Показать на карте
Природа и экология
391 1 1
Пост

Рябцев Виталий

Страсти по природному парку «Витязь»

Текст

Недалеко от Иркутска располагается Олхинское плато, известное своими скальными останцами. Их сравнительно много, они живописны, окружены тайгой. Уже в течение нескольких десятилетий район останцев очень популярен среди туристов. В том числе альпинистов, лыжников, велосипедистов.

1211311c5e621332582d819019e2cfbe.jpg

Один из скальных останцев. Источник фото.

Первая попытка создания здесь особо охраняемой природной территории относится еще к началу 2000-х. А в 2012 году над этим районам нависла серьезная угроза: ЗАО «Дорожник» начало разбирать скальник "Старая Крепость" на гранитные плиты.

4834c9d9282fefcf4163543ae582de56.jpg

Гранит «Старой Крепости». Источник фото.

Массовый протест неравнодушных иркутян заставил прокуратуру приостановить работы. Началось проектирование природного регионального парка «Витязь». Но в 2013 г.оду победитель аукциона не смог выполнить заявленные объемы работ, договор с ним расторгли, новый – не заключен. Летом 2015 года ЗАО "Дорожник" вновь начало разработку гранита все той же "Старой Крепости". Однако протестующие буквально блокировали работу тяжелой техники.

0bc9763a34a2d5b91ba4d7dae97f64e8.jpg

Акция в защиту скальников. Источник фото.

Областное правительство пообещало в 2016 году профинансировать проектирование парка «Витязь» - но обещания не сдержало.

В VK есть группа «Сохраним скальники Олхинского плоскогорья». Собранные на ее странице материалы - летопись многолетнего противостояния активистов, выступающих за охрану ценной природной территории, с разного рода «природопользователями». Включая и лесорубов.

Была длинная череда судебных разбирательств, были митинги и пикеты в Иркутске и Шелехове, на самих останцах. Люди продолжают бороться за дорогой для них кусочек сибирской земли.

7951270cd007f2e8b0226f5ac4b3f0ba.jpg

Пикет в Иркутске. Источник фото.

Осенью 2017 года наконец-то выделили деньги на проектирование парка. Исполнителем работ выступил институт географии имени Б.В. Сочавы (СО РАН), заказчиком – областное министерство природных ресурсов.

И вот, 14 ноября 2017 года в Шелехове (население – примерно 50 тыс.) состоялись общественные слушания по созданию регионального природного парка «Витязь».

Мероприятие прошло в здании городской администрации, оно было организованной крайне плохо. Зал оказался слишком мал, многие из желающих не смогли в него попасть, так и остались на улице. Процедура регистрации участников слушаний (с записью паспортных данных) сильно затянулась.

Мы приехали заблаговременно, попали в ещё полупустой зал. Постепенно он наполнялся.

650a4e50ca87ed74654378db166d8bea.jpg

Вдруг – открывается дверь с противоположной (от главного входа) стороны и через нее густой чередой входят люди. Все – мужчины, подавляющее большинство среднего возраста, немного пожилых. Они заполняют еще пустые кресла, встают в проходах рядов, у стен, перед трибуной. Я оказался в кольце этих граждан. Никто из них не зарегистрировался. Прошли прямо с улицы через пожарный проход.

74dfdd7f2b5a5a9b31fec39bd199cd22.jpg

Иркутская активистка Любовь Аликина сделала заявление: нарушена процедура проведения общественных слушаний, в зале находятся люди, не прошедшие регистрацию, поэтому мероприятие следует перенести. Председательствующий пообещал, что все вошедшие будут зарегистрированы уже в зале или на выходе из него.

И слушания начались. От института географии выступала Татьяна Калихман, доктор географических наук. Противники парка позволяли себе некорректные реплики, неоднократно поднимали шум. А микрофон не работал.

В сети выложена видеозапись всего мероприятия, длившегося около двух часов.

Суть проекта. Проектируемый парк имеет площадь 23 тыс. га, включает в себя большинство останцев, в том числе и участок с тремя лицензированными месторождениями гранита (среди них «Старая Крепость»). Территория пострадала от пожаров и рубок, испещрена дорогами, в основном лесовозными «зимниками». «Старой Крепости» нанесен урон заготовщиками гранита. В суде сейчас рассматривается дело об отзыве лицензии на одно из гранитных месторождений, выданная ЗАО «Дорожник».

В парке будут запрещены только работы по добыче (и разведке) полезных ископаемых, а также сплошные рубки леса. Кстати, леса парка играют важную санитарную роль. Они составляют защитный пояс между Байкалом и шелеховским алюминиевым заводом. Предприятие принадлежит олигарху Дерипаске.

96ea9119f633194683bfdd2d351f43c3.jpg

Герб г. Шелихов.

На 76% территории парка «Витязь» разрешены не только туризм, но и охота, сбор «даров тайги». Денежные поборы за посещение, сбор дикоросов и т.п. – не предполагается. Самый ценный в природном отношении участок, где лучше всего представлена коренная темнохвойная тайга и мало дорог, включен в заповедную зону и зону особой охраны. Всего это около 5,5 тыс. гектаров. Посещение заповедной зоны возможно по разрешениям администрации парка. Для охраны от пожаров, черных лесорубов, браконьеров, контроля за посетителями, планируется штат из 14 инспекторов.

Один из первых вопросов задала представительница ЗАО «Дорожник»: если лицензию отберут, кто нам возместит убытки? Ответ: это следует решать в суде. Как правило,

«на три заветные буквы» чиновники по любому поводу отправляют простых граждан. Редкий случай, когда туда направили действительно «кого надо».

ae84d93d6a7400d375cfbc2fc1161d56.jpg

Здесь поработал ЗАО «Дорожник». Источник фото.

Я полагал, что окружившие меня люди имеют отношение к «Дорожнику». Оказалось, что это представители дружного коллектива шелеховского общества охотников. В большинстве своем, вероятно, работники градообразующего предприятия - алюминиевого завода.

Они проявили себя как главные, причем яростные и непримиримые, противники парка.

Из-за заповедной зоны теряют аж 4% всех охотугодий района! То обстоятельство, что для поддержания численности охотничьих животных надо таковым оставлять и спокойные уголки, наших охотников не интересует. Еще один крайне болезненный момент: кто будет определять квоты добычи, выделять лицензии? Охотобщество боится, что эти функции узурпирует дирекция новой ООПТ. Но ведь парк региональный, проблема решаема на местном уровне. Вполне реально вышеупомянутые прерогативы оставить за охотобществом, но и парку доверить определенную долю контроля - в плане размеров квот.

Охотников беспокоит поток туристов. Уже сейчас его оценивают в 30-50 тыс. посещений в год. Охотничьей фауне причиняется беспокойство. Однако количество туристов будет расти в любом случае – и с парком и без него. Но создание ООПТ предполагает также и строительство определенной инфраструктуры, в частности – оборудованных троп, стоянок и т.п.Это лучше, чем нынешнее хаотическое рекреационное освоение территории. Да и инспекторский надзор будет.

За парк – туристы, спортсмены, альпинисты, дачники. В пределах Шелеховского района несколько тысяч дачных участков, большинство из них принадлежит иркутянам. Да и большую часть «дикоросов» в основном собирают горожане. Рядом – железная дорога, по ней в сезон сюда наведываются тысячи сборщиков ягод и грибов. Вдоль неё сконцентрированы и садоводческие товарищества.

Всех возмущают все новые делянки, грузовики, вывозящие бревна. Дачник задает охотникам вопрос: «Парк будет сохранять лес от вырубки. А что для его охраны предлагаете вы?» Ответ: «Есть же уполномоченные на это лица и органы. Вот пусть и пресекают!»

f922ea34f4a900f0015f90ace08b75f5.jpg

В проектируемом парке немало таких вот вырубок. Источник фото.

Ага, много они пресекли. Да и самих-то уполномоченных «с гулькин нос». Сейчас в нашей тайге больше шансов встретить снежного человека, чем лесника или охотинспектора.

Почему шелеховским охотникам малоинтересно сохранение леса? Ведь, казалось бы, это среда обитания «дичи». Полагаю, наиболее ценимы ими благородный олень (изюбр) и косуля. Виды, для которых зарастающие подростом мелколиственных пород вырубки и гари являются более важными (как места кормежки) угодьями, чем леса. Ну а скажем глухарь, исчезающий вместе с сосняками, менее интересен.

В общем шелеховские охотники проявили себя как люди, для которых узкие «шкурные» интересы выше задач охраны природы. Что резко контрастировало со светлым образом этой группы граждан, содержащимся в недавней статье известных охотоведов «Движение против охоты – угроза национальной безопасности России».

Собравшиеся в зале противники охотников – маститые альпинисты и спортсмены, юные студенты, ученые, дачники, экоактивисты – вовсе не походили на «пятую колонну», хитрых «иностранных агентов» и прочих скрытых врагов Отечества.

Охотничью тематику на слушаниях вскоре перекрыли вопросы «платности». Мое окружение, включавшее пожилую местную жительницу, категорически не верило в то, что денег брать не будут. Докладчик: «Плата обязательна при посещении федеральных ООПТ – заповедников, национальных парков. Региональные природные парки чаще всего бесплатны».

Пожилая женщина: «если это полностью не запрещено, значит обязательно плату введут!»

Раз за разом местные ораторы обращались к залу: «Очнитесь! Вдумайтесь! Ведь обязательно поставят повсюду шлагбаумы и за все заставят нас, местных, платить. Заходишь в лес – плати! За грабами и ягодами – плати! За дровишками для костра – плати! Нужны нам здесь эти чужие дяди?» Или: «Они сейчас говорят - бесплатно, а потом – в бюджете нет денег и для содержания парка вводится плата за посещение!». Многие от таких слов «впали в сомнения». Да и я, честно говоря, последнего варианта вовсе не исключаю. И действительно нередки случаи, когда директора ООПТ превращаются в этаких местных князьков, менее всего интересующихся охраной природы. Единственное противоядие от этого – развитое гражданское общество.

Один местный житель высказался так: «Байкал – продали! Посмотрите на заливы. Теперь еще и наш район продадут?!» Это, конечно, камешек в огород Прибайкальского национального парка (ПНП). «Витязь» с ним граничит. В ПНП есть все перечисленное – и застроенные (вопреки законам и статусу территории) берега заливов Малого Моря, и широкомасштабные попытки брать деньги с туристов за посещение, за автомобили, за установку палаток и т.п.

Спасибо за все это поправкам, внесенным в Закон об ООПТ в конце 2013 года. Обязательную платность посещения федеральных ООПТ старательно проталкивали деятели Минприроды.

Ну вот пожинаем плоды проповедуемого ими «рыночного подхода к охране природы». Теперь уговорить местных жителей даже на создание вроде бы бесплатного регионального природного парка очень сложно. А в случае заповедника или национального парка это запредельно трудно. На развитии заповедной системы поставлен крест?

Зато для того, чтобы вырубить лес, приступить к добыче природных ископаемыхи т.п. – никаких общественных слушаний не требуется. Все решается стараниями чиновников.

Кстати, главный местный чиновник – мэр Шелеховского района – многих удивил. Суть сказанного им: давайте сохранять только останцы. Снимем этим все противоречия, никого не обидим. Похоже, в планы районной администрации входит вырубка лесов территории парка?

Но вот, наконец, и голосование. Его итоги: за проект создания парка «Витязь» -272 человека, против - 104, воздержалось – 4!

327f59096c5ad46e3b0690f1471c7361.jpg

Следующий этап - государственная экологическая экспертиза. Надеемся на лучшее.

P.S. Для себя я сделал следующий вывод. Чиновники Минприроды одной из своих задач объявляли разработку бренда отечественной заповедной системы. Дело сделано. В массовом сознании россиян таковой символ выглядит следующим образом: шлагбаум, а за ним – толстый дядька, требующий денег за вход.

Это одно из достижений нынешнего Года Экологии и одновременно – Года ООПТ.

Наш канал в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Показать все комментарии (1) Скрыть комментарии

Охотники собрали 510 подписей - против парка. https://www.facebook.com/ossorista/posts/202842410...

Ответить
Связанные материалы
Пост
Чернышева Алла Николаевна, 26 окт. 2015 г., 18:57
Пост
Чернышева Алла Николаевна, 20 окт. 2015 г., 12:17
Пост
Чернышева Алла Николаевна, 29 сент. 2015 г., 15:24
Отменить
Отменить