерной визуализации Всеволод Очинский и не думал заниматься никакой активистской деятельностью. Но когда в Москве началась реализация масштабной аферы под названием «реновация», ему эта затея московских властей очень не понравилась. 17 мая Всеволод пришёл на встречу с префектом Северо-Западного округа с плакатом, на котором было написано «Отъём жилья, депортация — это реновация!». После чего полицейские увезли его в ОВД «Хорошёво-Мневники», где и оставили на ночь. Об этом сразу же проинформировал портал ОВД-Инфо.

Корреспондент Activatica.org встретился с Всеволодом за полчаса до митинга на Суворовской площади, где он волонтёрил: раздавал красно-белые ленточки антиреновации, собирал подписи, терпеливо объяснял всем интересующимся, почему надо выступать против реновации.

Всеволод Очинский рассказал, как власть дотягивается до ещё недавно аполитичных граждан, своими действиями превращая их в гражданских активистов:

19d8c5091bc86c697abf817cf720c55d.jpg

- Я себя определил бы как центриста, которому не нравилась ни власть, ни оппозиция - хороши и те, и другие. Для меня всё началось с того, что на дверях своего дома я увидел объявление о встрече, на которой должен был обсуждаться снос наших домов. Я живу в Щукино, и встреча проходила в школе, в нашем районе. Я пошёл на эту встречу, и мне она очень не понравилась: я там кричал, высказывал своё недовольство.

У нас в первом списке есть шесть домов по Авиационной улице, которые давно должны были снести, ещё по лужковской программе, но, видимо, не успели. Меня это настораживает, потому что я опасаюсь, что дальше полезут к нам. Я живу в небольшой двухподъездной кирпичной пятиэтажке 1959 года, который никак не относится к «хрущёвкам». У нас железобетонные перекрытия, дом находится в хорошем состоянии, и на следующий год у нас планировался капитальный ремонт. В нашем доме есть три коммунальные квартиры и меня беспокоит, как себя поведут жильцы этих квартир, при том, что в нашем доме всего 30 квартир.

Когда у нас была встреча с префектом Пашковым, на неё согнали весь район. Для встречи выделили два зала – один для благородных «патрициев», которые могли задавать вопросы. Был и второй зал, где стоял гигантский телевизор и детские стульчики. Мне это очень не понравилось – я приехал к чёрту на кулички, чтобы телевизор посмотреть? Я стал ругаться с дружинниками, которые там стояли, с бабульками, которые поддерживали власть. В конце концов я добился того, что меня пустили в тот зал, где можно было задавать вопросы. Но там префект несколько раз меня публично оскорбил. Не то, чтобы я очень обиделся, но мне не нравится, когда так поступает префект, – человек, представляющий власть.

Потом 14 мая я пошёл на митинг на проспекте Сахарова. Я пошёл туда с плакатом, на котором написал «Отъем жилья, депортация — это реновация!». И на следующую встречу с префектом, которая уже была ближе ко мне территориально, я решил пойти с тем же плакатом, который был у меня на митинге – просто потому, что имею на это право. Когда я туда пришёл со своим плакатом, то это не понравилось полицейским, они сразу меня задержали и отвезли в отделение. Обосновать моё задержание они не могли, и мы долго препирались. Я им говорил: «Ребята, вы ведь не можете предъявить мне ничего конкретного». Минут через пять к нам подошёл сотрудник в форме, который не представился, и велел меня увести. Меня увели и посадили на ночь в КПЗ, предъявив мне обвинение по статье 19.3 КоАП РФ (неподчинение законному распоряжению сотрудника полиции).

d0c015f6e04e64826c49373c4d52b859.jpg

Если бы со мной не было юриста, я бы просто пропал. В протоколе есть графа, которую должен заполнять только я – «Я, такой-то, делал то-то и то-то...». И я вижу, как следователь, заполняющий протокол, начинает там писать за меня. Я его спрашиваю: «Вы что делаете? Давайте я сам напишу то, что я хочу». Они даже протокол нормально не подготовили. А на следующий день, перед судом, мы пошли к участковому Хорошевского района, который был очень недоволен и пытался «промывать» мне мозги, спрашивал «кто тебе платит? знаем мы таких». Предлагал мне расписаться в том, что я получил копию протокола, хотя мне её не выдали. Потом он принёс ксерокопию этого протокола, написанного неразборчивым почерком и с этим протоколом мы пошли в Хорошёвский районный суд на ул. Тухачевского. Так совпало, что суд этот находится прямо напротив здания, в котором меня задержали. Но судья сказала, что с таким полупустым протоколом она ничего сделать не может и вернула материалы в полицию, а меня отпустили домой. За проведённую в КПЗ ночь передо мной никто не извинился.

1b6ed4b50dc77300d3d48a35b5d97954.jpg

После этой истории я решил как-то активней бороться за справедливость. Не могу сказать, что именно можно сделать, но рядовой человек должен сопротивляться. Из-за пассивности, когда люди считают, что они ничего не решают, нас и держат за дурачков, за холопов. Если бы каждый встал и пришёл на встречу с префектом с плакатом, у префекта была бы не сладкая жизнь, и проблема реновации была бы решена. Все проблемы – от нашей пассивности.

Помимо реновации меня волнуют и общероссийские проблемы. Например, откуда взялся раздутый строительный комплекс, который лоббирует все эти интересы? Это неправильно, когда в один город пытаются засунуть 20 миллионов человек! Надо развивать и остальную часть страны, это неправильно пытаться всех запихнуть в один город, ничего хорошего из этого не выйдет. Ещё мне не нравится, когда люди наплевательски относятся к исторической застройке, и даже к более поздней застройке периода 50-х годов. Историческую застройку власти не считают важной, хотя именно это, а не бетонные коробки, и есть наш город. Мне не нравятся «человейники», в которые меня хотят засунуть, – эти постройки не для жилья, а для зарабатывания денег строителями. В целом мне не нравится градостроительная политика Москвы. У них нет денег на школы, на здравоохранение, а на всю эту фигню есть.

36ab99f64700def650f09bbd66b63ba8.jpg

Всеволод не строит долгосрочных планов. Пока он ждёт повестки, потому что дело против него не прекратили, а лишь вернули материалы дела на доработку в ОВД. Когда и как они будут доработаны, во что превратятся в результате - можно только гадать.


Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Лидия Кадашова, 10 июня 2017 г., 21:25
Пост
Кантор Вадим, 28 мая 2017 г., 23:44
Акция
Кантор Вадим, 30 мая 2017 г., 9:35
Пост
Кантор Вадим, 24 мая 2017 г., 20:22
Пост
Шерга Екатерина , 16 мая 2017 г., 10:32
Пост
Лидия Кадашова, 14 мая 2017 г., 23:22
Пост
Кантор Вадим, 19 марта 2017 г., 19:44
Отменить
Отменить