Показать на карте
Природа и экология, Транспорт и связь, Культура, Политика, Образ жизни, Миграция, Права человека, Качество жизни
639 0 1
Пост

Игорь Ядрошников

​Бизнес, власть и коренные народы – кому достанутся берега Финского залива?

Текст

Атомщики и портостроители приходят сюда с горячим желанием вдохнуть жизнь в «безжизненные» леса, реки и болота. Между тем история, культура, экономика Южного берега Финского залива древняя и чрезвычайно интересная, а драмы, разыгрывающиеся здесь, дают нам важные уроки. Выучить бы их.

Мы расстались с участниками экологического велопробега «Наш берег – 2017» у памятного камня деревне Долгово, где ныне администрация Лениградской АЭС. А центр крупнейшего в Европе атомного кластера в Сосновом Бору расположен на месте снесённой в одночасье деревни Устья, известной с XVI века.

Атомный кластер включил в себя также ижорско-финскую деревню Калище (упоминается в хрониках XVII века), где работал наисовременнейший по тем временам стекольный завод.

7084f0e294070047c7160bfe8ecb10da.jpg

Фото с выставки «Память родной земли», Сосновый Бор

Говорят, что он сделал стёкла для витрин известнейшего петербургского магазина Елисеевых на Невском проспекте и зеркала для дворца великого князя Владимира Александровича, где ныне располагается Дом учёных.

7af6e273fd9f1bc1f43cfc5f8ec29037.jpg

Фото с выставки «Память родной земли», Сосновый Бор


Этот регион был известен каботажным судоходством, а богатые уловы рыбы стали основой оживлённой торговли с десятками стран. Коренные жители – ижора, водь, ингерманландцы – жили бок о бок с русскими и преумножали славу их общего края.

d56eb4227f0fbea30403ba810dd00ff1.jpg

Фото с выставки «Память родной земли», Сосновый Бор


Всё это кануло в Лету. Коренных осталось очень мало. Однако их язык и культура ещё живы. Вопреки тому, о чём не знают обитатели больших городов - хотя при этом каждый день пользуются жизненными благами в виде товаров и энергии, оплаченными трагедией малых народов.

c7780db3d50172e6d4a8dbc47c02af76.jpg

Фото Общественного совета Южного берега Финского залива

Из Соснового бора мы отправились в «столицу» ижорского края посёлок Вистино, что на Сойкинском полуострове. Больше пятидесяти километров по берегу Финского залива, через некогда густые и богатые леса.

Когда-то мощный рыбопромысловый посёлок сегодня живет на берегу. От хозяйства колхоза-миллионера «Балтика» остались жалкие крохи. О нём неизменно вспоминают на ежегодных праздниках: День рыбака и сопутствующий ему фестиваль ижорской культуры. Её стараются сохранить энтузиасты, понимающие, что без языка, традиций и искусства нет народа.

В Вистино открыт прекрасный музей, раскрывающий историю края от древних захоронений послеледниковой эпохи до сегодняшних кризисных дней.

fd3b085dd6793d75d1368ca31c4334da.jpg

Рыбацкое судно, из экспозиции музея, фото Activatica

Много морской тематики, рыболовной.

6dd1d7856d02e7c540d7bd0b5fdcd35f.jpg

фото Activatica

Богатая коллекция традиционных нарядов, украшений, предметов быта. Оказывается в разных районах ижорской земли были свои, отличные от других узоры на варежках.

ac8387834c0d34372fe8c89afa2ba883.jpg

Фото Activatica

При музее проводятся занятия для детей (для взрослых тоже) по рукоделию, по гончарному искусству.

0a8ce89f30642751df3de52cbfce14d4.jpg

Фото Activatica

На втором этаже можно увидеть восстановленные шедевры гончарного мастерства.

Предок нашего бидона?

f2629841e12b85261d70e14bb3c7b457.jpg

фото Activatica

Собиратели истории расскажут вам, как староста одной ижорской деревни предупредил Александра Невского о высадке шведов. Расскажут, как ижоры помогали новгородцам защищаться от скандинавских набегов.

В конце XIX века в Санкт-Петербургской губернии жило около 20 000 тысяч ижор, преподавали язык в школах, книги печатали. После революции, к концу 30-х годов началась активная политика ассимиляции. Потом война. Коренное население вывезли на работы в Финляндию, а после войны вернули, разбросали по нескольким регионам СССР, не разрешая вернуться в родные места. Возвращались постепенно: как и когда повезёт.

В 2009 год ижорский язык включён ЮНЕСКО в список исчезающих. Но трагедия народа продолжается и ныне. Не война и не политика «обрусения», а коммерческие проекты завершают уничтожение народа.

Ижоры всегда поклонялись природе и даже после принятия православия в XII веке, традиция молений в священных рощах, подношений деревьям, птицам, остаётся по сей день. Может быть, поэтому, современное индустриальное вторжение в природу воспринимается коренными жителями с особой болью.

Пример такого вторжения - морской порт в Усть-Луге. Этот проект, отмеченный жестокой «войной» с протестующими экологами, появился как скромный терминал для сухих грузов. Теперь же он разросся многократно, отрезав коренное население от моря. От того, что было смыслом существования многих поколений.

80352a49ea80874f78dfbf1800a3c333.jpg

Фото Activatica

Кроме порта и атомного кластера в Сосновом Бору, коренному населению грозят новые проекты. О них говорит организатор велопробега и глава Общественного совета Южного берега Финского залива Олег Бодров:

«Мы видим признаки современного колониализма. На коренных жителей смотрят не как на обладающих всеми правами граждан, а как на барьер на пути «развитию государства».

Изучаем ситуацию, ищем, как можно на неё повлиять положительно. Опыт Европы показывает, что механизм решения таких проблем есть. Мы добиваемся создания общественного совета из представителей власти, бизнеса и общественности.

Этот совет позволит прийти к взаимовыгодному соглашению всем заинтересованным сторонам. Переговоры позволят спланировать нормальное развитие территории всего южного берега залива. Здесь можно развивать промышленность. Здесь – зона рекреации. Там – заказник или национальный парк.

Составляется карта и всё становится наглядно и очевидно. Нет причин для конфликтов. Казалось бы – как просто…

К сожалению, интереса это предложение пока не вызвало. Власть и бизнес не видят или не хотят видеть проблемы?

Водозабор ЛАЭС каждую секунду забирает из водоёма высшей рыбохозяйственной категории – Финского залива – 200 кубометров воды. С ней засасывается рыба. Мы пять лет исследовали, сколько её гибнет, и получили фантастические цифры: от 400 000 000 до 1 000 000 000 рыб!

Ленинградская АЭС, если посмотреть на эффективность использования полученного тепла, это не электростанция, а станция по подогреву Балтийского моря. 67% энергии реакторов уходит с тёплой водой после их охлаждения в Копорскую губу. Как следствие в заливе резко изменилась экосистема. К примеру, раньше преобладали диатомовые водоросли, а теперь сине-зелёные, вырабатывающие яды. Подорвана кормовая база рыб. Это воздействие АЭС никто не анализирует и не пытается оценить.

Между морем и Вистино планируют провести железную дорогу, чем полностью отрежет коренных жителей от моря.

Есть проект строительства грузового аэропорта.

Бизнес действует в своих интересах. Региональная власть заинтересована в инвестициях и доходах бюджета от проектов компаний. Интересы местного населения тут не учитываются, а оно не имеет механизмов, чтобы защитить себя.

Людям создают невыносимые условия для жизни и выдавливают с родной земли.

b892fed5c47fe64217aa8a9a202e757c.jpg

Усть-лужский порт занял огромную территорию побережья


При этом совсем недалеко, в Эстонии есть удачный опыт решения таких проблем.

В Силламяэ был урановый завод. После обретения независимости его закрыли, и город лишился экономической основы. Тогда возник частный порт и благодаря взаимодействию его хозяев с властью и населением, удалось переформатировать город, дать ему новую жизнь.

У нас всё наоборот. Усть-Лужский порт отгораживается от местного населения. Мало того что перекрыт выход к берегу. В порту перегружают серу, уголь открытым способом. Ветер несёт вредную пыль на посёлки, где зимой бывает жёлтый или чёрный снег».

От деревни Косколово, которая 300 лет имела выход к морю, порт отгородился вначале колючей проволокой, потом скоростным шоссе, а теперь и забором.

6b944aa3e5594b41cbb8f12ef2fa2105.jpg

Фото Activatica

«Я уверен, добиться цивилизованного решения проблемы сверху невозможно, хотя именно так чаще всего и пытаются сделать. При власти возникают псевдообщественные советы, куда приходят нужные люди, и они работают в мейнстриме политики.

В таких советах должны присутствовать стороны, имеющие противоположные позиции, чтобы можно было разработать процедуры решения проблем, а не их заглаживания. Чтобы нельзя было так просто пожертвовать интересами коренного народа, ради некоей «государственной нужды».

Мы видим нашу задачу в том, чтобы помогать местным жителям, стимулировать их к активной защите своих прав. Чтобы власть вынуждена была создать механизм учёта их требований. Мы распространяем фильмы, брошюры, рассказываем, как действовать в той или иной ситуации, работаем с национальными ижорскими организациями».

Ещё одна «горячая точка» нынешних дней – деревня Лужицы, известная с XVI века. Здесь живут люди, представляющие, наверное, один из самых малочисленных коренных народов – водь.

По дороге к ней наша группа столкнулась с удивительным явлением. Совершенно новая, современная автомагистраль, уставленная указателями направлений на разные населённые пункты, обрывается глухим тупиком.

6601d74908b1e71387cf62fc0167c4e6.jpg

Фото Activatica

Пришлось перелезать.

af9680b880668a633c5ebfa214fd0710.jpg

Фото Activatica

Развитие порта сопровождается судорожным дорожным строительством, логика которого подчас недоступна нормальному человеку. При этом всё новые и новые дороги разрезают территорию коренных народов на фрагменты, уничтожая привычный уклад жизни, облегчая доступ непрошенным и нежеланным визитёрам. К примеру, пьяным «вахтовикам» из порта.

Нас же в Лужицах приглашали и ждали.

В начале нынешнего века жители деревни оказались перед угрозой выселения из-за наступления порта в Усть-Луге. Стало понятно, что это будет смертельным ударом по малочисленному народу. Директор Института языкознания РАН Виктор Виноградов обратился в Минэкономразвития: «Переселение носителей водского языка из традиционных мест проживания неминуемо повлечёт за собой смерть языка».

К счастью, южная граница пока лишь подошла к Лужицам вплотную.

Участники велопробега приехали в Лужицы и зашли в гостеприимный дом Людмилы Чёрной. Она имеет «маленький женский бизнес в Большой Ижоре» и старается защитить свой дом, дома соседей от индустриального вторжения.

Прежде всего, по обычаю гостеприимства, уставших путников пригласили за стол с водскими традиционными блюдами. Всё приготавливалось в печи хозяйского дома, которому уже 100 лет.

«Живём мы в Большой Ижоре, а тут у нас хозяйство, баня.

Вот эта рокка (rokka) зимняя еда, но я посмотрела сегодня погоду – гроза, ветер – решила, что вполне подойдёт».

ba973319dfa1b26a48ec7a856b0b3718.jpg

Фото Activatica

5a7c2eff36ba525fe2cf5775d81b3ed5.jpg

Печёная минога, фото Activatica

2850db41b5a4d42d68e0eb15764b2d8c.jpg

Традиционные пироги с морковью и ягодами, фото Activatica

«Это моя родовая деревня. Тут все рыбаки, правда рыбы нет. Когда я была маленькая всегда ели рыбу. Салаку покупали ящиками, а миногу – тазами. Пришел большой бизнес и всё пропало.

Мою миногу любимую найти теперь сложно: порт, экологические проблемы, исчезает лес. Всё ведь взаимосвязано, как в живом организме – что-то тронул и всё остальное разваливается.

Порт, наверное, нужен стране, но ведь тут не пустое место. Мы растим детей. Они понимают, что такое лягушка, что крапива жжётся – нормальное воспитание ребёнка гаджетом не заменишь.

Вот сейчас будут продавать свободные участки земли. С одной стороны это нормальная практика – муниципальный район зарабатывает деньги. Но я в шоке. Появятся соседи, я вот тут всю жизнь живу в отдалении. Между нами и дорогой лес был, всё было тихо.

Порт это развитие, но если бы было какое-то взаимодействие, было бы неплохо. А так всё время какой-то обман.

Я участвовала в слушаниях по генеральному плану нашей деревни. Собрались соседи, и я сказала – зачем нам какие-то складские комплексы, зачем напротив моего дома какая-то гостиница? Мы там картошку всё время сажали. Зачем гостиница если в деревне нет воды, и её не предвидится?

Мне непонятно, вот строят дороги. Давайте проведём воду людям. Они тут живут, страдают от порта, жизнь быстро меняется, рушится весь уклад. Так дайте людям воду, проведите газ.

Проблема ещё в том, что обычному человеку предлагаемые бизнесом или властью проекты представляется на языке, который совершенно непонятен. Невозможно разобраться, что к чему, когда вдруг проводят общественные слушания. Для начала людям надо понимать, что такое Генплан, что такое Правила землепользования и застройки, что такое земельный кодекс. Это очень трудно.

Нет надежды, что удастся защититься.

430b115c8e7df4ddbd7c69c798d903a3.jpg

Фото Activatica


Здесь, прямо в теле деревни будет складской комплекс. Трёхэтажная гостиница. Уже лес вырублен, а ведь генплана нет. Нет разрешения на строительство, а они строят.

Я помню 90-е годы, беззаконие и мы как-то выживали. Сейчас законы есть, но их не соблюдают. Я не понимаю, как так?».

Всё-таки мы порешили на том, что надо использовать лозунг «Никогда не сдавайся!».

Всё-таки жизнь продолжается. История ингерманландского края упорно держится корнями за родную почву.

На ночёвку мы остановились в деревушке Березняки. Оказалось, что и тут история на каждом шагу. У домов вековые лиственницы и дубы. Они явно не сами тут появились, их сажали специально люди, понимающие толк в эстетике, в символизме.

7074c8546cad6103096b0dc86712c5f7.jpg

Фото Activatica

К уже не существующей уже усадьбе ведёт аллея древних лип.

c0d85d9d6f5a43c1d16318d35187dcc6.jpg

Фото Activatica

Неподалёку в 2003 году планировали построить мощный алюминиевый завод чуть не в миллион тонн отходов в год. Афёра не состоялась. Помогли массовые протесты. В Сосновом Бору тогда прошёл референдум и более 90% сказали – «Нет!».

Да, с тех пор ситуация в стране сильно изменилась и гражданскую позицию проявлять стало тяжелее. Всё же не надо отчаиваться. «Никогда не сдаваться!».

6707fa7c2f80ab2f211a96ddeaca6aa8.jpg

фото Общественного совета Южного берега Финского залива

PS

Следующий день велосипедисты проведут в Кургальском заказнике. Компании «Газпром» и «Норд стрим 2 АГ» всеми правдами и неправдами хотят вспороть его гигантской траншеей для газопровода «Северный поток 2» в Германию.

Недавно власти Ленинградской области, образно говоря, «воткнули нож» в спину защитникам заказника. Они изменили положение о нём, разрешив строительство «линейных объектов»: нефте и газо проводов, дорог, ЛЭП и прочих сооружений, которые неминуемо уничтожат уникальную природу.

Подробности в завершающем репортаже.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Игорь Ядрошников, 09 авг. 2017 г., 17:30
Пост
Игорь Ядрошников, 07 авг. 2017 г., 17:04
Пост
Игорь Ядрошников, 04 авг. 2017 г., 13:49
Акция
Игорь Ядрошников, 01 авг. 2017 г., 12:55
Пост
Игорь Ядрошников, 19 янв. 2017 г., 7:49
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 19 дек. 2015 г., 10:39
Пост
Врански Красимир Христов, 06 июля 2015 г., 13:21
Отменить
Отменить