Показать на карте
Права человека
84 0 1
Пост

Шевченко Дмитрий Александрович

Томинский ГОК: «иноагентов» победили, а протест продолжается

Текст

Когда в 2012 году в России приняли закон об НКО-«иностранных агентах», властям казалось, что они ликвидировали одну из главных для себя угроз, ударив по финансированию некоммерческого сектора. Получив в руки репрессивный инструмент, чиновники принялись рьяно уничтожать и экологические общественные организации, причем, часто в интересах конкретных заказчиков.Однако война с эко-НКО принесла, скорее, обратный эффект: природоохранная активность стала перетекать на низовой уровень в виде активности различных инициативных групп и «тематических» протестных движений. Как этот процесс протекал в Челябинске, и к чему привели попытки местных чиновников уничтожить организации, «мешавшие» строительству Томинского ГОКа, мы расскажем в рамках журналистского проекта «Судьба агента», посвященного экоорганизациям, попавшим в реестр «иностранных агентов».

Однако война с эко-НКО принесла, скорее, обратный эффект: природоохранная активность стала перетекать на низовой уровень в виде активности различных инициативных групп и «тематических» протестных движений.

Как этот процесс протекал в Челябинске, и к чему привели попытки местных чиновников уничтожить организации, «мешавшие» строительству Томинского ГОКа, мы расскажем в рамках журналистского проекта «Судьба агента», посвященного экоорганизациям, попавшим в реестр «иностранных агентов».

Однако война с эко-НКО принесла, скорее, обратный эффект: природоохранная активность стала перетекать на низовой уровень в виде активности различных инициативных групп и «тематических» протестных движений.

Как этот процесс протекал в Челябинске, и к чему привели попытки местных чиновников уничтожить организации, «мешавшие» строительству Томинского ГОКа, мы расскажем в рамках журналистского проекта «Судьба агента», посвященного экоорганизациям, попавшим в реестр «иностранных агентов».

Обогащение медью

Челябинск – один из самых экологически неблагополучных городов России. Ежегодно городской воздух принимает более 500 тыс. тонн различных летучих загрязнений (на каждого челябинца в год приходится около полукилограмма вредных веществ, включая смертельно опасные и канцерогенные). Причем, в отличие от других российских городов, где главными источниками загрязнения чаще всего являются автотранспорт и теплоэлектростанции, в Челябинске основную долю вредных веществ в атмосферу поставляют промышленные предприятия. В Челябинске действует более десятка крупнейших в стране металлургических и машиностроительных заводов, вносят свою лепту и малые промышленные предприятия, дополнительно обеспечивая ежегодную «поставку» до 60 тыс. тонн воздушных загрязнений.

Вполне понятно, почему местные жители, мягко говоря, настороженно относятся к инициативам по реализации очередных «инвестиционных проектов»: прекрасно понимают, что мизерная экономическая выгода никак не сможет перевесить очередные экологические проблемы, которые будут только наслаиваться на уже имеющиеся.

В этом плане история противостояния челябинцев строительству Томинского ГОКа (которое, по факту, сейчас превратилось в главную экопротестную кампанию в стране) не явилось чем-то из ряда вон выходящим.

В 2011 году промышленная группа «Русская медная компания» (РМК) объявила о планах начать освоение Томинского месторождения медно-порфировых руд в Сосновском районе Челябинской области, в 10 километрах от самого Челябинска. Месторождение было открыто еще в 1957 году и считается одним из крупнейших медных месторождений в мире (входит в топ-50). В составе разведанной здесь руды нашли не только медь, но даже немного золота, серебра, бария, лития и других редкоземельных металлов.

Осваивать залежи в советские годы, впрочем, не стали по той причине, что самой меди в породе содержится достаточно мало, а в те годы просто не было технологий для работы с бедной породой. Да и вопрос экологии не сбрасывался со счетов.

РМК пообещала некие «инновационные решения» (сводящиеся, впрочем, в основном, к применению более мощных химреагентов), которые должны облечься в огромный горно-обогатительный комбинат, способный пропускать через себя до 28 млн тонн медной руды и выпускать более 250 тыс. тонн медного концентрата в год.

Объемы производства можно проиллюстрировать таким сравнением: вкупе с еще одним своим горно-обогатительным комбинатом – «Михеевским» (тоже расположен в Челябинской области) «Русская медная компания» сможет перерабатывать в полтора раз больше медной руды, чем вся Монголия.

Для владельцев РМК (кстати, они спрятаны в двух кипрских оффшорах, которые формально являются учредителями компании) все это, конечно, сулит серьезные барыши, достаточные для того, чтобы, деликатно выражаясь, склонять на свою сторону любых чиновников, прокуратуру и полицию.

В июле прошлого года церемонию торжественного начала строительства Томинского ГОКа «благословил» своим присутствием (правда, виртуальным – из павильона в Екатеринбурге) глава Минпромторга РФ Денис Мантуров. Губернатор Челябинской области Борис Дубровский поначалу относился к затее настороженно, но к моменту начала строительства ГОКа стал чуть ли не главным его лоббистом.

«Форточка» для Челябинска

В 2012 году РМК провела в пос. Томинском публичные слушания по своему проекту, однако практически никакой конкретной информации сообравшимся там не представили, ограничившись лишь презентацией проекта.

Тем не менее, люди смогли собрать нужную информацию, проанализировав которую – ужаснулись и начали действовать.

В результате на проходившие в 2016 -2017 годах общественные слушания по отдельным частям проекта местных жителей просто не пускали под предлогом «нехватки мест в зале». За «спецоперацию» отвечали охранники-«титушки» с нашивками ЧОП «РМК-безопасность», которые, кстати, летом прошлого года напали на активистов, попытавшихся остановить подготовительные работы. Ни один из них нападавших так и не понес никакого наказания.

Pervomayskoe Tominskiy GOKЧОП «РМК-Безопасность» преграждает вход на общественные слушания.Credit: Движение «Стоп ГОК»

Главные опасения местных жителей были связаны с тем, что южная часть Сосновского района, где намечены разработка месторождения и переработка медной руды, является своеобразной «форточкой» для Челябинска – отсюда в город приносит чистый воздух, который хоть немного сбивает хронический смог. Кроме того, сам комбинат должен частично расположиться на землях государственного лесного фонда, что потребует вырубки 3 тыс. га защитного леса Челябинска.

Но и это еще не все. В качестве «вишенки на торте» «Русская медная компания» преподнесла планы сваливать пульпу с отработанной породой в Коркинском угольном разрезе, который распложен по соседству с Томинским месторождением медно-порфировых руд, хотя весь угольный разрез (ныне недействующий, в конце 2017 года добыча была прекращена) – зона подземных пожаров. Из огромного котлована постоянно поднимаются клубы дыма – горит уголь в отвалах. И если зоны горения закидывать жидкой пульпой, которая имеет кислотную реакцию, еще не известно, каких последствий можно будет ожидать.

Дважды «агенты»

Как только развернулся общественная кампания, «Русская медная компания» и ее покровители стали искать зачинщиков протеста. И естественно, что первыми в поле зрения попали местные экологические организации, участвующие в борьбе с губительными планами РМК – и в первую очередь Челябинский региональный благотворительный фонд «За природу».

Надо сказать, что в промышленном регионе и до истории с Томинским ГОКом усиленно «подчищали» «зеленые» НКО. Так, в 2010 году ликвидировали движение «За ядерную безопасность» Натальи Мироновой, потом довели до закрытия организацию «Теча» Госмана Кабирова. В 2015 году настала очередь правозащитной организации «Планета надежд» – её лидеру Надеже Кутеповой грозило уголовное дело за некую «шпионскую деятельность».

В 2013 году, как только вступил в силу закон об НКО-«иностранных агентах», репрессивная кампания против местных организаций обрела второе дыхание. Под проверку попал и Фонд «За природу».

Фонд был создан на заре 2000-х годов для защиты экологических прав граждан, пострадавших от неблагоприятных факторов окружающей среды. Его нельзя было назвать классической экопротестной организацией: он, скорее, использовал юридические и экспертные инструменты, и, надо сказать, что использовал весьма продуктивно.

Так, в 2002 году организация, дойдя до Верховного суда РФ, добилась признания недействительным постановления Правительства РФ о ввозе отработавшего ядерного топлива с венгерской атомной станции «Пакш» на переработку в Челябинскую область. Таким образом, удалось предотвратить ввоз 370 тонн опасных радиоактивных отходов.

В 2007 году фонд «За природу» добился отмены постановления губернатора Челябинской области, сокращающего границы водоохранной зоны реки Миасс.

«Создание судебных прецедентов было одним из наших любимых направлений, – рассказывает бывший лидер фонда «За природу» и нынешний руководитель одноименного незарегистрированного общественного движения Андрей Талевлин. – Например, в 2012 году фонду удалось выиграть суд против Минобороны в пользу жителей Курчатовского района Челябинска, которые страдали от деятельности авиабазы «Шагол». Дело в том, что взлетающие с базы бомбардировщики Су-24 летали так низко над жилой зоной, что превратили жизнь людей в кошмар из-за грохота и вибрации, грубо нарушались санитарные нормы. Суд частично удовлетворил требования фонда, обязав устранить нарушения санитарных нормативов полетов бомбардировщиков Су-24 над Челябинском. Министерство обороны вынуждено было поднять глиссаду [траекторию полетов] над Челябинском. Пять жителей Челябинска и наш фонд обратились в суд: была назначена экспертиза по делу, которая установила, что шум от полетов истребителей превышает допустимые нормы».

Tominskiy GOKНа слушания в посёлке Томинский подвезли примерно 80 молодых людей, которые помогали организаторам слушаний не пустить на них «лишних» людей.Credit: Движение «Стоп ГОК»

И хотя Минобороны долго саботировало судебное решение, факт того, что был создан прецедент, который проторил дорожку в судебных спорах с военными, признали даже в аппарате Уполномоченного по правам человека в Челябинской области.

Естественно, что подобная «антигосударственная» активность чрезвычайно не нравилась местным чиновникам и силовикам. В 2013 году деятельность фонда проверила прокуратура (ничего незаконного, впрочем, не обнаружила). В том же году организация еще раз попала в поле зрения прокуратуры: на сей раз надзорный орган интересовался только наличием иностранного финансирования (видимо, результаты первой проверки кого-то не удовлетворили) – но опять безрезультатно.

Проверяющих несколько сбивало с толку то, что кроме фонда «За природу» в Челябинске также действовало одноименное зарегистрированное общественное движение, которое Андрей Талевлин и его единомышленники создали еще в 2011 году для того, чтобы бороться с планами по строительству Томинского ГОКа (тогда их только-только начали обсуждать).

Так, летом 2015 года движение «За природу» заявило общественную экологическую экспертизу, однако разработчики материалов оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) горно-обогатительного комбината отказались их предоставить.

Общественники обратились в суд и выиграли: арбитражный суд обязал «дочку» РМК АО «Томинский горно-обогатительный комбинат» предоставить документы. РМК пыталась оспорить это решение, но проиграла везде, вплоть до Верховного суда. Тем не менее, ОВОС экспертам так и не был предоставлен.

Другим серьезным юридическим ударом по проекту ГОКа стала попытка организовать в 2016 году в Сосновском районе местный референдум.

Tominskiy GOKНедовольные Челябинцы на промплощадке Томинского горно-обогатительного комбината. 11 июня 2017 года.Credit: Движение «Стоп ГОК»

«Мы изучили успешный опыт Рязанской области [в г. Сасово в 2008 году удалось провести местный референдум по вопросу строительства завода формальдегидных смол]. Чтобы не создавать лишних проблем со сбором подписей, заявили референдум от партии «ЯБЛОКО». Первое заявление в избирательную комиссию завернули, сославшись на мелочи вроде того, что вот есть фамилия, а имя и отчество не расшифрованы. Учли все возможные придирки и подали заново – на сей раз получилось», – рассказывает Андрей Талевлин.

Избирательная комиссия отправила обращение в собрание депутатов Сосновского района, была надежда, что референдум, все-таки назначат, что означало бы смерть для экологически опасного проекта – большинство жителей района, имеющих право голоса, однозначно высказались бы против выдачи разрешения на его реализацию.

«Мы плотно работали с депутатами, рассказывали, чем опасен проект, почему возможно провести местный референдум – передали им подробное правовое обоснование. Не помогло. Депутаты пригласили на обсуждение гендиректора ГОКа, и его мнение почему-то сочли более веским, чем все наши доводы», – продолжает Талевлин.

Депутаты отклонили инициативу референдума под предлогом того, что это «не вопрос местного значения».

Впрочем, «ответка» в адрес фонда «За природу» за кампанию против Томинского ГОКа прилетела задолго до попытки организовать референдум. В 2014 году фонд попадает уже под третью прокурорскую проверку (по сведениям Талевлина, проверка была инициирована после письма из УФСБ по Челябинской области), которая находит-таки иностранное финансирование. Из прокуратуры донос уходит в областное управление Минюста – и вот по следам прокурорских работников в офис организации уже мчатся работники юстиции.

Фонд «За природу» уличили в страшном «преступлении» – в том, что он получал из Норвегии суммы в пределах 1 млн рублей в год.

Весной 2015 года фонд «За природу» был включен в реестр НКО-«иностранных агентов». Но что самое поразительное – в этот же перечень Минюст включил и… общественное движение «За природу», которое не имело ни имущества, ни счета в банке и никак потому не могло получать какое-либо «финансирование».

С попаданием в реестр проблемы, впрочем, не закончились, а только начались. Пошли разные проверки: прокуратура, Минюст, Роскомнадзор. Начались и изнурительные судебные тяжбы. Так, движению «За природу» выписали штраф в 400 тыс. рублей за пост в ЖЖ Андрея Талевлина о перипетиях с организацией референдума по Томинскому ГОКу. Сотрудники Роскомнадзора прочитали эту запись через год (!) после появления и оштрафовали движение, а до кучи и самого Андрея Талевлина (абсурдные штрафы, к счастью, удалось отменить в вышестоящем суде).

Не хотели референдум? Получите уличный протест!

Весной 2016 региональное управление Минюста добилось ликвидации и фонда, и движения «За природу» за «многочисленные нарушения законодательства» и «неисполнение обязанностей в качестве НКО, выполняющего функции «иностранного агента».

Казалось бы, что заказчики травли челябинских «зеленых» должны были бы радостно потирать руки, однако общественное движение «Стоп ГОК» уже успело набрать такие обороты, что его уже невозможно сбить никакими репрессивными методами.

«Стоп ГОК» возник на базе инициативной группы в защиту Челябинского бора – одного из самых крупных городских лесопарков (заметим, что эта кампания увенчалась успехом).

Когда в 2013 году планы по строительству Томинского ГОКа стали обретать реальную основу, некоторые участники группы переключились на новую проблему.

За четыре года движение обзавелось своим сайтом с подробными разъяснениями того, какую угрозу несет комбинат, и инструкциями о том, как и в каких формах можно поучаствовать в борьбе с этой угрозой, а несколько видных участков движения стали узнаваемыми медиаперсонами.

Движение «Стоп ГОК» смогло собрать свыше 160 тыс. «живых» подписей под петицией в адрес Владимира Путина против строительства комбината и провести в Челябинске несколько крупных митингов (на один из них, прошедший в конце ноября прошлого года, собралось более 5 тыс. человек) и вовсе не собирается останавливаться на достигнутом. Общественники твердо намерены стоять до победного конца и добиться отзыва разрешения на строительство комбината.

Местным чиновникам подобная гражданская активность прежде могла только сниться в страшных снах. И самый главный кошмар, очевидно, заключается в осознании того, что усиленный поиск НКО-«иностранных агентов» не только не снизил накал общественного негодования, но, наоборот, оно только выросло за то время, пока власти гонялись за местными экоорганизациями.

Stop Tominskiy GOK meetingМитинг против Томинского ГОКа. Челябинск, 15 апреля 2017 года.Credit: vk.com/stop_gok / Сергей Лихватских

«Наши оппоненты борются с нами, используя старые и заезженные методы: уголовное преследование активистов под вымышленным предлогами [так, одни из членов движения, челябинец Гамиль Асатуллин проходит по уголовному делу о «поджоге» штабеля срубленного РМК леса] или пытаются расколоть движение или рассорить его с союзными общественными силами. Но проблема для них в том, что когда кампания принимает массовый характер и при этом не координируется из какого-то одного центра, не имеет «незаменимых» людей – с ней ничего нельзя сделать», – говорит один из ключевых участников движения «Стоп ГОК» Василий Московец, получивший в прошлом году всероссийскую славу как «человек, которому звонил Путин».

И с этим сложно не согласиться. Провозглашая в 2012 году «крестовый поход» против «иностранного влияния на внутренние дела страны через НКО» и предоставив прокуратуре и Минюсту репрессивный инструмент (который, как видно на примере Челябинска, может иметь еще и солидную коррупционную подоплеку), государство добилось прямо противоположного эффекта: стимулировало рост низовой гражданской активности, для которой, по большому счету, не нужны ни офисы, ни счета в банках, ни заверенные Минюстом уставные документы.

Такие группы могут даже не иметь лидера, которого можно было бы «нейтрализовать», чтобы покончить с «неудобной» деятельностью.

Вне зависимости от того, чем закончится кампания против Томинского ГОКа, можно быть уверенным, что гражданское общество в Челябинской области уже никогда не будет прежним, ведь экологических проблем в этом сложном промышленном регионе хоть отбавляй.

Дмитрий Шевченко

Источник - портал Беллона.ru (оригинал доступен по ссылке)

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Newsroom, 12 июня 2018 г., 17:50
Отменить
Отменить