Показать на карте
Политика, СМИ и Интернет, Правосудие
59 0 1
Пост

Тимофей Тумашевич

Глава штаба Навального: до нас оппозиционной активности в Волгограде просто не было

Текст

Суд оставил под домашним арестом руководителя предвыборного штаба Навального в Волгограде Алексея Волкова до 3 октября. Прокурор вручил ему обвинительное заключение. 26 июля Волков был обвинен по п. 3 ст. 354.1 УК РФ «Публичное осквернение символов воинской славы России» - ранее он опубликовал в интернете фото разукрашенной зеленкой статуи «Родина-мать зовет!». При этом судят его в Волгограде, а домашний арест ему приходится отбывать по месту прописки – в Петербурге. Бесконечные перелеты на судебные заседания и обратно под домашний арест бьют по карману и мешают работе штаба. Корреспондент «Активатики» побеседовал с Алексеем Волковым и выяснил, что уголовное дело активиста не сломило.

- Ты из Петербурга и работаешь главой штаба Навального в Волгограде. Скажи, в чем основное отличие активистской и оппозиционной культуры двух городов? Наверняка там активистов сильнее прессуют. Но, может быть, там они энергичней?

- Трудно сравнивать просто потому, что на момент открытия штаба никакой оппозиционной активности в Волгограде вообще не было. Сейчас эта активность там зарождается и это шок для всех. И для самих волонтеров, и для сотрудников силовых ведомств. Для полицейских волонтеры, которые раздают газеты, это злостные нарушители. Они считают, что это митинг, пикет, массовое мероприятие, что угодно. Приходится приезжать на место и разъяснять сотрудникам полиции основы законодательства. Полицейские совсем неграмотные, и что такое 54 ФЗ – не знают. А знают только требование руководства задерживать всех, кто что-то раздает с символикой Навального. И наших юридических аргументов часто не слышат.

- И сильно это распугивает людей?

- Не распугивает, только злит. Многие из тех, кого задержали, потом приходят к нам вновь. Некоторые из тех, кого мы пару раз вытащили из лап сотрудников, потом сами успешно от них отбиваются – знают, что говорить.

- А какая, помимо тебя самого, была самая серьезная репрессия в отношении сотрудников или волонтеров штаба.

- Ну, после митинга 26 марта у нас около 20 человек осужденных по 20.2 (нарушение правил проведения митингов) и оштрафованных от 10 до 20 тысяч рублей. Также по 26 марта у нас было одно уголовное дело по 318 статье (нападение на полицейского). Молодой человек впервые увидел серьезный митинг на улицах Волгограда. В эйфории от происходящего, он случайно ударил сотрудника полиции ногой по голове. С ним работал наш штабной адвокат, парень получил условный срок.

2f9eb9bb28a797f07eab052acc4d54f4.jpg

Вот этот фотоколлаж трактуется как "Реабилитация нацизма" и "Публичное осквернение памятников воинской славы"


- Вернемся к главному. Когда вы принимали решение отфотошопить Родину-мать так, как будто у нее лицо зеленое, в вас ничто не дрогнуло? Не казалось, что это может кого-то оскорбить?

- Во-первых, мы не принимали такое решение. Картинку делали не мы, ее нам прислали. И да, на момент публикации мы не думали, что она может кого-то оскорбить. Это было в контексте только что произошедшего нападения на Алексея Навального, когда в него плеснули зеленкой. Мы никак не могли предположить такой тупой реакции молодежных прокремлевских организаций и федеральных СМИ, которые везде начали тиражировать это фото. А главное, основная истерика происходила, когда мы уже удалили картинку и перед всеми извинились. Первыми нас попросили ее удалить старшие коллеги из «Партии Прогресса». Но, повторюсь, мы совершенно не ожидали скандал такого масштаба. Теперь мне шьют «публичное осквернение памятников воинской славы».

- И что теперь тебе грозит? Ведь 354 статья – довольно редкая, да?

- Это пятое уголовное дело за всю историю России. При этом, два дела до суда не дошли, а по еще двум мои адвокаты подробных сведений найти не смогли. У меня третья часть. Там исправительные работы до 360 часов, а максимальный штраф – 300 тысяч рублей. Дело пока не ушло в суд. Мы верим в здравый смысл. Все очень приободрились, когда узнали, что по этой статье дело будут вести судьи областного суда. Там судьи другой квалификации, они больше отдалены от Следственного комитета и читают дела, прежде чем их рассматривают. Но домашний арест меня заставляют отбывать в Петербурге. В родительской квартире, в которой я прописан, но на самом деле не живу уже 11 лет. Квартира маленькая, в ней еще живет моя сестра. Не очень удобно.

19d5ac6a4533578f6f07fb9b77a4a984.jpg

Вот этот браслет оповестит сотрудников УФСКН, если Волков нарушит режим домашнего ареста


- А тебя возмущает, что Госдеп США до такой степени тебе недоплачивает, что тебе, в каком-то смысле, негде с комфортом отбывать домашний арест?

- Госдеп не имеет к нам никакого отношения и ничего нам не платит.

- Я вижу, ты ужасно серьезно воспринял мой вопрос.

- Просто нас очень хорошо учили общаться с прессой (смеется). Но, в любом случае, жилье должно быть в Петербурге. И это даже неважно. Какая разница, где сидеть под замком, когда тебе даже запрещено общаться по телефону и пользоваться интернетом?

- Ты не пожалел, что нарушил режим и отправился на «Штабикон», съезд руководителей региональных штабов Навального? Было круто?

- Было очень полезно, я узнал там много нового. Потом было очень нервно, неприятно было слышать, как следователь просит избрать меру пресечения в виде заключения под стражу. Домашний арест - это очень скучно, но спасают друзья, визиты не запрещены. В Петербурге у меня их много и все общение с внешним миром идет через них и адвокатов.

Фото используется с разрешения Алексея Волкова

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Отменить
Отменить