Показать на карте
Удобный город, Права человека
2481 1 1
Пост

Кантор Вадим

На странной конференции по реновации что-то пошло не так

Текст

В московском Доме журналистов прошло странное мероприятие. Изначально оно было заявлено как гражданская конференция с громким названием «Закон «о реновации» будет изменён». Кое-где говорилось о пресс-конференции, тем более, что место проведения – Дом журналистов – ближе именно к этому формату. Участники мероприятия были заявлены настолько разношёрстные - от Сергея Удальцова, который никак в проблемах, связанных с реновацией, просто не успел проявиться, до создателя группы «Москвичи против сноса» Кэри Гуггенбергер - что это стало вызывать вопросы у противников реновации как таковой.

В сообщении о конференции сказано, что по её итогам будет анонсировано внесение в МГД проекта Закона «О защите и восстановлении жилищных и имущественных прав граждан и юридических лиц при реализации программы Реновации», а подготовленные изменения в законодательство «позволят не только восстановить права граждан, но также и ускорить от заявленных правительством Москвы сроков реализации программы «Реновации» на 20-30%». Такие заявления выглядели очень странно, и уже накануне в сети началось обсуждение и критика конференции.

«Московские переселенцы», «Измайловские бараки», «Очередники Москвы» — наши, в общем, люди, сторонники расселения рассыпающихся домов, им выгодно направить расселенческий зуд Собянина с нормальных домов на непригодные для жизни строения. Оно и всем нам тоже выгодно», – писал пользователь Facebook Степан Яковлев. «Кэри. Тут всё странно. Кэри пишет «я не орг», в пресс-релизе пишут «Кэри – орг»... Я бы предложил Кэри простое решение: не подписывать там вообще ничего. Совсем. Даже если там станут собирать подписи на листе с надписью «Собянина в отставку» – даже этот лист не подписывать. Мутное там дело. Дико мутное».

Неясности с форматом мероприятия так и остались: на пресс-конференцию это совсем не было похоже, а на конференцию, тем более гражданскую, обычно выбирают делегатов. Небольшой зал на первом этаже Домжура вместил всех, кто услышал о мероприятии, заинтересовался и пришёл на него – таких было человек 40, включая нескольких журналистов.

Когда один из организаторов меропрития, председатель общественного комитета (ОК) «Московские переселенцы» Павел Кушаков, взявший на себя роль модератора, начал рассказывать о реновации, то его быстро прервал кто-то из присутствующих.

– Мы пришли сюда не для того, чтобы выслушивать истории о домах. Нам анонсировали разработку нового закона, и мы полагали, что нам скажут, что предлагается выдвинуть в пику утверждённому закону о реновации. А рассказы об отдельных домах – это ловля блох, нам это неинтересно. Мы так проведём мероприятие для галочки, минуя суть вопроса.

4c55cb75ac5042dffd060bdcc4ffbdd6.jpg

Павел Кушаков

Но модератор решил придерживаться запланированной повестки и предоставил слово представительнице «Измайловских бараков» Юлии Авериной. Она рассказала, что в Москве есть множество домов, в которых невозможно жить из-за их технического состояния. Это общежития коридорного типа, и жителям этих общежитий даже не дали возможности проголосовать за реновацию – власти не хотят заниматься расселением этих домов, но пытаются выселять жильцов, не предоставляя ничего взамен. По её словам, в Москве порядка тысячи таких домов коридорного типа, в которых проживает около четырёх тысяч человек, не все из которых зарегистрированы. При этом очертания некоторых домов отсутствуют на кадастровой карте, а у дома, в котором живёт она сама, есть 6 официальных адресов. Жители этих домов на недавней встрече в мэрии сообщили о своей готовности встать с плакатами с фотографиями своих домов возле посольства США, если в ближайшее время мэр не решит вопроса об отселении из домов, проживание в которых опасно для жизни. Несколько странный выбор места для протеста, наверное, уместнее стоять с такими плакатами возле московской мэрии, хотя это и менее безопасно. «Наше требование – чтобы средства, выделенные на реновацию, не разбазаривались на красивые обещалки, а были использованы на расселение людей из бараков, но не на принудительную депортацию людей, не нуждающихся в улучшении условий», – завершила своё выступление Юлия Аверина. Она подтвердила, что ценой больших усилий несколько таких домов всё же были включены в программу реновации.

– Мы здесь собрались немножко для другой цели. Мы можем дать предложения по поводу мерзопакостного закона о реновации, – взял слово Анатолий Рекант, назвавшийся независимым экспертом при Минюсте РФ, руководителем отделения «Центр» комитета «За гражданские права». В принятом законе есть нормы, которые превращают нашу конституцию в ничто, и это не первый случай, когда принимаются такие законы. Я считаю, что надо заставить Генеральную прокуратуру РФ выступить в защиту интересов групп граждан.

689d48650b924011baac98fe12d789d8.jpg

Анатолий Рекант

Создатель группы «Москвичи против сноса» и участник движения «Право на собственность» Кэри Гуггенбергер сразу сказала, что движение не является политическим и объединило против реновации людей разных политических взглядов. «Наш интерес сегодня один – сохранить своё право собственности как сегодня, как через 5, так и через 20 лет. Наши цели в рамках движения: мы против закона о реновации в том виде, в каком он есть. Пока речь идет о реновации как о сносе - мы категорически против. Тысячи очередников ждут своей очереди, есть бараки и общежития. До сих пор не расселены коммунальные квартиры. Им можно предоставить жилье в рамках программы «Жилище». Я считаю, что программа реновации, подразумевающая снос, должна быть закрыта. Но есть проблема – наши дома могут через 10-20 лет стать аварийными, как нас пугают. Поэтому мы должны подумать о том, чтобы в наших домах проводился качественный капитальный ремонт или, если позволяют технические параметры, реконструкция. И эту задачу нужно решать вместе. Эта неделя показала, что нас в покое не оставят – на этой неделе в список добавили 37 домов. Что это за дома, как они попали? Нас просят помочь вывести эти дома из реновации.

29a86366e51c76069a6b71e4ab6f80e3.jpg

Мы, «Москвичи против сноса», как были независимыми борцами, так и остаёмся. Эта конференция – один из способов борьбы. Если наши требования не будут учтены, мы не будем ничего подписывать, не будем собирать подписи. Мы будем бороться против реновации, как против сноса» – завершила своё короткое выступление Кэри Гуггенбергер.

Председатель общественной организации «Очередники Москвы» Луиза Мартьянова заметила, что правительство Москвы взялось за реализацию программы реновации, не решив проблемы очередников. По её словам, в очереди на социальное жильё стоят 82 тысячи семей (это около 300 тысяч человек), и срок ожидания социального жилья составляет более 26 лет. После организации в 2014 году Департамента жилищной политики вся жилищная политика была развалена. Департамент не осваивает уже выделенные средства на субсидии очередникам. В 2015 году очередникам было выдано всего 93 квартиры (5000 кв.м.) из 600 тысяч построенного социального жилья. «Теперь мы понимаем, что всё построенное социальное жильё пойдёт на цели реновации, и страшно подумать, сколько придётся ждать жилья очереднику, не живущему в сносимой пятиэтажке», – говорит Луиза Мартьянова. «Очередники Москвы» предлагают законодательно закрепить максимальный срок ожидания социального жилья 15 лет, гарантии предоставления жилья в районе проживания всем очередникам, направить излишки жилья, оставшегося после первой волны переселения, как не соответствующего новым нормам реновации, для улучшения жилищных условий очередников, предусмотреть улучшение жилищных условий семей с инвалидами, многодетных семей, ветеранов, жителей коммуналок.

Потом последовал пространный монолог модератора Павла Кушакова о законе, его недостатках, программе Лужкова, социальных нормах, терминологии равноценности или равноправности жилья. В конце концов не выдержала Лада Юрьева из движения «Право на собственность».

– Для чего мы здесь собрались? Если мы здесь присутствуем для того, чтобы выслушать вас, и на этом наши функции заканчиваются, то есть мы выполняем функцию массовки, нас надо было поставить об этом в известность. Здесь есть много грамотных людей, экспертов в своей области. Вы не даёте им слова, вы говорите сами. Если вы хотите возглавить некую гражданскую инициативу – создайте эту гражданскую общность, дайте высказаться людям, которые в неё предполагают войти, свою точку зрения. И тема была заявлена другая.

– Наш комитет подготовил ряд изменений в закон о реновации, мы приглашаем всех, кто является экспертами, всех, кто заинтересован, в проработке закона о реновации, чтобы устранить все те нарушения, которые там присутствуют, – пытался продолжить Павел Кушаков.

Но его уже не слушали, конференция пошла в совершенно ином русле. С мест стали высказываться люди, которые пришли на неё по своей инициативе.

– Все ваши варианты невозможны, противоречат конституции и федеральным законам.

– Почему никто не говорит о социальном аспекте этого закона? Про увеличение плотности населения от 3 до 7 раз. Почему не спрашивают жителей города, страны? У нас что – 10% страны в Москву переезжает? А хочет ли этого Москва, страна?

– Потому что нас заманили сюда лакировщики.

– Главный вопрос – целесообразность этого закона, откуда вообще он взялся, если людям этого не надо?

– Полно пустого жилья стоит, которое никто не покупает!

– Существует экспертное заключение совета по кодификации, там коротко и ясно сказано, что закон антизаконен, антиконституционен и подрывает основы существующего социального строя. Речь может идти только об отмене этого закона о реновации.

– Правильно! – (тут последовали бурные аплодисменты)

– Я не согласен с первым заявленным Кэри тезисом, что это неполитическая проблема, – вступает в спор Владимир Молодых, оголтелый пенсионер, человек с улицы, как он сам представился Это проблема политическая, и решить её можно будет только путём политической борьбы. Потому что здесь столкнулись интересы господствующего класса – буржуазной бюрократии в смычке с крупным строительным капиталом – которые хотят «обезжирить» население и просто-напросто получить доступ к хорошим землям, где можно строить дома. Здесь выступают какие-то лакировщики, которые пытаются этот труп немножко загримировать, чтобы он был в более приятном виде. Теперь конкретно, как это всё отменить. Это процесс длительной политической борьбы. Сейчас, после выборов муниципальных депутатов, у нас появляется новый механизм. Есть большой корпус независимых депутатов. Их надо срочно объединять в независимую ассоциацию и начинать с ними работу, чтобы они выходили с законодательными инициативами. Или начинали политическую борьбу. В первую очередь это выход на улицы, новые митинги. И не оставлять эту тему.

2d2f307219ea7fc0f97f05760622e8b4.jpg

– Господа, а есть законный механизм как-то на это повлиять?

– Даю вам маленькую консультацию. Открываете закон о прокуратуре. И находите там такое место – как только прокуратура находит расхождение между нормативным актом регионального уровня с федеральным законом, а в данном случае речь идёт о расхождении с конституцией, она самостоятельно должна выносить протест в адрес этого административного органа. И если они отказываются, то бежать в суд и через суд опротестовывать этот закон. Почему прокуратура самоустранилась? Значит, надо давить на прокуратуру! Отказывается? Значит, надо митинги устраивать возле прокуратуры. У нас проблема та же, что у диссидентов в 60-х годах, когда они выходили с лозунгом «Соблюдайте конституцию». Проблема в следующем: реальные люди, которые пробрались во власть, игнорируют законы, которые в начале 90-х были прописаны в защиту общедемократических ценностей. Это политическая проблема!

Потом снова взял слово Анатолий Рекант

– Сейчас мы будем объявлять голосования на всех возможных порталах, с поручением «Комитету за гражданские права» обратиться к Генеральной прокуратуре с тем, чтобы в соответствии с 23-й статьёй своего собственного закона она выступила в защиту нарушенных прав групп граждан. И нам надо собрать под это миллион подписей. Надо заставить их работать, а пока мы выполняем их работу.

В этих спорах внезапно истекли отведённые на проведение конференции два часа, и представители Домжура стали просить участников покинуть зал. Но ещё долго они общались в холле, обменивались адресами и телефонами. Никаких заявлений, совместных документов подписано не было. А Сергей Удальцов так и не появился, хотя никого это и не удивило.

Наш канал в Telegram - Подписывайтесь, чтобы получать актуальные новости гражданского активизма!

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Показать все комментарии (1) Скрыть комментарии

"По её словам, в Москве порядка тысячи таких домов коридорного типа, в которых проживает около четырёх тысяч человек, не все из которых зарегистрированы" - странные числа: по 4 человека в доме получается

Ответить
Связанные материалы
Пост
Лидия Кадашова, 14 мая 2017 г., 23:22
Пост
Кантор Вадим, 19 марта 2017 г., 19:44
Пост
Кантор Вадим, 27 авг. 2016 г., 22:42
Отменить
Отменить