Показать на карте
Архитектура
366 0 1
Пост

Фуфаева Ирина Владимировна

Деревянному Нижнему жить дозволят?

Текст

Время Старого Нижнего уплотняется. Глава Нижнего Новгорода прилюдно обещала и добилась отмены сноса старинных зданий у церкви Трех Святителей. На лучшей площадке города авторы возрождения сибирского деревянного зодчества учат чиновников спасению наследия. На спасение Дома с открытки в первые сутки поступило 20 тысяч, и сейчас на нём уже начались работы.

…Уже после круглого стола «Деревянный Нижний: у точки невозврата» большой искусствовед, прилетевший из Петербурга 83-летний Михаил Исаевич Мильчик, советовал не впадать в эйфорию. Нельзя слишком полагаться на обещания власти. Но трудно избавиться от ощущения перелома.

Правда, и отступать уже некуда. «Надо либо решать немедленно, либо мы уже прошли точку невозврата. Деревянное наследие – важная часть нашей культуры – может быть потеряно в считанные месяцы». Так начала разговор в центре современного искусства Арсенал эксперт Минкультуры РФ, главный архитектор НП Этнос Ирина Агафонова. Речь идет не столько о памятниках, сколько о «средовой деревянной застройке». «Она нисколько не хуже памятников, но случайно не успела попасть в их число» - объясняет дочь архитектора, восстановившего Нижегородский Кремль, в стенах которого мы находимся - Святослава Агафонова.

05987240dcdd77ebff454603f3ff7da4.jpg


Дело в том, что старинные деревянные дома сейчас расселены по программе волнового расселения и стоят пустые. «Мы проехались с Михаилом Исаевичем Мильчиком, увидели в них лежбища бомжей. Либо сейчас город принимает сложное, но давно назревшее управленческое решение, либо через 2, максимум 3 месяца не о чем будет говорить» - рассказывает градозащитник Станислав Дмитриевский. И демонстрирует утраты последних лет. Резьба, бельведеры, наличники, роскошная печь дома Кривавуса, изящные крылечки, классицистические фронтоны, мезонины. А дальше – то, чего мы можем лишиться вот-вот. Расселенные дома. Снова мезонины, шатры… «Дом с открытки», у которого сейчас ободрана крыша, и его заливают осенние дожди. Это дом № 3 по Славянской, ныне «дом без крыши». Здесь жил историк Дмитрий Смирнов, я, как и многие, зачитывалась его книгами по истории Нижнего Новгорода. Весь заповедный ландшафт у церкви Трех Святителей – нить к Шаляпину, Короленко, Горькому. «Ликвидация любого дома здесь повлечет за собой распад всей композиции».

0179c8141f3276096320c372c2b709a8.jpg

Но можно ли и нужно ли сохранять эти, по выражению бывшего губернатора, «гнилушки»? В ответ на незаданный вопрос именитый гость, М.И.Мильчик, демонстрирует идеальную сохранность и использование деревянных зданий по всей Скандинавии. И подчеркивает: домики, которыми так гордятся соседи, архитектурно примитивны и не сравнимы с самыми обычными нижегородскими домами с их богатой резьбой.

792eb48bf8ed8905db40f31aca0c3085.jpg

А вот к следующим выступлениям уже пришла Елизавета Солонченко, новая нижегородская глава города. И задавала конкретные вопросы. Что логично, ведь начались конкретные рассказы - о способах сохранения такой же деревянной резной роскоши, как в Нижнем, только в Сибири. То же государство! Те же законы! Но результат у сибиряков совсем иной.

О преобразовании иркутского исторического квартала рассказала Елена Ивановна Григорьева, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук, лауреат Государственной премии РФ, заслуженный архитектор России. Теперь «130-й квартал» приносит в бюджет миллиард рублей ежегодно, и Иркутск начал развивать опробованную стратегию на площади вдесятеро большей.

b46a46d5ad6908076b85f431c4c3b1b5.jpg

53e633356e20aa4b58526169ccc1f498.jpg


А Никита Кирсанов, председатель комитета по сохранению исторического наследия администрации города Томска, рассказал о муниципальной программе сохранения деревянного зодчества, по которой уже отреставрированы 93 «средовых» деревянных дома. На первом этапе реставрация шла за деньги бюджета, теперь же она стала интересна инвесторам, которые получают здания с участком земли в аренду на 49 лет. Решение о сохранении 512 объектов ценной исторической среды (в дополнение к 189 уже стоящим на охране памятникам деревянного зодчества) приняли депутаты Томской городской думы (для сравнения: в Нижнем постановлением областного правительства в это время сняли с охраны 76 объектов).

Эти выступления с интересом слушала и новая руководительница профильного областного управления Надежда Преподобная. Увы, на моей памяти нижегородские руководители проявили интерес к экспертам в данной сфере впервые. Кирсанов приезжал в Нижний по нашему приглашению весной, но тогдашние власти проигнорировали эту возможность, ровно как десятилетие назад проигнорировали чиновников из Лейпцига, подробнейше описавших механизмы сохранения наследия, вплоть до штучного поиска инвесторов и арендаторов исторических зданий и разнообразного их стимулирования. Никому эта информация была не нужна. Чем меньше памятников, тем лучше. Сгорит, сгниет – туда ему и дорога.

Глухая стена равнодушия подалась на наших глазах впервые. Конечно, это произошло не само собой. Предыстория такова. еще 5 августа новая глава Нижнего приняла у себя градозащитников и архитекторов-реставраторов, выразила положительное отношение к городскому деревянному зодчеству и пообещала не допустить, чтобы город встретил 800-летний юбилей без исторического центра. Договорились - о создании рабочей группы для экстренной выработки предложений о спасении деревянной застройки и о том, что наиболее ценные объекты, находящиеся под угрозой, мэр попытается спасти «в ручном режиме». В первую очередь - застройку в охранной зоне церкви Трех Святителей – улицы Славянская и Студеная. Сразу же активисты составили и передали помощникам главы «экстренный список» из 10 домов.

Но этого мало. Стас: «Нашу команду попросили составить общий перечень объектов деревянной исторической застройки. Выезжали на объекты, использовали опорные планы, фотофиксацию прошлых лет, уникальную диссертацию архитектора Елены Грачевой и сумели провести первичную инвентаризацию за три недели. Увы, цифры получились у нас поскромнее томских: слишком эффективно в последние годы в Нижнем поработал бульдозер. Всего в границах исторических территорий «Старый Нижний Новгород», «Старое Канавино» и бывшего Выставочного поселка выявили 692 объекта деревянной исторической застройки (в Томске – около 1900). Из них памятников – только 67 (в Томске – 189). Еще выделили 312 деревянных зданий, имеющих самостоятельную историко-архитектурную ценность или образующих контекст объектов культурного наследия (в Томске таких 512). Из них - еще 48 особо ценных зданий («красный список»), уничтожение которых привело бы к невосполнимым негативным последствиям для историко-градостроительной среды города. Таким образом, всего деревянных зданий, подлежащих сохранению, насчитали 379 (в Томске 701). Это тот минимум, который необходимо сохранить Нижнему, чтобы не утратить свой исторический облик».

Это не прямая речь. Это цитата из открытого письма главе города, написанного в момент отчаяния 9 ноября, поскольку в течение последующих месяцев никаких дел не последовало, да и общение с городской властью вновь перестало быть доступным. Выяснилось, что «экстренный список» помощники мэру не передали, а тем временем он стал короче: на Ильинке снесли дом 160.

Стас, дальше: «Параллельно… под угрозой уничтожения оказался самый ценный из выделенных нами фрагментов застройки в охранной зоне церкви Трех Святителей по ул. Славянской – здесь были расселены 4 дома… они быстро стали объектами разграбления и прибежищем бомжей, что создало повышенную угрозу пожара».

Градозащитники попросили законсервировать дома, то есть всего-навсего навесить ЖЭКовские замки и заколотить окна первого этажа. Увы, сначала помощники сказали им, что указания отданы, но прошло два месяца, самых дождливых, мародеры сняли кровельное железо с дома №3, а дело не было сделано. Стас: «Срок жизни деревянного дома без кровли – два-три месяца, дальше его безнадежно поражает плесневый грибок». И, наконец, 1 ноября администрация города объявила о проведении аукционов по развитию данной территории. А это - снос деревянных домов, не защищенных статусом памятников. Управление охраны культурного наследия сообщило, что против сноса домов №1, 3, 4 не возражает.

И тогда в отчаянии Дмитриевский пишет открытое письмо. «Я не знаю, чего больше во всей этой истории: сознательного очковтирательства… или просто бессилия. Мне тут многие объясняют, что в действительности у Вас нет никаких властных рычагов, даже пару плотников отрядить на городской объект Вы не в состоянии. Что у Вас чисто представительские функции, почти как у пресс-секретаря. Но зачем тогда было давать несбыточные обещания?»

10 ноября юрист-градозащитница Марина Чуфарина встает в пикет у стен мэрии.

5fa9c43c776effe541a371bff5c36f92.jpg


…И надо отдать должное Елизавете Солонченко – увидев пикет, она вновь пригласила градозащитников на прием, пообещала попытаться приостановить аукционы (и действительно добилась приостановки), и обратилась за помощью по сохранению ценных зданий к ВРИО губернатора Нижегородской области Глеба Никитину. Решили пытаться придать домам статус региональных памятников, что в компетенции области. Еще договорились, что активистам не будут препятствовать провести консервацию дома №3 своими силами и на свои средства.

13cb81d99279d173c3be8fc7268f369c.jpg


13 ноября объявили сбор денег. Увы, это уже не так просто и дешево – ведь теперь надо заново делать крышу. Первые сутки принесли 20 тысяч.

А 14 ноября состоялся давно запланированный круглый стол «Деревянный Нижний: у точки невозврата», с которого и начался этот рассказ. На нем, уже публично, и руководитель города, и руководитель областного органа по охране наследия объявили, что приложат усилия для сохранения зданий.

С 3.45 выступление Елизаветы Солонченко (запись Марии Поповой):

Ну и, наконец, о самых последних событиях. Для спасения дома собрано больше 42 тысяч, что уже позволило купить материалы для усиления обрешётки крыши. 20 ноября торжественно прибили первую доску. Марина Чуфарина: «“Небольшая” трудность состоит в том, что эта сумма составляет только четвёртую часть от необходимой... Но назад пути нет - консервация во что бы то ни стало будет закончена».

68d2d2dfd1e66ca2ba519f556994931a.jpg


Реквизиты для перечисления средств

Счет

40817810842050051599

Банк получателя

ВОЛГО-ВЯТСКИЙ БАНК ПАО СБЕРБАНК Г.НИЖНИЙ НОВГОРОД

ИНН Банка получателя

7707083893

БИК Банка получателя

042202603

Корреспондентский счет

30101810900000000603

Код подразделения Банка по месту ведения счета карты (для внутренних переводов по системе Сбербанк)

429042062

Адрес подразделения Банка по месту ведения счета карты

г. Нижний Новгород, ул. Большая Покровская, 3

Получатель

ЧУФАРИНА МАРИНА ИГОРЕВНА

Номер карты

4276 8420 3734 1918

Нижегородцы могут передать наличные средства Марине Игоревне Чуфариной в офисе по адресу ул. Студеная, д. 39, цокольный этаж. Номер телефона: 89200134929.

А 22 ноября состоится благотворительная экскурсия по кварталу Церкви Трёх Святителей с историком Анной Давыдовой и экскурсоводом, краеведом Викторией Азаровой. Плата в 250 рублей пойдет на спасение дома. В финале чаепитие. Экскурсии с недавних пор стали неотъемлемой частью борьбы за спасение Старого Нижнего. Счастье, что теперь они – не только просвещение, но и часть практических действий!

Фото из архива нижегородских градозащитников.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 16 мая 2018 г., 20:07
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 16 апр. 2018 г., 20:27
Акция
Фуфаева Ирина Владимировна, 22 нояб. 2017 г., 12:46
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 08 нояб. 2017 г., 23:43
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 02 нояб. 2017 г., 21:06
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 26 сент. 2017 г., 19:18
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 16 сент. 2017 г., 23:19
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 19 мая 2017 г., 16:46
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 02 марта 2017 г., 17:07
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 30 апр. 2016 г., 19:23
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 06 нояб. 2015 г., 13:00
Отменить
Отменить