Показать на карте
Архитектура
190 0 1
Пост

Фуфаева Ирина Владимировна

​Спасение исторического наследия: бег в мешках и с препятствиями

Текст

Спасение исторического здания или достопримечательного места, борьба за постановку его на госохрану – это квест, точнее, бег в мешках с почти непреодолимыми препятствиями. Препятствия заботливо расставлены на всех этапах.

Нижегородским градозащитникам удалось пройти первое препятствие в борьбе за сохранение комплекса Нижегородской арестантской роты – зданий 19 века рядом с музеем-квартирой Максима Горького, еще недавно входивших в его охранную зону.

Музей-квартира Горького

6a04aa12b26900abb43528e77b7d88bc.jpg

Эти деревянные здания 21, 21а, б по улице Семашко, за величественным домом-комодом Киршбаума, сейчас представляют собой просто ландшафтный уголок на склоне над улицей Ковалихинской, бывшей слободой Ковалихой в укромном месте исторического центра. Один из немногих оставшихся. Стены, увитые хмелем, кирпичное сооружение, на кирпичах которого, если вглядеться, можно увидеть клейма, старые сливовые деревья… Вокруг – шикарные вековые липы и ясени, словно перенесенные из парка. (Увы, половину их варварски срубили в этом марте).

…Со стороны это место цепляет некоторой загадкой. Деревянные дома непохожи на традиционные нижегородские купеческо-мещанские особняки и доходные дома с фасадами на улицу. И стиль иной, и стоят по сторонам квадратного двора. А если зайти в гости к хозяйке квартиры в одном из зданий, Надежде Владимировне Шаповаловой, она поднимет половую доску, и та окажется… «соткой»! Пол из доски десятисантиметровой толщины не делают давным-давно… А под доской окажется не менее удивительная прокладка-утепление: войлок… из конского волоса. А в подполе обнаружатся несущие бревна из «неподсоченной» сосны – каменной крепости. Все это говорит о длинной и не совсем обычной истории этих зданий.

75595dfdd80a2e230fe7b6e3833e071b.jpg

292b691ae66b6a5423af24e976fa1158.jpg

9f89fe9b2fefd2f7dbec1c8695ef566c.jpg

На самом деле история этого места далека от идиллии и связана с историей всей России. Причем с историей специфической, связанной с местами общественного призрения, ограничения свободы и наказания. С 1706 года здесь, на склоне Ковалихинского оврага, над речкой Ковалихой, располагался Ивановский монастырь. После его упразднения указом Екатерины II от монастыря осталась богадельня. Богадельню сожгли из-за вспышки чумы 1771 года, когда от страшной болезни умерли почти все обитатели. В 1806 году на этом месте выстроили смирительный и работный дома: один для буйных «сумасбродцев», другой – для преступников, осуждённых за воровство и грабёж к работам на небольшой срок.

…В первой половине 19 века в России принялись реформировать систему уголовного наказания. Сибирские начальники жаловались на огромный поток ссыльных, да и денег бюджетных стоила пересылка. Николай Первый по совету министра внутренних дел Блудова решил сократить расходы, а заодно и развивать губернские города с помощью подневольного арестантского труда. И стали строить в городах арестантские роты наподобие военных. В них решили держать всех трудоспособных арестантов, приговоренных к ссылке. Вот откуда слово «рота» в названии комплекса. Арестанты, которых здесь держали, занимались в основном мощением улиц, получая 29 копеек в день.

В Нижегородскую арестантскую роту №13 гражданского ведомства в начале 1830-х годов и были реорганизованы упомянутые смирительный и работный дома. Архитекторы Иван Ефимов и Георг Кизеветтер перестроили их, создав деревянные здания в стиле позднего классицизма 1830-1840 гг.. Даже каменную баню снабдили классицистическим фронтоном. Вот это и есть те самые неприметные дома на сторонах квадратного двора внутри квартала. Только кирпичный каретник был построен спустя несколько десятилетий.

А 60-е годы 19 века связали судьбу этих домов с освободительным движением в Российской империи, в частности с польским восстанием 1863-1864 гг. После подавления Польского восстания, в 1864-1867 гг. здесь появились «политические преступники римско-католического исповедания», то есть польские повстанцы.

В 1867 году рота была закрыта, но место не опустело: здесь разместилась женская тюрьма. И, наконец, в 1869 году председатель попечительского комитета по тюрьмам Иван Анненков передал строения под Земскую больницу. Вам знакома эта фамилия? Да-да, декабрист, герой знаменитой любовной драмы и фильма «Звезда пленительного счастья». А на тот момент, после 30-летней сибирской ссылки Иван Анненков – крупный деятель нижегородской губернии. Всеми уважаема и его супруга Прасковья Егоровна, в девичестве Полина Гебль…

9389e9a4f635069a40299485894a0773.jpg

Комплекс этих зданий еще недавно охранялся государством. Казалось, он был надежно защищен. Но Надежда Шаповалова беспокоилась за судьбу домов, которые преданно любила, еще в нулевых. Занималась в архивах, изучала историю места, фотографировала… К территории в историческом центре уже тогда тянулись жадные лапки застройщиков. И в 2011 нижегородские власти провели масштабную зачистку: статуса вновь выявленных объектов культурного наследия лишились более 70 зданий. Правда, Арестантская рота оставалась в охранной зоне федерального памятника – музея-квартиры Горького, была его гармоничным историческим фоном. Но год назад охранную зону музея сократили. Все ради блага пришедшего сюда застройщика – ООО "Семашко". Естественно, застройщик не с улицы, иначе с чего бы так стараться.

С начала весны нижегородские градозащитники пытаются вернуть охранный статус зданиям. Как именно - рассказывает юрист-градозащитница Марина Чуфарина. Мы беседуем о том, что ждет впереди, а также о лукавстве законов и беззащитности наследия.

e78f57ba4d9fe27ba164e6d247e79328.jpg

- Дело было так.

Историк Илья Мясковский подготовил историческую справку о комплексе, и 2 марта мы подали в Управление охраны памятников Нижегородской области заявление о включении комплекса бывшей Арестантской роты и окружающего его природного ландшафта в единый государственный реестр объектов культурного наследия в качестве достопримечательного места. Ведь помимо того, что эти здания в стиле позднего классицизма 1830-1840-х гг. представляют собой единственное в городе сооружение высшего исправительного наказания Российской империи XIX века, отдельную эстетическую ценность представляли старовозрастные деревья — ровесники Максима Горького. Согласно экспертному заключению биолога Ильи Минизона, два экземпляра ясеня вообще заслуживают статуса памятника природы.

- Горький наверняка их видел, поскольку рядом, в доме Киршбаума, находится его последняя квартира.

- Однако через 2 недели нас уведомили об отказе в принятии заявления из-за того, что фотографии зданий сделаны в разное время года. Кроме того, потребовали копии архивных документов об истории создания и функционирования объекта, на которые ссылался Илья Мясковский. Удивительно, что в самом Управлении нет этих материалов, хотя до 2011 года комплекс считался выявленным объектом культурного наследия. Ответ на запрос архивных копий из Центрального архива Нижегородской области пришлось ждать месяц.

17 мая подали повторную заявку о включении Нижегородской арестантской роты в реестр. Но к этому времени большая часть зеленых насаждений на этой территории была уже уничтожена застройщиком – ООО "Семашко". Поэтому мы предложили взять на государственную охрану только ансамбль.

И вот на днях из Управления охраны памятников пришло уведомление о принятии нашего заявления к рассмотрению и включении объекта в список объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия.

- Что это означает? Защищен ли теперь этот комплекс зданий на какое-то время от сноса?

- Увы, нет. Теперь в течение 3 месяцев специалисты Управления должны определить историко-культурную ценность объекта. А дальше – вилка. Либо решение о включении объекта в перечень выявленных объектов культурного наследия, либо отказ во включении. На протяжении этих трех месяцев объект не защищен никак. Таков новый порядок по Федеральному закону «Об объектах культурного наследия».

- Что может дать положительное решение?

- Положительное решение о выявлении даст объекту защиту от сноса до того момента, пока не будет принято окончательное решение о включении объекта в единый реестр памятников либо об отказе во включении такого объекта в реестр. В свою очередь такое решение может быть принято только на основании заключения историко-культурной экспертизы. На всю эту процедуру законодатель дает уполномоченному органу целый год. То есть процесс постановки того или иного объекта на государственную охрану сейчас максимально усложнен и растянут по времени.

- А есть ли у нас шанс на такое положительное решение?

По опыту – нет. У нижегородских градозащитников уже набралась многолетняя – с 2012 года - практика игнорирования областными чиновниками наших инициатив по выявлению новых объектов культурного наследия. Ведомство господина Хохлова блокирует любые наши попытки взять на себя часть работы государственного органа по постановке на охрану непризнанных памятников.

С 2012 по 2016 годы мы подготовили и представили в Управление 12 положительных заключений государственной историко-культурной экспертизы, обосновывающих включение объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия, в единый государственный реестр. Абсолютно все заключения были отклонены. При этом речь идет не просто о бездействии — госорган предпринял значительные усилия и потратил немалые государственные средства, чтобы оказать содействие заинтересованным в сносе застройщикам, и ни в коем случае не допустить постановки выявленных экспертами объектов на государственную охрану.

Каждый раз Управление либо заказывало повторную экспертизу объекта с заведомо отрицательным результатом, либо отвергало представленные нами документы по формальным основаниям («несоответствие требованиям законодательства»).

Мы обжаловали решения Управления и правительства Нижегородской области, но суд просто уклонялся от самостоятельного исследования историко-культурной ценности объектов (путем судебной экспертизы), признавая за уполномоченным государственным органом право быть истиной в последней инстанции. То есть по существу дела не рассматривались. И ни один объект в Нижнем Новгороде так и не был выявлен по инициативе общественности. Управление и его руководитель Владимир Хохлов не только не препятствовали, но и содействовали массовому уничтожению исторического облика Нижнего Новгорода.

- Это было при, так сказать, старом законодательстве.

- После того, как в январе 2015 года вступил в силу новый порядок выявления объектов культурного наследия, нам показалось, что ситуация в Нижегородской области улучшилась. Чиновники положительно рассмотрели сразу несколько заявок градозащитников и общественных организаций о включении объектов в перечень выявленных памятников. Но на сегодняшний день ни по одному объекту не организовано проведение государственной экспертизы, не принято решения о включении объектов в государственный реестр.

Так, в декабре прошлого года инициативная группа нижегородских архитекторов подала заявку в отношении ажурных металлических конструкциях павильонов Всероссийской промышленно-художественной выставки 1896 года. Они были обнаружены на Стрелке Волги и Оки в порту в конце 2015 года.Однако спустя установленные 90 дней решение о выявлении этого объекта так и не было принято. Не принято оно до сих пор. Тянут.

- А ведь недавно Нижегородская область вообще прогремела сносом уже выявленного памятника - Дома культуры в Балахне. Он уже был включен Управлением в перечень выявленных объектов культурного наследия и ждал экспертизы, но местные бизнесмены через суд смогли оперативно снять с него охранный статус и моментально снесли, чтобы построить на этом симпатичном месте жилой дом. А ведь до возникновения притязаний застройщиков на здание (точнее, землю) ДК прекрасно функционировал и был культурным центром одного из районов Балахны. Потом горадминистрация вывела из него кружки, а затем здание в сотни и сотни метров было продано по цене квартиры: за 4,5 миллиона рублей.

- А Управление охраны памятников даже не пыталось сопротивляться, вступаться за свой объект. И это несмотря на то, что заявление по Дому культуры готовила не какая-то «простая» общественная организация, а вроде бы привилегированный Общероссийский народный фронт. «Народный фронт» предупреждал и районную прокуратуру, и полицию Балахны, что здание теперь поставлено на госохрану, идет историко-архитектурная экспертиза. Тем не менее, собственнику непонятным образом удалось оспорить в суде решение о том, что здание обладает признаками объекта культурного наследия и сразу же после получения решения – снести.

Для чиновников, чем меньше памятников, тем лучше. Они и так при каждом удобном случае пытаются избавиться даже от действующих объектов культурного наследия. Сейчас в Законодательное собрание внесен проект постановления, разом лишающий охранного статуса более 300 храмов в Нижегородской области.

- То есть сейчас застройщик, планирующий строительство на месте Нижегородской арестантской роты жилого комплекса, почти со 100% вероятностью будет пытаться снести вслед за вековыми липами и сами здания.

- Да.

- А как иначе могла бы сложиться судьба этого живописного уголка?

Илья Мясковский считает, что продолжение исследовательской работы по истории Арестантской роты может выявить и новых интересных узников, прошедших через это заведение, и иные важные моменты существования комплекса. Продолжению этих исследований способствовало бы создание музея на базе Объекта. Подобный проект уже разработан нижегородским архитектором А.В. Гребенниковым и был представлен на Всемирной архитектурной выставке в Венеции в 2004 году. Привлекало бы туристов и соседство Музея-квартиры А.М. Горького.

…Экскурсии по Арестантской роте, проводимые градозащитниками, пользовались успехом - даже под звуки бензопил.

Илья Мясковскийddf5210dd94d40b19940d3618cea4f3b.jpg

Олеся Филатова

1a13d516105ba667cd77a8b59f34a71c.jpg


А еще, пока пилили липы, градозащитники проводили экскурсии и снимали фильм об исчезающем на глазах историческом ландшафте.

Режиссер Олег Родин. Рассказывает историк Илья Мясковский.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 19 мая 2017 г., 16:46
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 02 марта 2017 г., 17:07
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 22 февр. 2017 г., 22:38
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 30 апр. 2016 г., 19:23
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 15 окт. 2015 г., 11:30
Отменить
Отменить