Показать на карте
Природа и экология, Права человека, Удобный город, Устойчивое развитие, ЖКХ, Качество жизни
989 0 1
Пост

Кантор Вадим

Мусоросжигание против прав человека

Текст

Специальное заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России (СПЧ) длилось более 7 часов. Не каждая встреча совета отличается такой длительностью, но в этом случае тема была настолько актуальной, что даже после заседания без единого перерыва участники не расходились!

А тема звучала так: «Обеспечение права населения на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду при утилизации отходов потребления». То есть, целый рабочий день разговор был про утилизацию мусора, если говорить обобщённо. А если более конкретно, то весь день в Мраморном зале на Старой площади спорили на очень старую, но всё ещё актуальную для России тему: "Сжигать или Перерабатывать?".

Поводом стали «многочисленные обращения граждан Российской Федерации, связанные с жалобами на обращение с ТКО (твёрдые коммунальные отходы – прим. Activatica). Наибольшую обеспокоенность граждан вызывают планы строительства новых полигонов ТКО и мусоросжигательных заводов».

Надо сказать, что СПЧ тщательно подготовился к проведению специального заседания и за две недели до него опубликовал «Проблемную записку», подготовленную к этому заседанию. В ней в общем виде рассмотрено существующее правовое регулирование сферы обращения с отходами, перечислены возможные технологические решения проблемы. В конце авторы приходят к выводу: на сегодняшний день складывается тенденция «превалирования методов термического обезвреживания ТКО над иными», поэтому необходимо «всестороннее и открытое обсуждение перспектив государственной политики в сфере обращения с отходами при широком участии структур гражданского общества».

fc25799c142a6eca7c827bbe1f80b407.jpgИменно поэтому на встречу в СПЧ были приглашены не только сотрудники различных ведомств и компаний, учёные и эксперты, но и представители инициативных групп граждан, на местах борющихся с планами строительства в их районах мусоросжигательных заводов (МСЗ). На диалог с ними местные власти, чиновники различных ведомств и компании, которые собираются строить МСЗ, не идут.

Например, в Казани активисты общественного движения «Против мусоросжигательного завода в Казани. За раздельный сбор мусора» 30 дней проводили одиночный пикет против строительства в республике МСЗ, добиваясь встречи с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым, но на диалог с ними власти республики так и не пошли.

Во время своего короткого вступительного слова председатель СПЧ Михаил Федотов пожаловался, что ему некуда сдавать батарейки, потому что программа приёма батареек приостановлена в привычном ему магазине. Также он отметил, что необходимо формирование повседневной культуры обращения с отходами, которое не может сделать только государство, но может сделать гражданское общество.

После чего Михаил Федотов и министр МПР Сергей Донской подписали соглашение о сотрудничестве между Министерством природных ресурсов и экологии РФ и СПЧ. Потом Сергей Донской прочитал свой доклад. Министр назвал рост объема отходов одной из важнейших экологических проблем на сегодня и сказал о задаче создания индустрии переработки отходов. Говорил он и о согласовании территориальных схем обращения с отходами, обязательном их общественном обсуждении, введении дифференцированного тарифа при раздельном сборе отходов (РСО). Также он подтвердил предполагаемое строительство пяти объектов по термическому обезврежению отходов - 4-х в Московской области и 1 в Татарстане.

634faa7e39dd21a691a493644de18176.jpgК Донскому было много вопросов, присутствующие сразу обратили внимание на подмену понятий мусоропереработки и мусоросжигания.

– Что мешает прямо сейчас перейти к РСО?, – спрашивают министра.

– Нет инфраструктуры для раздельного сбора, – отвечает министр.

– Уже четверть века идут разговоры о РСО, сколько вам еще времени надо для создания инфраструктуры?

– Нужно принимать меры по повышению мотивации, в Германии переход тоже длился десятки лет, – парирует министр.

Замечу, что в Германии и в других странах, где сейчас успешно работает система раздельного сбора, во время перехода что-то постоянно делалось, в России же четверть века идут только разговоры о том, что нужно внедрять РСО. А все произошедшие в этой области перемены, происходили не благодаря каким-то действиям федеральной власти, а скорее, вопреки. Кто-то с места тут же привёл пример Японии, которой для внедрения раздельного сбора понадобилось всего 6 лет. Население Японии немногим меньше населения России, при несопоставимо меньшей площади, захоранивать отходы там просто негде. Поэтому в Японии стараются максимально использовать вторичное сырье, в том числе полностью утилизируя всю электронную технику.

Член СПЧ Леонид Никитинский сказал, что он ничего не услышал от министра о роли местного самоуправления. «Если возле моей дачи захотят строить МСЗ, то, может, мы сторгуемся, пусть нам платят. Сейчас у местного населения нет никаких прав в принятии решений при размещении опасных производств. Жителям говорят, что это даже не уровень местного референдума», – замечает Леонид Никитинский.

– Почему комиссия ездит изучать передовой опыт по сжиганию, а не РСО?, – спрашивает министра общественник из Казани Антон Голубков.

– Нет, мы ездим и в Финляндию, в Германию и рассматриваем все схемы обращения с отходами. В том числе введение ответственности производителя за утилизацию продукта. Эта схема, которая хорошо себя зарекомендовала.

Но вот почему-то изучение зарубежного опыта по РСО приводит не к его внедрению, а к строительству в России МСЗ.

– За последние годы у нас в Центральном округе власти снесли 30 пунктов раздельного сбора, вывозящим мусор компаниям выгодно вывозить как можно большие объёмы. А власти не вносят инфраструктуру по РСО в территориальные схемы, – замечает с места директор Центра экологических инициатив Владимир Кузнецов, который уже более 20 лет пытается внедрить РСО в Москве, всякий раз преодолевая сопротивление районных и городских властей.

409b9a1fdb1a4ff11393ff3fa7e683a8.jpgОдним из основных докладчиков была председатель Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Ольга Тимофеева. Из её эмоционального выступления стало понятно, что противодействие нормально работающей схеме обращения с отходами идёт на уровне правительства.

«Давайте по-честному. Десятки лет в законодательном плане этим вопросом мало кто занимался. Было два прямых поручения президента: все территориальные схемы должны пройти публичные обсуждения. Когда поправки из правительства 12 июля вошли в ГД, там не сказано ни одного слова о публичном обсуждении терсхем.

То же самое касается раздельного сбора мусора – мы как профильный комитет в начале года увидели, что сейчас три министерства и ведомства – Минпромторг, Минприроды и МинЖКХ – готовят раздельные поправки в закон. Мы высказали чёткую позицию, что мы зайдём в закон один раз, тщательно всё выверив. Нельзя тремя ведомствами вносить иногда противоречащие друг другу поправки.

Сегодня у реформы нет самого главного – единого координационного центра. Мы хотим громко и публично обсудить внесённые поправки в течение следующих двух недель, потому что среди внесённых поправок мы не увидели важных, касающихся поручения президента: публичного обсуждения терсхем и раздельного сбора мусора, стимулирования малого и среднего бизнеса. Мы готовы их сами внести своим комитетом. Нам нужен качественный закон, а не бумага, которую будет невозможно исполнить.

Мусор – это тема, которая касается каждого из нас. Ждём ваших конкретных предложений и экспертных оценок, мы будет опираться исключительно на общественность и профессиональных экспертов», – заявила Ольга Тимофеева.

Заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов сообщил, что сейчас на переработку отправляется не более 10% отходов. Решение проблемы возможно двумя способами - внедрением РСО и строительством мусоросортировочных комплексов. По словам замминистра, в России сейчас всего 3-4 современных комплекса. Наша промышленность уже производит многое: сепараторы, прессы, измельчители, но часть оборудования в России не производится, и такое оборудование, как оптические сепараторы, надо импортировать.

Исполнительный директор Гринпис России, член СПЧ Сергей Цыпленков начал своё выступление с предложения организовать раздельный сбор отходов в ГосДуме, чтобы законодатели сами поняли, что и как нужно делать. Потом он зачитал несколько цитат, принадлежавших Путину и Медведеву, касающихся необходимости принятия решений по РСО. А позже пояснил, что всё это было сказано на заседании Совета безопасности в январе 2008 года.

«Прошло почти 10 лет, но ничего не изменилось, кроме того, с конца прошлого года в СПЧ поступает вал обращений по поводу строительства в разных регионах МСЗ. Практически ни одна терсхема не соответствует приоритетам госполитики по обращению отходов, где обезвреживание отходов стоит на последнем месте. С населением терсхемы не обсуждались, а в самих терсхемах, кроме одной, не предусмотрено снижение образования отходов. Сжигание – один из самых дорогих и опасных способов утилизации, при этом заводам будет даваться господдержка в виде зеленого тарифа на вырабатываемую энергию. При этом лоббисты МСЗ не говорят, что в результате сжигания отходов будет возникать до 30% токсичной золы», – сообщил Сергей Цыпленков.

Также он упомянул положительные примеры в обращении с отходами в таких городах как Саранск, Оренбург, Мытищи, и заметил, что надо оказывать поддержку тем регионам, которые пошли «по правильному пути». В Казани, к примеру, в год образуется 660 тыс. тонн отходов, а мощность планируемого там МСЗ составляет 600 тысяч тонн, то есть практически все отходы города планируется сжигать, что тоже противоречит приоритетам госполитики по обращению с отходами. Нарисованная картина получилась мрачной.

– А что вы предлагаете, – спрашивает Иван Засурский, тоже член СПЧ.

– Есть несколько очевидных шагов: использовать опыт Мытищ, что даст нам пару лет, во время которых мы сможем начать раздельный сбор и вторичное использование отходов, вместо вбухивания миллиардов в строительство МСЗ.

4b2307ee2989af26d5e2b80141e92add.jpgОсновная дискуссия на заседании разгорелась по вечному вопросу «сжигать или перерабатывать». Сторонники сжигания приводят в свою пользу такие аргументы, как мировой опыт, от которого, по их словам, никуда не деться. Противники сжигания говорят, что этот мировой опыт уже устарел и в мире от сжигания отказываются, переходя к сокращению образования отходов вообще и более глубокой их переработке.

Заместитель министра строительства и ЖКХ Андрей Чибис выступал долго, обстоятельно рассказывал о бездействии местных властей, об экономической неэффективности сортировочных станций, криминальной сфере, мусорной мафии. Потом высказался так: «Не будут у нас люди собирать мусор раздельно», а «Тема мусоросжигания активно используется во всем мире».

– Это не так! Если не хотеть, то и не будет ничего, – бурно отреагировали в зале.

– Вы вообще знаете, что думает население? Для всех ясно, что строительство МСЗ перекроет переработку и эти решения приведут к необратимым последствиям. Надо решить раз и навсегда – МСЗ неэффективны и отказаться от них, – предлагает активист из Ногинска Галина Букреева, санитарный врач по профессии.

– Есть много чего в мире и есть разные подходы, – стоит на своём замминистра.

d61698bb5cf87721ef128cc4c1ab8e15.jpgИзвестный экономист Евгений Ясин привёл пример Швеции, где перерабатывается большая часть отходов. В Швеции переработка экономически выгодна, приносит прибыль, и Швеция даже готова принимать отходы из других стран.

Представлявший инициативную группу жителей Воскресенского района Алексей Холкин сказал, что нельзя давить на жителей и не учитывать их точку зрения. И предложил наложить мораторий на строительство МСЗ до тех пор, пока в России не научились мусор сортировать и перерабатывать.

«Сначала поговорите с людьми. А то вы сначала делаете проект, тратите деньги, а потом вам говорят «нет». Но вы же будете всё равно строить, продавливать свое решение. Мы погрузились в эту тему, взглянули на эту проблему иначе. И мы точно понимаем, что нужно заниматься переработкой, РСО. И наши жители готовы раскладывать мусор по пакетикам, потому что другого выхода у нас нет. Напомню, что сказал президент – ничего нельзя делать вопреки воле народа. И я предлагаю Ростеху и другим: вы не должны нас игнорировать», – заявляет активист Алексей Холкин.

«Хотим мы этого или не хотим, но красной нитью обсуждения проходит мысль о необходимости строить МСЗ. Правильно ли это?», – задаётся вопросом председатель ассоциации «Мусорщики Москвы» Лазарь Шубов.

«За последние 30 лет в Москве было построено 6 МСЗ, но из шести на сегодня функционируют только два, а больше трёх никогда одновременно не работало. Такая же картина и в Западной Европе. Там тоже сначала хотели решить этот вопрос исключительно на мусоросжигании и построили 421 завод (данные на начало XXI века). Постепенно выяснилось, что вложение больших средств в строительство этих заводов не позволяет кардинально сократить поток ТБО на захоронение. Больше всего заводов было построено во Франции – 130, в Германии – 61 завод. Но поступает на эти заводы лишь незначительная часть ТБО: во Франции 34%, в Германии – 25%. Следовательно, для сжигания всех ТБО надо построить ещё 300-400 таких заводов, но это утопия.

Решить проблему ТБО только путём строительства МСЗ невозможно. Не учитываются очень высокие затраты, экологические риски и самое главное – весьма ограниченный срок службы МСЗ в 25 лет, а по практике России (мы должны ориентироваться на наш состав мусора) – 15-20 лет. Вырисовывается выгодная бизнесу гонка строительства МСЗ, которая не нужна ни государству, ни налогоплательщикам. Простейший анализ показывает, что кардинальное снижение потоков ТБО обеспечивает не сжигание, а масштабное выделение вторсырья. Например, в Германии вторсырье составляет 60% объёмов».

И вывод, к которому приходит руководитель «Мусорщиков Москвы»:

«Вкладывать средства надо не в тотальное строительство МСЗ, а в решение проблемы ТБО. Строительство таких заводов – это директивное решение, которое должно уступить место научно-обоснованному стратегическому подходу. А у нас нет стратегии на федеральном уровне, с её разработки и нужно начинать. Вспомним, что написано в федеральном законе об отходах производства и потребления: это максимальное использование материалов, предотвращение образования отходов и предотвращение их попадания на сжигание. Если мы просто начинаем строить МСЗ, то мы нарушаем наш собственный закон».

Бурные споры вызвали выступления министра экологии и природопользования Московской области Александра Когана, который начал с рассказа о том, какие плохие были полигоны, заложенные ещё 70-80 годах, когда мусор просто вываливался и закапывался. По его словам в Москве и области производится 11 млн тонн отходов, хотя официально числится только 2,3 млн тонн, то есть, в 5 раз меньше.

– Доказано, что от МСЗ вреда меньше, чем от трассы, проходящей в 1 км от населённого пункта, – утверждает министр

– Кем доказано? Это не так! – раздаются крики из зала.

– Мы возили людей в Швейцарию, показывали им заводы. Люди говорили, что это круто, но у нас работать не будет, потому что у людей недоверие ко всем технологиям, – недоумевает министр. – Вы на самом деле видите во мне врага?

– Да, потому что вы лжете, – отвечают ему собравшиеся в зале активисты.

– Я надеюсь, что завод будет строиться, что нам удастся вас убедить. Лучше принимать плохие решения, чем никакие. Вот когда мы построим, то начнём возить делегации активистов, показывая, как там хорошо, – убеждён министр.

– Я понимаю, что вас поставили на "расстрельную" должность. Но вы не говорите, какой конкретный завод планируют поставить. Эксплуатация завода требует больших средств на расходные материалы, такие как фильтры. На расходники денег не будет. Зачем мы тратим деньги на то, что не будет работать? И как можно ставить завод в Тимохово, где все заражено?, – возмущается санитарный врач и активист из Ногинска Галина Букреева.

– Почему вы выбрали самый дорогой способ обращения с отходами?, – пытает Анна Гаркуша из ассоциации «РазДельный Сбор» Вы говорите, что максимально можно выделить только 20% полезных компонентов. Да только пластиковые бутылки дают 20% объёма отходов, а еще есть металл, стекло, бумага.

– Можете на пальцах показать, что нам нужны МСЗ? Я готов доказать, что они не нужны, – спрашивает Алексей Холкин из инициативной группы Воскресенского района.

– Попробую. (Дальше пошли длинные, совсем не на пальцах рассуждения, которые опускаются – Activatica). Мусоросжигание, с учётом той технологии, которую мы видели и которая победила, даёт объём термического обезвреживания гораздо выше любой переработки – уменьшается объём, уменьшается тоннаж. Мы в этом заинтересованы. И мы заинтересованы в том, чтобы предприятие было экологически чистым. И ко всему прочему, это возобновляемая энергия.

– Моя логическая цепочка гораздо короче. Смотрите: 4 завода по 700 тысяч тонн. Это 2,8 млн тонн попадёт на сжигание. 30% от этого в виде золы и шлаков поедет на полигоны, вес мусора мы уменьшим, пусть на 2 млн тонн. Фактически речь идет о том, что Московская область должна принять на себя, округляя, 10 млн тонн отходов. Если мы сейчас начнём сортировать, займемся РСО, то мы можем также забрать эти 20% отходов, без сжигания мусора. Мусоросжигание нельзя назвать безальтернативным. МСЗ нас ни от чего не спасает.

Представитель инициативной группы из Казани Гульназ Смирнова сделала акцент на то, что все страны, в которых есть МСЗ, являются мировыми лидерами по раковым заболеваниям.

«По данным Всемирного фонда исследования рака 2012 года, 1 место в мире по заболеваемости раком занимает Дания, где сжигается максимальное на душу населения в Евросоюзе количество отходов. Далее, по производству отходов на душу населения идут Швейцария, Германия, Австрия, Бельгия. Все они входят в топ-50 по заболеваемости раком в мире. Россия в топ-50 пока не вошла, может быть потому, что мусоросжигание пока не так сильно развито на территории РФ. По данным ВОЗ, основной вред от МСЗ состоит в выработке диоксинов. В Татарстане, как и по всей России, отсутствует система сбора особо опасных отходов. В этих условиях строить МСЗ нельзя, вред от них будет просто катастрофический», – отстаивает свою точку зрения Гульназ Смирнова.

Выступавший позже гендиректор компании РТ-Инвест Андрей Шипелов стал говорить, что «господа гринписовцы много лет промывают мозги по поводу диоксинов», и усомнился в приведённых данных по заболеваемости ракам в странах, использующих мусоросжигание. Вёл он себя вызывающе и общался в довольно хамской манере: задавал вопрос, а когда ему начинали отвечать, обвинял оппонента в том, что его перебивают. Дискуссия в подобной манере не может быть плодотворной.

3658be819d6f38d60b0261579bc6a6c9.jpgЭкологические активисты Московской области и Татарстана, эксперты и члены СПЧ

Завершила заседание Татьяна Честина из экологической организации «ЭКА», отметившая, что планы строительства МСЗ в рамках программы «Чистая страна» противоречат Федеральному закону об отходах, согласно которому сначала должны быть предприняты все меры для предотвращения и снижения образования отходов, потом для переработки, и только потом можно обсуждать возможность термического обезвреживания.

«Здесь много говорили о Европе, но как раз в этом году Еврокомиссия опубликовала коммюнике, в котором рекомендовала европейским странам уходить от устаревшей практики мусоросжигания, потому что она становится препятствием на пути переработки и циклической экономики. И сейчас мы, не соблюдая закон, идём по тупиковому пути, по которому уже прошли европейские страны и от которого они отказываются. В Швеции постоянно растёт уровень переработки, и, чтобы «кормить» свои мусоросжигательные заводы, Швеция вынуждена импортировать мусор из других стран, потому что существуют долгосрочные контракты на их снабжение сырьём.

Поэтому мы сейчас должны приостановить реализацию проекта «Чистая страна» в части строительства МСЗ, привести терсхемы Московской области и Татарстана в соответствие с приоритетами госполитики, а меры господдержки, как финансовые, так и информационные полностью перенаправить на снижение образования отходов и на развитие переработки. И только после этого можно начинать обсуждать менее приоритетные способы обращения с отходами», – подытожила длинное заседание Татьяна Честина.

Все фото: Вадим Кантор

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Александр Гаврилин, 09 дек. 2017 г., 18:39
Пост
Алла Че , 04 нояб. 2017 г., 13:44
Пост
Трунин Дмитрий Николаевич, 21 авг. 2017 г., 9:49
Пост
Ассанова Эльта Юрьевна, 22 июня 2017 г., 14:44
Пост
Кантор Вадим, 21 апр. 2017 г., 21:24
Пост
Файзрахманова Юлия Ильдаровна, 16 апр. 2017 г., 13:22
Пост
Кантор Вадим, 09 февр. 2017 г., 16:40
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 17 авг. 2016 г., 19:08
Акция
Врански Красимир Христов, 13 окт. 2015 г., 10:23
Акция
Народная палата Московской области, 18 июня 2015 г., 9:23
Проблема
21 апр. 2015 г., 12:30
Акция
Экологические новости, 13 янв. 2015 г., 13:07
Акция
Экологические новости, 13 янв. 2015 г., 13:08
Пост
Чирикова, 13 янв. 2015 г., 12:47
Пост
Горбачёв Андрей Сергеевич, 11 янв. 2015 г., 0:47
Акция
Экологические новости, 07 окт. 2014 г., 12:33
Отменить
Отменить