Показать на карте
Природа и экология, Правосудие
214 0 1
Пост

Семенов Илья

Ящик Пандоры остался закрытым: Питерские активисты отстояли природный заказник

Текст

Экологические активисты Александр Карпов и Алексей Смирнов добились, чтобы суд признал незаконным изъятие территорий из природного заказника регионального значения «Южное побережье Невской губы». Свое постановление Санкт-Петербургский городской суд вынес 8 августа.

24ea6675baec8a4e770c2448c3193adb.jpgАлександр Карпов, Максим Оленичев и Алексей Смирнов после победы в Городском суде (фотография: "Команда 29")

Заказник на берегу Финского залива был создан в 2013 году ради сохранения мест гнездования и массовых стоянок водоплавающих и околоводных птиц. В этом районе на мелководьях залива расположены обширные тростниковые и камышовые заросли, которые привлекают многие виды птиц, в том числе редкие и охраняемые.

Общая площадь заказника составила 266 гектаров, в его состав вошли три кластера – «Кронштадтская колония», «Собственная дача» и «Знаменка». Однако уже спустя два года часть территория заказника, примыкающей к строительной площадке порта «Бронка», попала в сферу интересов Минобороны и ООО «Феникс», подконтрольного бизнесмену Дмитрию Михальченко. Проведенная экологическая экспертиза постановила, что из заказника можно изъять два участка общей площадью более 7 гектаров, а взамен включить в границы «Южного побережья Невской губы» 2,5 гектара других территорий. Именно это решение оспаривали в суде экологические активисты Александр Карпов и Алексей Смирнов при поддержке адвоката «Команды 29» Максима Оленичева.

После победы в Горсуде Александр Карпов рассказал «Активатике», почему выиграть это дело было так важно, и о том, что отчуждение части территории ООПТ могло стать катастрофичным для заказника.

"На самом деле это был так называемый стратегический иск", - отметил активист-эколог. По словам Карпова, их работа была нацелена на создание прецедента, на привлечение внимания к тому, что изъятие земель, объявленных особо охраняемой природной территорией, недопустимо в принципе. "Допустить это дело - все равно, что открыть ящик Пандоры, - отмечает Александр Карпов, - потому что всегда найдутся эксперты, которые обоснуют все что угодно за приличные деньги".

В случае с Южным побережьем Невской губы такие эксперты действительно нашлись, причем экспертизу они проводили на изначально незаконной основе. "Дело в том, - объясняет Карпов, - что в соответствии с законом Санкт-Петербурга, право проводить комплексные экологические обследования есть только у органов государственной власти на бюджетные деньги. В данном же случае обследование было проведено на деньги фирмы "Феникс", то есть инициатива исходила от частного инвестора".

За выполнение комплексной экспертизы отвечала Российская академия наук. По словам Карпова, изначально ученые планировали дать объективную оценку ООПТ, однако такой вариант не устроил заказчика. Тогда команда академиков разделилась и согласившиеся сотрудничать ученые подписали обследование. Оно, по словам активистов, "получилось недоделанным, с кучей ошибок, потому что ушли люди, отвечавшие за определенные разделы". Затем этот документы был подан на госэкспертизу в Комитет по природопользованию от имени Дирекции по особо охраняемым природным территориям, также были проведены две общественные экспертизы.

"Это были псевдообщественные экспертизы, - комментирует Карпов, - потому что они были направлены не на защиту окружающей среды и прав граждан, а на оправдание действий власти в интересах бандита Михальченко. Проводил их, как обычно, "Зеленый крест» и Международная академия наук экологической безопасности, и там тоже люди подписались, не глядя, под заключением о том, что все хорошо, все нормально. Нам же – Центру экспертизы ЭКОМ – экспертизу сначала зарегистрировали, а потом просто отозвали. Это к вопросу о том, как все было устроено. В конце концов, мы пошли судиться, проиграли в первом инстанции, но выиграли во второй, что очень важно, поскольку создает прецедент."

Арестованный по делу о контрабанде элитного алкоголя предприниматель Дмитрий Михальченко, владелец оператора порта "Бронка" ООО "Феникс", по мнению экологов, был главными инициатором захвата земель заказника.

"Тогда (в 2015 году Михальченко еще был на свободе - прим. ред.) они захотели рядом с государственным портом воспользоваться инфраструктурой, на которую были выделены бюджетные средства, то есть судоходным каналом к порту «Бронка», который стоит огромных денег. Представьте себе – от дамбы идет совершенно новый фарватер, а дальше чуть-чуть прокопать, может быть тоже за государственные деньги, и построить свой маленький частный портик, там яхтенный, еще какой-нибудь – любой, это же золотое дно. Вот они хотели именно это и сделать, пользуясь связями с Министерством обороны".

fc5fb5b93e67200fc50bcbdd6d1024f1.jpgСудоходный канал порта "Бронка" (изображение: www.port-bronka.ru)

По словам Карпова, в 2015 году ООО "Феникс" получило зеленый свет в правительстве Петербурга. Об этом свидетельствуют изменения, внесенные в Генплан города, и Закон о границах и режимах зон охраны объектов культурного наследия. Характерно, что инициатором поправки в Генплан был Виталий Милонов. "На тот момент мы не могли ничего сделать, - говорит Карпов, - потому что там решения принимаются коллегиально, их не оспорить никак. Мы сопротивлялись, как могли".

bdb3d2a4da0613bde08f1ea14038ff3c.jpgПроект поправки Виталия Милонова (фотография - Facebook Адександра Карпова)

Тем не менее, поворотным моментом в деле Южного побережья Невской губы стало не заключение Михальченко под стражу, а отказ Министерства природных ресурсов РФ согласовать изменения границ ООПТ.

"С одной стороны мы обрушили на МПР петицию с двумя тысячами подписей, - рассказывает активист, - а с другой, использовали личные каналы связи, чтобы выйти на самый возможный верх и объяснить ситуацию. При этом в департаменте МПР, занимавшемся особо охраняемыми природными территориями, работали профессиональные люди, у которых была такая же принципиальная профессиональная позиция, что изымать территории, земли природного заповедного фонда – нельзя. И они написали два отказа на обращения правительства Санкт-Петербурга. После чего тоже не без нашего участия на этот проект постановления было написано отказное письмо Юридического комитета администрации Санкт-Петербурга – видя вот эти вот все нарушения, юристы взбунтовались, их возмутила юридическая некорректность того, что там было наделано. И когда у нас были на руках эти аргументы со стороны органов власти, мы пошли в суд и смогли выиграть. Я думаю, что эти документы повлияли гораздо больше, чем ситуация с Михальченко".

На территории, которую активистам удалось отвоевать, расположена так называемая Ключинская коса - длинный мыс, вдающийся в Финский залив. По словам Карпова, он представляет собой "как физическую, так и психологическую границу заказника. С физической точки зрения, - объясняет активист, - эта коса препятствует проникновению всякой мутности, взвеси и гадости, а также каких-нибудь разливов в случае аварии в порту или возле него. А с психологической точки зрения, там можно поставить какие-то знаки, вышку, то есть она ограничивает территорию заказника. И между этой косой и портом есть еще разрыв – примерно 50 метров воды, в общем, это хорошая ситуация".

Таким образом, естественное заграждение убережет птиц, гнездящихся и останавливающихся на пролёте на территории Южного побережья Невской губы, от негативного воздействия строящегося порта "Бронка". В том случае, если бы на косе был построен яхт-клуб или подобное сооружение, ситуация была бы кардинально иной.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Игорь Ядрошников, 19 янв. 2017 г., 7:49
Отменить
Отменить