Показать на карте
Природа и экология
320 0 1
Пост

Рябцев Виталий

Природный парк «Витязь» как пособие по урезанию природоохранных территорий

Текст

Площадь создаваемого природного парка «Витязь» сокращена более чем в три (!) раза. Таким образом бережно соблюдены интересы охотников, лесорубов и добытчиков гранита. Их не принесли в жертву прихотям туристов, дачников и разных там «зеленых», а также ученых, неверно понимающих «потребности народа». Мы уже рассказывали о попытках «хозяйственного освоения» скальников Олхинского плато (юго-восток Иркутской области) и об усилиях иркутской общественности по их сохранению.444dfbeb531d79cdc181f1a27ea60ce1.jpgИсточник фото.

Кульминация этой истории – общественные слушания по проекту регионального природного парка «Витязь», состоявшиеся 14 ноября 2017 года.f55af06ff838b491274f1a83ce600ed2.jpgНа общественных слушаниях.

Казалось, что всё худшее позади и природный парк займет, как планировалось, 23 тыс. гектаров. Как бы не так! Обиженные итогом слушаний члены шелеховского общества охотников провели сбор подписей против создания парка. Они и на самих слушаниях старались подчеркнуть, что не «понаехавшим городским» решать судьбу части территории Шелеховского района. Поясню: город Шелехов (50 тыс. жителей), находится на расстоянии 15 километров от Иркутска (около 700 тыс.). Не удивительно, что подавляющая часть посетителей олхинских скальников – иркутяне, шелеховские же охотники пребывают в крайне малозаметном меньшинстве.

Мэр Шелеховского района М.Н. Модин на общественных слушаниях поддержал создание парка и сказал об этом в интервью «России-1».

Теперь же администрация Шелеховского района настояла на уменьшении территории парка «Витязь» до 7,1 тысячи гектаров. А мэр Шелеховского района наложил вето на оптимальный с точки зрения охраны природы проект природного парка «Витязь», поддержанный общественностью на слушаниях в ноябре.

Экологическая экспертиза проектов парка проходила в конце декабря 2017 года. Институт Географии был вынужден подготовить также и вариант, основанный на пожеланиях мэра. Оставалась надежда, что эти мэровские «хотелки» встретят отпор со стороны экспертов, являющихся специалистами в области охране природы.

Экспертная комиссия рассмотрела три варианта парка: основной, с территорией в 23,8 тыс. гектаров, включающий бассейн реки Большая Олха; расширенный, помимо этого бассейна, включающий верховья реки Крутая Губа; а также – уменьшенный до 7,1 тысячи гектаров. И – единогласно проголосовала за третий вариант. Вопреки всем природоохранным резонам, вопреки даже закону «Об особо охраняемых природных территориях» (природный парк – и без природоохранных зон). Но зато в соответствии с пожеланиями мэра и «природопользователей».

Об итогах экологической экспертизы рассказала Татьяна Калихман, ведущий научный сотрудник Института географии Сибирского отделения Российской Академии наук, разработчик проектов природного парка. Она ответила на мои вопросы.

– Каковы официальные объяснения урезания территории парка?

– В соответствии с законом «Об экологической экспертизе», после общественных слушаний проект необходимо было согласовывать с руководством района. Мэр отказался это сделать. Его объяснение: в «Схеме территориального планирования» парк занимает небольшую территорию, ей и надо соответствовать. Хотя в «Схеме… » всегда даются некие примерные границы, которые можно корректировать, если на то есть научное обоснование. Аналогичная ситуация имела место при организации заказника «Лебединые озера». Заложенная в соответствующую «Схему территориального планирования» площадь оказалась в три раза меньше предлагаемой проектировщиками. На комиссии по созданию ООПТ Иркутской области этот вопрос был рассмотрен, все поддержали именно расширенный вариант. Районная администрация – в том числе.

В нашем случае определенную роль сыграли и действия шелеховских охотников. Они активно рассылали возмущенные письма во все инстанции. Мое мнение: эти люди даже не поняли, что их руками были поддержаны интересы недропользователей и лесозаготовителей.Территорию, не вошедшую в парк, покрывают эксплуатационные леса, которые можно вырубить в любой момент. Да и недропользование здесь также может воплощаться в жизнь в любом объеме».

– Значительная часть гранитных останцев не вошла в состав парка «Витязь». Они имеют коммерческую ценность?b6fed6829985bfd41d0d5025c217ea13.jpgЗдесь поработал ЗАО «Дорожник». Источник фото.

– Бесспорно. Угроза их разработки более чем реальна. В январе 2017 года ЗАО «Дорожник» получил лицензию на месторождение гранита, расположенное в полутора километрах от станции Подкаменная. Там, правда, нет выраженных скальных останцев, но те же граниты. Получена федеральная лицензия на изучение месторождения. Можно и взрывать, и бурить. Летом 2017 года была попытка провести аукцион по месторождению «Орленок», которое входит во все проектные варианты парка «Витязь», включая уменьшенный. Аукцион не состоялся, хотя в нём участвовало не менее трех организаций, включая ЗАО «Дорожник». Эти попытки постоянны. Добыча гранита на Олхинском плато наверняка будет проводиться. Когда говорят, что это приносит прибыль району, это неправда. Налог на добычу полезных ископаемых полностью федеральный. Району достанутся лишь налоги с зарплаты физических лиц – с рабочих, добывающих гранит, то есть копейки.

– Проект, обсуждавшийся 14 ноября, подразумевал создание заповедной зоны и зоны особой охраны (всего 5,5 тыс. гектаров) на территории, покрытой особо ценными массивами темнохвойной (коренной) тайги. Эти леса попали в урезанный парк?

– Эти леса целиком оказались за пределами парка! По закону об ООПТ в природном парке обязательно должны быть две группы зон: природоохранные и рекреационные. В основном проекте парка к первой группе относились две: заповедная и особой охраны, ко второй – собственно рекреационная и зона «обслуживания посетителей». В уменьшенном варианте остались лишь две последние. Природоохранных нет вообще!8ad04416d82544db4d4c0763e917ba21.jpgВ проектируемом парке немало таких вот вырубок. Источник фото.

Что же теперь делать?

В принципе, можно опротестовать решение экспертной комиссии. Но застопорится создание даже этого урезанного парка. Останцы могут оказаться беззащитными перед очередным ударом со стороны бизнеса. А так хотя бы самые популярные среди туристов останцы все-таки остались в планируемом парке, то есть должны охраняться от недропользователей. Включая и скальник «Старая крепость» (его уже пытались пустить на гранит). Ну а для охраны останцев, оказавшихся за границами парка «Витязь», я предлагаю создать памятник природы «Скальники Олхинского плато».

Но скальники без окружающей их тайги вряд ли составят полноценный природный парк. И будут печально торчать, окруженные бесчисленными пнями…

Для того чтобы разрешить вырубку леса или добычу гранита, не требуются ни проекты, выполненные учеными РАН, ни общественные слушания, ни разнообразные экспертизы. Достаточно лишь росчерка чиновничьего пера. В нынешнее рыночное время чиновники теснейшим образом вплетены в бизнес-сообщество. Его интересы в первую очередь и блюдут. А природоохранные территории только ограничивают использование природных ресурсов и мешают бизнесу. Вот и не приветствует чиновничья братья такого рода проекты. Как на районном уровне, так и на региональном. По словам Татьяны Калихман, в процентном отношении наша область сейчас занимает последнее (!) в Сибирском федеральном округе место по площади природоохранных территорий.2ee4513d1e3880490715d2db0399b697.jpgИсточник фото.

Так кто эти эксперты, проводившие экспертизу? Они перечислены (возможно, не все) здесь.

Как к ним после этого следует относиться? На мой взгляд – как к утратившим доверие. Не пора ли проанализировать итоги работы чиновников и экспертов Министерства природных ресурсов Иркутской области, таким вот образом «охраняющих» природу? И принять соответствующие кадровые решения.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Рябцев Виталий , 26 сент. 2018 г., 16:08
Проблема
13 июня 2018 г., 9:59
Пост
Олег Краснов, 10 февр. 2018 г., 20:17
Пост
Рябцев Виталий , 16 нояб. 2017 г., 16:50
Отменить
Отменить