Показать на карте
Образование, Дети, Права человека
933 7 1
Пост

Файзрахманова Юлия Ильдаровна

Дом с татарским

Текст

На острие конфликта вокруг обязательного изучения татарского языка в школах Татарстана неожиданно оказалась лучшая школа республики 2016 – школа для интеллектуально увлеченных детей «Солнце». Прокурорская машина обрушилась на учебное заведение, отказавшееся менять образовательные планы посреди учебного года и увольнять учителей. Родители детей объединяются, чтобы защитить право детей спокойно учиться. На их встрече побывал автор Активатики.

Около 30 родителей детей, учащихся в школе, откликнулись на призыв. «Собрание по защите школы. Повестка: судебные дела; СМИ; органы образования, Исполком...; проверки в школе; уголовное дело к прокурору, нарушающему ФЗ и Конституцию РФ (неприкосновенность жилья, допросы детей без родителей)…» всего 11 пунктов, написал на своей странице в ФБ директор школы «Солнце» Павел Шмаков.

8668806f4422593075a39b7c9be8752c.jpg

На фото: Инсталляция в школе "Солнце"

- Я не за татар и не за русских в целом, хотя в данной ситуации можно сказать, что я за татарский язык, - объяснил свою позицию в конфликте с республиканской прокуратурой родителям Павел Шмаков. - Я за то, чтобы не унижали людей, в данном случае - учителей татарского языка, и дети это знают. Мне не важно, сколько часов татарского преподается в неделю, важно, что он есть, раз мы живем в Татарстане, чтобы это было уважительно. Мое мнение: татарского должно быть немного, но он должен преподаваться качественно и быть обязательным. Живя в Татарстане, мы должны знать татарский. Хотя билингвизм – полезно для изучения языков.

Обязательный татарский язык в школах Татарстана было отменен только что после нескольких десятилетий изучения. Импульс процессу дало высказывание Владимира Путина. Затем проверки в школах провела республиканская прокуратура. Обещанный властями республики компромисс – сокращение часов преподавания с 5 до 2 в неделю, при сохранении обязательного характера изучения не состоялся. После неудачной попытки «договориться» в Минобразовании РФ защитник обязательного изучения Энгель Фаттахов ушел с поста республиканского министра образования. Сейчас в школах республики увольняют учителей татарского. А защитникам языка в Казани исполком города в пятый раз отказывает в согласовании массовых акций.

На этом фоне отказ менять учебный план и сокращать кадры в одной конкретной школе «Солнце» вдруг приобрел резонанс, можно сказать, политический. После двух проверок школы прокуратурой директор Павел Шмаков подал на нее четыре иска в суд. Прокуратура, в свою очередь, обвинила Шмакова в административных нарушениях – в частности, в том, что он отказался предоставлять прокуратуре персональные данные родителей: адреса и номера телефонов [по этой причине мы воздерживаемся от публикации фамилий родителей в материале].

Сама школа «Солнце» - для республики образовательное учреждение, можно сказать, уникальное. Интеллектуально увлеченные и одаренные дети – ее специализация, школа работает в режиме интерната.

Павел Шмаков – по национальности русский, много лет работал учителем в Финляндии, знаком с системой школьного образования разных стран. Ирония в том, что несколько лет назад именно он обращался в прокуратуру по поводу недостаточного преподавания русского языка. И та же прокуратура, которая теперь ищет нарушения в его работе и работе его школы, тогда письменно заверяла его, что это количество часов русского - в рамках закона.

Интересно и то, что из-за своей позиции по поводу преподавания языка в одной конкретной школе, Шмаков удостоился нелестных эпитетов от сторонников отмены обязательного татарского, а для движения «младотатар» (молодых сторонников татарской культуры) стал почти «своим».

- Нам не нужно убедить крайних (национально настроенных, прокурорских), нам нужно транслировать наше позитивное отношение к школе. Все это, думаю, продлится максимум до лета, летом уменьшим количество языка до единой нормы, кружки татарского – добавим, - рассказал директор родителям, - отметил Шмаков.

Пришедшие родители апробируют принципы самоорганизации на практике. По очереди рассказывают, что для них школа, что они могут сделать. Это не первый случай, когда самоорганизация помогает отбить нападки на школу. На этот раз, правда, по мнению директора, до закрытия не дойдет. Дело – в принципе.

«Закрыть школу, которая является лучшей школой Татарстана-2016 - это вряд ли. Вот директора у нее поменять – такая мысль, думаю, есть в определенных кабинетах. Наказать, за то, что не отдал прокуратуре персональные данные и учебные планы. Если это дело по отношению ко мне протащат, если у них получится, - тогда следом и к школе могут попытаться, там и штрафы крупнее, и закрытие школы на 90 суток», - объяснил Шмаков собравшимся.

Альберт, папа дочки – вольнослушателя школы: «Дети хотят здесь учиться. Дочка рассказывает: здесь доброжелательная атмосфера, дети поддерживают друг друга. Заметна разница с той школой [основной], куда она ходит. Если родители тоже сплотятся, думаю, мы победим».

Мама: «Мне кажется, дети в школе находят себя, реализуют. Если даже по конкретному вопросу я не согласна, я буду поддерживать, чтобы школа жила».

Неля, мама Руслана: «Мы можем написать все вместе жалобу на действия прокуратуры?»

Мама Артема: " Учителя татарского – самые уязвимые. Я знаю, в других школах уже происходят увольнения. Профпереподготовка – не так просто и быстро, у всех дети, кредиты…"

Рамиль Саитов, папа шестиклассника [представитель школы в суде]: «Наша цель в суде доказать, что прокуратура совершает цепочку противоправных действий. Пока у них нет документов, они не могут узаконить выводы проверки. В таком случае они должны будут снова выписать представление, мы рассмотрим.

Ближе к концу обсуждения к собравшимся присоединилась еще одна женщина.

«Лейсан Фаритовна Гараева, - представил ее Павел Шмаков. – Моя ученица, 80-х годов. Сейчас – одна из четырех преподавателей татарского языка в школе «Солнце», одна из моих любимых учителей, она всегда улыбается детям».

8fe0f2f53ae158e6d1ba869dddbc0486.jpg

На фото: В школе "Солнце"

После собрания Павел Шмаков ответил на несколько вопросов Активатики

7dca892b9ebf722db4e30f20af3c4f6c.jpg

На фото Павел Шмаков, авт. Сергей Матвеев

Юлия Файзрахманова:

- Ваши дальнейшие планы? Вы собираетесь апеллировать к решению суда?

Павел Шмаков:

- С одной стороны, апеллировать, а с другой стороны, мы просто перейдем к другой тактике. На суде мы увидели – когда очевидные, стопроцентные нарушения закона, суд реагирует. Например, откровенно липовые документы прокуратуры суд все-таки убрал из доказательств. Когда мы просили – долго просили – большого зала, в конце концов нам дали большой зал. Очевидно, мы будем действовать исковыми требованиями; не говорить о самых важных вещах, хотя хочется о них говорить, а будем говорить о тех десятках нарушений прокуратуры, которые они делали.

У нас в суде два иска, третий иск уже готов.

Разные основания есть для подачи исков. Прокурор в суде однозначно говорил неправду. Она сказала, и это есть в протоколе, что она видела наши учебные планы на нашем сайте, а потом его убрали – это ложь. Я думаю, что надо обращаться в суд по поводу того, чтобы признали незаконной ложь прокурора в суде. Это будет еще один иск. Это, вообще говоря, уголовное наказание – за ложь суду, причем ложь правоохранительных органов. Если есть возможность что-то истолковать так или эдак, то, к сожалению, в нашей ситуации и в наше время суд истолковывает это не в нашу пользу. Поэтому приходится использовать стопроцентно очевидные вещи. Прокуратура настолько плохо работает, по нашему мнению, она совершала уголовные преступления, нарушая, например, конституционные принципы неприкосновенности жилища [школа является интернатом, в ней дети живут во время учебы].

Ю.Ф.:

- Ваша цель - защита учителей?

П.Ш.:

- Наша цель – чтобы наша школа хорошо работала. У меня никогда не было никакой цели судиться с прокуратурой, но поскольку они напрямую нападают на наш дом… Есть некоторые святые вещи: защищать свой дом, свою маму, свою любимую, своего ребенка.

Мне не очень ценно, какой урожай будет в Австралии. Мне так же не очень ценно, чтобы посадили прокуроршу Лилию Рауфановну Габдуллину, хотя я считаю ее поступки подлыми – это она фотографировала личные вещи, в том числе лифчики девочек. Но мне приходится действовать такими методами, чтобы защитить наш дом.

Ю.Ф.:

- А те нападки, которые идут на вас, административное дело?

П.Ш.:

- Я считаю эти вещи достаточно легкими. Школа многим детям нужна, многим родителям нужна, поэтому меня защитят. Будет еще не один суд. Это не самое главное. Со мной очень трудно что-то сделать. Во-первых, у меня прекрасная школа, во-вторых, она профессиональным сообществом признана как прекрасная. В-третьих, неужели кому-то нужно, чтобы я уехал в Финляндию и давал интервью финскому телевидению? Интервью испанской газете я уже давал. У меня хотят брать интервью и японская газета, и французское телевидение. Если это кому-то надо, это будет сделано. Лично мне защититься нетрудно. Для меня главное – чтобы не трогали детей. Защищать детей – моя прямая обязанность.

Наш канал в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Показать все комментарии (7) Скрыть комментарии

отличное освещение проблемы

Ответить

Школа СОлНЦе заняла в данной ситуации правильную позицию и в отношении учителей,и в отношении татарского языка,и в отношении учебного плана.Очень хочется,чтобы школе дали спокойно работать и учить детей,у неё это очень хорошо получается!

Ответить

Когда для директора главное – чтобы школа хорошо работала, чтобы не трогали детей, а защиту детей он считает своей прямой обязанностью... Таких директоров в России надо на руках носить нашей прокуратуре, а не преследовать за якобы "нарушение" законодательства за преподавание родного для республики языка! Разве он по своей личной прихоти преподает татарский? Нет.

Ответить

Полностью согласна с Павлом Анатольевичем!

Ответить

"Я знаю- город будет, я знаю- саду цвесть. Когда такие люди в стране советской есть." Так хочется перефразировать строки В. Маяковского для школы СОлНЦе и его директора Павла Шмакова. Такая школа должна обязательно работать.

Ответить

Может быть в действиях прокуратуры есть личные мотивы? Похоже на сведение счётов, и даже на травлю. Пусть будут разные школы, а те в которых детям интересно учиться нужно поощрять и поддерживать!!!

Ответить

А почему, Павел Шмаков не предоставил расписание и учебные планы школы прокуратуре? На сайтах всех школ, вузов, колледжей "выставлены" и расписания, и учебные планы!!!И никто, ни что не скрывает!!! Потому что и родители, и школьники, и студенты должны быть ознакомлены с учебным планом и расписанием занятий! Вопрос - а что же скрывает Павел Шмаков?!

Ответить
Связанные материалы
Пост
Файзрахманова Юлия Ильдаровна, 19 июля 2018 г., 14:03
Пост
Ассанова Эльта Юрьевна, 27 янв. 2018 г., 22:41
Отменить
Отменить