Показать на карте
Здоровье, Права человека, Правосудие
615 0 1
Пост

Тимофей Тумашевич

От сумы, от тюрьмы и от психушки: возвращение карательной психиатрии

Текст

Активисты и просто вступившие в конфликт с полицией граждане все чаще рассказывают о злоупотреблениях психиатрической экспертизой. Врачебное сообщество расколото. Одни говорят, что само существование карательной психиатрии в современной России ничем не доказано и является лишь иллюзией. Другие – что репрессии хотя и носят точечный характер, но существуют и ломают судьбы конкретных людей.

Один из самых свежих случаев: жительницу Казани Юлию Коваленко, ранее обвинявшую полицейских Казани в избиении, поместили в психиатрическую больницу для проведения стационарной психиатрической экспертизы, сообщает "Idel.Реалии". Похожая история и уже с политическим подтекстом случилась в Петербурге - в ночь на 31 августа полицейские избили и поместили в психбольницу 20-летнего активиста протестного движения «Артподготовка» Петера Яблонского. Уже привычными стали случаи, когда психбольницей завершаются призывы к сепаратизму, целую подборку таких случаев приводит newsru.com. Но самая яркая иллюстрация – история художника Петра Павленского, который за свои эксцентричные художественные акции с элементами членовредительства несколько раз подвергался принудительной психиатрической экспертизе, но каждый раз признавался вменяемым. Если человека только что признали вменяемым, зачем за аналогичные действия госпитализировать его вновь и вновь?

Несмотря на все эти случаи, основная масса психиатров отрицает существование карательной психиатрии в России. Так, директор негосударственной «Клиники лечения депрессий и фобий», врач-психиатр Андрей Каменюкин считает эту тему до крайности раздутой.

«Я не слышал о таких случаях в современной России. Существуют очень простые и четкие критерии, которые позволяют говорить о принудительной госпитализации. Это, в первую очередь, опасность для окружающих, для самого себя, или если человек не способен обеспечить уход за самим собой. Решение о принудительной госпитализации может быть принято только на суде. Существует очень много спекуляций на тему карательной психиатрии и в советское время, и в современности. Когда госпитализация происходит, для нее всегда есть формальные основания», - считает независимый эксперт.

Каменюкин не видит проблемы и в том, что, например, Павленский неоднократно подвергался недобровольной стационарной экспертизе. «То, что он был направлен на принудительную экспертизу это решение, просто основанное на формальном признаке. Когда человек определенные действия совершает с органами своего тела, это показания для принудительного обследования. Его обследовали, и психиатр подтвердил, что никаких проблем с психическим здоровьем, которые бы требовали серьезного лечения, у него нет. Я не вижу в этом никаких нарушений прав человека», - заявляет "Активатике" Каменюкин.

Знаменитый журналист, правозащитник, автор книги «Карательная медицина» Александр Подрабинек не сомневается – карательная психиатрия все еще существует, хотя ее масштабы и не сопоставимы с тем, что происходило в советское время.

«Даже в СССР психиатрия использовалась не по назначению далеко не только в политических целях, а, например, при решении квартирных вопросов. Что еще важнее, часто она использовалась по отношению к тем, кто действительно болен, но болезнь легкая и ни для кого не опасна. Иногда такие люди тоже продуцируют некие политические декларации, пусть даже и бредовые. А их за это переводят в режим строгой изоляции и подвергают интенсивному лечению, в котором человек и не нуждается. Сейчас ситуаций, когда бесспорно здоровым людям вешают психиатрический диагноз, мало, они единичны. Часто для правоохранительных органов это дополнительный шум. Случаев, когда в стационары тюремного типа прячут людей с легкими и пограничными состояниями, гораздо больше», - рассказал он.

В качестве примера он приводит случай участника протестов на Болотной площади 6 мая 2012-го Михаила Косенко, который в 2013 году был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение. «Да, у него есть легкие расстройства, но он давно и успешно лечится, он совершенно вменяемый и дееспособный. Незачем было применять к нему стационарное лечение», - рассказал "Активатике" Подрабинек.

Эксперт согласен, что в России достаточно мало правозащитных центров серьезно изучают карательную психиатрию. Есть противоположная крайность – сайентологи и «Гражданская комиссия по правам человека», которые доходят до отрицания самого факта существования психических заболеваний. Действительно, «Гражданская комиссия» «карательной» называет любую психиатрию и старательно игнорирует факты, подтверждающие биологическую природу многих психических расстройств.

«Единственная организация, которая серьезно занимается этой проблемой – это «Независимая психиатрическая ассоциация России». Они также входят во Всемирную психиатрическую ассоциацию, как и лояльное властям «Российское общество психиатров». Отношения у этих ассоциаций тяжелые. «Российское общество психиатров» ведет себя сервильно и зависит от государства, а «Независимая ассоциация» чаще говорит правду и от этого страдает. У них гораздо более тяжелое материальное и организационное положение, их стараются не допускать до проведения экспертиз в суде или на предварительном следствии. Тем не менее, именно они противостоят возрождению карательной психиатрии в нашей стране», - отметил Подрабинек.

Президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко вполне солидарен с таким взглядом. «По крайней мере сейчас перестали отрицать существование карательной медицины в советскую пору. Тем не менее, до сих пор существует большой поток судебно-психиатрических экспертиз по квартирным вопросам очень низкого качества. Но в политических целях психиатрия используется совершенно не в тех масштабах, что когда-то. Раньше это было беспрецедентное в истории психиатрии явление, а сейчас – точечное. Это связано и с тем, что судебно–психиатрическую экспертизу как инструмент репрессий заменила более дешевая, удобная и быстрая психолого- лингвистическая экспертиза. Действуют настоящие фабрики, при помощи которых «прищучить» можно любого. В случае принудительного лечения сплошь и рядом назначают тяжелые формы содержания и на длительное время в тех ситуациях, когда достаточно было бы амбулаторного лечения», - отмечает он.

Савенко отмечает, что центр Сербского в Москве и психиатрическая больница №6 в Петербурге в отдельных случаях выполняют «социальный заказ» на карательную психиатрию. И одна из главных причин этого именно в том, что профессиональное сообщество отрицает само существование проблемы.

Фото обложки: http://chronicle-spb.ru/peterburgskogo-bortsa-s-korruptsiey-pomestili-v-psihbolnitsu/

Присоединяйтесь к нам в Telegram

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Александр Гаврилин, 18 июня 2017 г., 11:33
Пост
Чернышева Алла Николаевна, 25 янв. 2016 г., 11:27
Отменить
Отменить