Показать на карте
Природа и экология, Удобный город
731 0 1
Пост

Кантор Вадим

Было ваше, стало наше – как крадут землю в Москве

Текст

Детские сады превращаются в шикарные частные апартаменты, парк – в собственность РПЦ с дальнейшей постройкой храма, а дом для детей-сирот становится площадкой под реновацию. В результате каких схем и манипуляций это становится возможно? В этом пытались разобраться организаторы пресс-конференции «Общественные земли Москвы: было ваше, стало наше», прошедшей в Сахаровском центре.

«Нас здесь выступит 12 человек, но могло бы быть и 20, и 50, и 100, потому что болевых точек в Москве много», – предупредила ведущая пресс-конференции муниципальный депутат района Измайлово Надежда Загордан, – «мы хотим показать на некоторых примерах те схемы, которые использует правительство Москвы для того, чтобы захватить наши земли и передать их аффилированным с московскими властями организациям».

fa19eb27241a3521981526f9bdd2bac7.jpg

«Наша задача не поименовать каждую проблемную точку, каждый конфликт, а показать, что это не разовые халатности, а системная для Москвы проблема, показать, какими способами это делается. Мы надеемся, что это поможет многим, поскольку ряды недовольных стремительно растут», – сообщила эксперт общественного экологического совета Москвы Алина Енгалычева, которая и представила основной доклад.

Проблема захвата земли существует уже несколько лет, но за последние годы эволюционируют не только сопротивляющиеся этому захвату граждане, но и оппоненты из строительного комплекса, которые находят новые пути изменения законодательства или легализации уже завершённого строительства, которое провели с нарушениями. Любой городской объект нормируется, будь то земли общего пользования, улично-дорожная сеть или зелёные насаждения. Это элементы, необходимые для каждого жителя и содержатся они на наши налоги, которые мы платим в бюджет. База для любых действий, без которой нельзя ничего построить – это земля. В градостроительном кодексе есть такое понятие, как устойчивое развитие территории, которое подразумевает максимальное сохранение природных объектов, а не их уничтожение и тотальную застройку, превращение города в каменный мешок.

Земля – это исчерпаемый ресурс, и в городе свободной земли для застройки давно нет. Поскольку городом управляют "эффективные менеджеры", то для них выгоден перевод земли под застройку. Каждый земельный участок имеет свою кадастровую стоимость, которая зависит от вида разрешённого использования, его земле присваивают городские власти. Земля на участке общего пользования, например в парке, стоит дёшево, около 1 руб/кв.м., то есть, примерно 10 тыс руб. за гектар. А участок под застройку в среднем достигает стоимости 800 миллионов рублей за гектар. Поэтому менеджерам выгодно изымать дешевые земли парков скверов и потом использовать их под строительство, иначе это обошлось бы им намного дороже.

997a36ab624f4677941d956a2b326e03.jpg

Сейчас московскими властями игнорируются или выборочно не признаются документы советского периода. Все документы учёта, включая земли общего пользования, к которым относятся парки и скверы, однажды уже были учтены государством и должны были быть перенесены в современную базу учёта, называемую кадастром. Этого сделано не было, а документы скрыты. И сейчас вся Москва представляется как дикие прерии, как будто здесь ничего до нынешней власти не было.

В 2010 году, незадолго до принятия нынешнего Генплана, Москву исключили из перечня исторических поселений. Для чего это было сделано? Градостроительные документы городов, которые не входят в этот перечень, не должны согласовываться с федеральными органами власти. Например, Петербург в этом перечне сохранился, а Москвы в нём нет – город с многовековой историей фактически приравняли к новоделу, отдав его на откуп городским властям. И генеральный план из документа стратегического планирования превратился в инструмент для легализации нарушений.

В кадастр не вошли земли жилых кварталов многоквартирных домов в Москве, являющиеся частной собственностью, и общественные земли (парки, скверы, бульвары). Один из механизмов, которые использует власть - это игнорирование законодательных запретов. Если люди пишут возмущённые письма, то им отвечают отписками, обходя вопросы действующего законодательства и занимаясь выборочным цитированием законов, после чего легализуют стройку. Ещё один способ – исключение в результате отработанной процедуры части ООПТ из парков и скверов, после чего происходит нецелевое использование земли с измененным статусом. Например, такой элемент как бульвары постановлением № 38 учтены как объекты природного комплекса, а на кадастровый учёт поставлены в составе участков улично-дорожной сети.

3f1a35b2535874bbb1ca108b5b7c28ce.jpg

Законы и правовые акты постоянно меняются. Проводятся экспертизы, на основании которых органы исполнительной власти принимают распоряжения или постановления об изменении статуса земли. К примеру, в принятое в 1999 году постановление №38 «О проектных предложениях по установлению границ Природного комплекса с их описанием и закреплением актами красных линий» изменения вносились 400 раз!

При помощи "Клуба инвесторов Москвы" происходит лоббирование интересов застройщиков. Например, застройщики лоббировали изменения санитарных норм, касающихся инсоляции.

Широко используется подмена понятий. Например, в парке Дружбы фактически был уничтожен объект культурного наследия под предлогом его приспособления к современному использованию.

a869d19283a5c1f99e19ef560f0d8a89.jpg

Уничтожение зелёных зон парка Дружбы

Бывают случаи экологического варварства, когда предпринимаются такие действия, после которых территория больше не представляет никакого интереса с точки зрения окружающей среды. Это произошло с Мневниковской поймой, где сначала устроили мусорную свалку, после чего территорию вывели из ООПТ под предлогом утраты природной ценности. Часто такое происходит, когда благоустройством парков занимаются непрофильные организации, такие как ГБУ «Автомобильные дороги». Так, эта организация на нынешний сезон закупила 450 тыс. тонн химреагентов, из расчёта 4 кг реагентов на 1 кв. м. Есть случаи намеренного создания условий, при которых гибнут деревья, как это происходило в Крылатском, где в деревьях сверлились отверстия, куда закачивались гербициды. Кроме того, власти часто имитируют демократические процедуры, проводя общественные слушания. Часто слушания проводятся в режиме спецоперации, куда настоящим жителям района не так просто попасть.

«Все методы приводят к одному – это коммерческое использование земель, их передача в частные руки, пользование из общего становится ограниченным. Наши парки должны быть неприкосновенны, это прописано в законодательстве, в которое постоянно вносят изменения и манипулируют с ним», – подытожила общую картину Алина Енгалычева.

0c709db5eb5f883912411146ad1bebc4.jpg

После такого длительного вступления перешли к последовательному представлению примеров. Чтобы пресс-конференция не растянулась до позднего вечера, установили жёсткий регламент – 4 минуты на выступление. За временем помогал следить колокольчик ведущей. Вне очереди дали слово председателю Совета депутатов Гагаринского района Елене Русаковой, которая рассказала о ситуации сложившейся с природным заказником Воробьёвы горы (об этой проблеме не так давно писала Activatica). Несколько лет назад заказник спасли от установки на смотровой площадке гигантского монумента – памятника князю Владимиру. «Мы думали, что после этого возобладает разум. Но сейчас мы видим что природоохранная деятельность в заказнике полностью прекращена, принимаются решения о строительстве канатной дороги, трамплина и всё это без конкурса. В зоне нашего внимания уже проведённая работа по подсветке Воробьёвых гор. ДППиООС никак не реагирует на наши запросы, демонстрируя полный паралич и бездействие. Но они подтвердили, что экспертизы не было, говорят что это только проект, работы только ведутся, хотя подсветка уже вся сделана», – рассказала Елена Русакова. Также она объявила о возобновлении деятельности Коалиции по защите Воробьёвых гор, которая появилась как раз в период борьбы с монументом.

Ещё об одной масштабной проблеме рассказал председатель совета московского областного отделения ВООПИК Евгений Соседов – это проблема застройки зон санитарной охраны источников питьевого водоснабжения Москвы. Дело в том, что всю питьевую воду Москва полностью получает из поверхностных источников, вода поступает в город с двух станций водоподготовки. «Ситуация с полной тотальной застройкой зон санитарной охраны источников водоснабжения и прямым сливом в них канализационных стоков становится близкой к катастрофической», – сообщил Евгений Соседов.

Давным-давно были разработаны строгие законодательные нормы, регулирующие эти охранные зоны и до последнего времени эти нормы соблюдались. В первом поясе санитарной охраны вообще никакой хозяйственной деятельности вести нельзя, во втором поясе эта деятельность ограничена, а слив любых стоков, даже очищенных, строго запрещены. Земельный кодекс даже запрещает в этих зонах приватизацию земельных участков. Но около 10 лет назад власти Москы и Московской области стали игнорировать эти нормы, перестали соблюдать все существующие запреты. Начали массово выдавать разрешения на строительство, сначала для индивидуального. Но дальше стало хуже, произошла афёра с присоедением к Москве земель Новой Москвы вместе с поймами рек и заповедными лугами. Все эти присоединённые земли входят в 1 и 2 пояса, где категорически запрещена застройка.

К западу от Москвы планируется к застройке несколько миллионов квадратных метров земель, уже утверждён проект застройки района Рублёво-Архангельское, рассчитанного на 76 тысяч жителей. Но сливать стоки, кроме как в Москву-реку, некуда. Вдобавок, ко всем этим гигантским проектам не подходит транспортная инфраструктура. И вот за бюджетный счёт проектируются новые трассы, одна ветвь которой пройдёт прямо над Рублёвской водозаборной станцией, а вторая, Тарасовка - Болтино, пройдёт над Акуловским водоканалом.

Помимо нарушений, связанных с незаконной приватизацией земель в зонах санитарной охраны, сами эти зоны до сих пор не внесены в кадастр. Чиновники, начиная от правительства РФ и заканчивая областными, отвечают, что у них нет денег для того, чтобы провести работы по внесению в кадастр зон санитарной охраны. И это вопрос, от которого зависит жизнеобеспечение всего столичного региона. «Постоянная игра в якобы противостояние между московскими и подмосковными властями, на самом деле – единая стратегия в уничтожении природного комплекса, выгодоприобретатели в которой понятны. Против этих планов застройки сейчас борется, в основном, Подмосковье, но к борьбе надо подключаться и москвичам, потому что это общая проблема, от неё зависит водоснабжение города», – призвал Евгений Соседов.

Невозможно в одном материале рассказать обо всех территориях, примеры которых приводились на пресс-конференции, тем более, что о многих из них Activatica писала. О строительстве храма в Измайлово рассказала Надежда Загордан, Алексей Дмитриев рассказал об их опыте борьбы за химкинский парк Дубки. Наталья Черевко рассказала о борьбе за Терлецкую дубраву в Измайлово, а Елена Плюхова - о парке Торфянка (как раз исполнилось ровно 2,5 года борьбы жителей со строительством в парке храма). Прозвучала история о проблемах природно-исторического парка «Останкино», из территории которого изъяли 302 гектара земли, а департамент культуры Москвы отрезал себе участок под автостоянку, о парке Кусково, где вырубили деревья на площади 10 гектаров, чтобы построить автомагистраль, а сейчас в парке запланировали благоустройство на миллиарды рублей: для освещения закупают 50 км кабеля и более 2400 светильников, которые установят на 1000 опор (только на бетонирование будет использовано более 3000 кубометров бетона). Дмитрий Баранков рассказал о том, как ведётся "благоустройство" парка Березовая роща в Хорошёвском районе, где грунтовые дорожки укладывают плиткой и подрубают корни деревьев, чтобы проложить электрокабели не под дорожкой, а рядом с ней.

f59ecc9256943c68098aa8d791f9d0cd.jpg «Благоустройство» в парке Берёзовая роща

О доме на Живописной, который полностью окружён ООПТ парк Москворецкий рассказала активистка Людмила Покаместова. Строительство 22-этажного элитного дома в сосновом бору, в непосредственной близости от Москвы-реки было одобрено градостроительной земельной комиссией, которая внесла изменения в проект правил землепользования и застройки по этому участку. Депутат района Хорошево-Мневники Вячеслав Бородулин поведал, как в Серебряном бору на территории ООПТ вместо обещанного центра водных видов спорта вырос коттеджный поселок на 8 гектаров. Напомнил он и о том, как в Мневниковскую пойму, более 70% территории которой считается особо ценной, стали завозить мусор, после чего вывели из ООПТ 88 гектаров, и нигде в качестве компенсации эти гектары больше не появились. Тревожная ситуация сложилась в Строгинской и Кировской поймах в районе Строгино – об этом рассказала Жанна Дерисова. В сентябре в кировской пойме начали снимать плодородную землю, там запланировано строительство аттракционов и установленных на сваях пластиковых бассейнов. То же самое происходит и в Серебряном бору. Также она заметила, что члены созданных при многих парках рабочих групп не обладают достаточными полномочиями, к их мнению руководство парков и ДППиОСС просто не прислушивается, хотя в рабочие группы часто входят опытные специалисты.

«К сожалению, нет универсального механизма для решения всех проблем, но есть два важных момента, которые надо учитывать: юридический и медийный. И часто инициативные группы пренебрегают чем-то одним», – снова взял слово Алексей Дмитриев, – «У нас, к сожалению, закон не работает без привлечения внимания. И как говорил Алексей Владимирович Яблоков, без массовых акций протеста власть у нас ничего не слушает и работать не хочет. Нам удалось вернуть в состав парка Дубки четыре участка благодаря тому, что компания шла много лет, и мы заходили со всех сторон: через суды, через журналистов».

bd37886db4c935bbc2970bd242d1c10e.jpg

Уже после окончания пресс-конференции Алексей Дмитриев рассказал корреспонденту Activatica, почему ещё он считает столь важной повсеместно ведущуюся борьбу за сохранение парков. По его мнению, такая борьба постепенно заставляет меняться и саму власть.

«Власть не видит реальной обстановки и не может оценить её адекватно, мы это видим по принимаемым управленческим решениям – неграмотным и неосмысленным. Если люди будут добиваться того, чтобы с ними считались, что-то реально согласовывали, то нынешняя дикая капиталистическая верхушка в эти реалии вписаться не сможет. Борьба за парки – это прямое следствие существующей болезненной обстановки, когда власть неспособна предотвращать и решать конфликты, а люди не могут жить в таких отношениях, в такой среде. Можно выбирать, каким способом эти конфликты будут разрешаться. И борьба людей за сохранение парков, то как она сейчас идёт – это огромная помощь сохранению нашей страны и нашего общества от распада. И если власть захочет выжить, то так или иначе, ей придётся адаптироваться. А наиболее безопасно для власти решать эти конфликты так, как это предлагают люди», – поделился своими соображениями Алексей Дмитриев.

Все фото: Вадим Кантор

Наш канал в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма




Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Шерга Екатерина , 11 марта 2017 г., 4:15
Акция
Кантор Вадим, 09 дек. 2016 г., 23:01
Акция
Кантор Вадим, 07 сент. 2016 г., 11:10
Акция
Чернышева Алла Николаевна, 24 апр. 2016 г., 10:36
Акция
Чернышева Алла Николаевна, 02 сент. 2015 г., 10:11
Пост
Чернышева Алла Николаевна, 10 июля 2015 г., 15:06
Пост
Чернышева Алла Николаевна, 29 июня 2015 г., 19:41
Пост
Чернышева Алла Николаевна, 27 июня 2015 г., 22:56
Отменить
Отменить