Показать на карте
СМИ и Интернет, Правосудие
168 0 1
Пост

Кантор Вадим

Дело Богатова: держать узел TOR в России можно, но это небезопасно

Текст

Activatica не раз писала о деле математика Дмитрия Богатова, которого спецслужбы обвиняли в призывах к массовым беспорядкам. Его арестовали 10 апреля 2017 года, 24 июля освободили из СИЗО и перевели под домашний арест. Наконец, 31 января Дмитрию Богатову в очередной раз изменили меру пресечения, на этот раз на подписку о невыезде. Это значит, что теперь Дмитрий может свободно передвигаться в пределах Москвы (при выезде в область надо ставить в известность следователя), пользоваться мобильной связью, компьютером и интернетом. Изъятые при апрельском обыске мобильный телефон, ноутбуки, фотоаппарат и флэшки ему до сих пор не вернули. Всё это время продолжалась кампания общественной поддержки математика, проходили акции в его поддержку.

7a8733f9216e233d356764de3101c7c8.jpg

В середине февраля в офисе партии ПАРНАС прошла встреча Дмитрия Богатова с активистами, людьми, которые следили за ходом его дела, участвовали в акциях в его поддержку. Это было его первое публичное выступление после того, как с него сняли ограничения на передвижение по Москве. Сначала был рассказ о себе и о программном обеспечении, из-за использования которого он пострадал, потом Дмитрий ответил на некоторые вопросы. Мы решили тезисно рассказать, о чём шла речь на этой встрече, потому что вопросы компьютерной безопасности, обхода блокировок продолжают оставаться актуальными.

Система TOR

Название TOR – это аббревиатура (The Onion Router – луковичный маршрутизатор), система позволяет перенаправлять зашифрованный трафик так, что отправитель запроса остаётся анонимным. В частности, это избавляет пользователя от контекстной рекламы, потому что непонятно откуда и кто отправляет запрос. Последний узел системы, от которого исходит запрос, называется выходным узлом. Системой может воспользоваться любой человек, и его адрес будет скрыт от того сервера, к которому он обращается. Такую возможность и предоставляют выходные узлы. «Таких узлов немного, их примерно тысяча, этого пока хватает. Сеть развивается, растёт, выходных узлов становится больше. Но не в России, – объясняет Дмитрий Богатов. – Если раньше считалось, что IP-адреса было достаточно, чтобы установить компьютер, с которого был отправлен запрос, то сейчас очевидно, что это не так. IP-адресом может оказаться адрес выходного узла TOR». Один из таких выходных узлов на территории России и был установлен на компьютере Дмитрия Богатова. И именно через этот узел отправлял свои сообщения некий Айрат Баширов, а следователи с весны пытались доказать, что призывы к массовым беспорядкам рассылал именно Дмитрий Богатов.

a137eb9156b8be810989bea3ae67f411.jpg

Арест

«Моя история началась в апреле 2017 года, когда на неком забытом богом форуме, были опубликованы тексты, в которых, по мнению прокуратуры, усматривалось экстремистское содержание. Из девяти IP-адресов, все из которых были выходными узлами, следователи выбрали ближайший – мой – и приехали ко мне. Я оказался в ИВС (изоляторе временного содержания), меня обвинили по статье 212, ч.3 УК (призывы к массовым беспорядкам) и по ст. 205.2 ч.2 УК (призывы к террористической деятельности либо оправданию терроризма в интернете), – рассказывает Дмитрий. – А что было в тех текстах, за которые вы пострадали? – спрашивают из зала. – Я даже боюсь это цитировать, как бы это не стало ещё одним преступлением (сочувственный смех в зале). В двух словах: как взять в руки оружие и устроить вооруженный налёт на прокуратуру и посты полиции. Там в тексте фигурирует слово «Сайга». Поднимите руку, кто знает что это такое? (поднимаются руки мужчин). В СИЗО я начал смотреть телевизор, там был канал про охоту, так что теперь я тоже знаю, что такое «Сайга», – раньше не знал. («Сайга» – марка охотничьего карабина – Activatica). Про тот сайт и форум я узнал уже после своего ареста.

Как работают правоохранительные органы

Это важно для всех нас и это не только мои проблемы, связанные с тем, что я держал выходной узел и потому на различных сайтах в логах сохранялся мой адрес. Проблема не в выходном узле, не в технологиях, а в методологии, которую используют правоохранительные органы. Они взяли первое имя, которое смогли найти – моё. И то, что после этого происходило, было довольно мрачно. В моём случае это было три с половиной месяца в СИЗО, шесть с половиной месяцев домашнего ареста. И несмотря на то, что я сейчас перед вами, я все ещё обвиняюсь в подготовке к организации массовых беспорядков. Обвинение строилось исключительно на основании IP-адреса. Экспертиза, долго изучавшая мои компьютеры, закончилась в январе 2018 г и пришла к выводу, что выходной узел TOR там был, а призывов к терроризму и экстремизму не обнаружено. Из месяца в месяц следствие утверждало, что всё сложно, что экспертиза ещё не готова. Как объяснение, была даже формулировка, что «на компьютере Богатова стояла операционная система непопулярная в криминальных кругах». У меня стояла операционка GNU/Linux (свободно распространяемое ПО – Activatica). До определённого момента следователи свято верили, что IP-адрес уникален чуть ли не для каждого человека. Сейчас они в это не верят. Про TOR, я бы сказал, что они почитали, что это такое.

Условия содержания в СИЗО

Я попал в приличное место, в спецкорпус. У нас были удобства, душ, телевизор. В нашей камере было четыре человека, все «первоходы» – люди без судимости сидят с теми, у кого не было судимости. Кормили не очень хорошо. Официальная еда, называемая баландой, весьма прискорбна. Но там есть такой функционал, который называется «ресторан» – это блюда, которые родные могут заказать для вас со свободы. При этом можно брать только все вместе: если это обед, то это первое, второе и салат, от которого нельзя отказаться. Такой обед стоит около 350 рублей, что, учитывая монополию, не так дорого. Там нас окружало абсолютное ничто, обстановка гнетущая. Из развлечений были только федеральные каналы ТВ, а единственными новостями было, что кто-то съездил на суд. Передачи разрешены в объеме 40 кг в месяц. Библиотеки не было, сосед выписывал «Коммерсант», который я потом читал. У меня были книги по математике, и это обеспечивало определённую степень занятости моего времени. В передаче книги получать было нельзя, можно по «Почте России», но это долго, быстрее приходили книги, заказанные с «Озона».

67c764c4ea8910bf21c513cf476297f8.jpg

Об ощущении поддержки

Безусловно, про меня не забыли. В мою поддержку устраивали акции, даже международные. Об этом я узнавал при встречах с адвокатами, с родными. В спецкорпусе есть три «протокола» связи: адвокат, письма и свидания. Свидания – два раза в месяц по 40 минут, через два стекла и решётку, разговор идёт через телефон. И знание того, что про меня не забыли, что снаружи что-то происходит, оно действительно помогало.

О протестном движении и законе Яровой

Я никогда не был сколь-нибудь значимым или видимым участником протестного движения. Всё, что могу сказать, это то, что был на митинге против «пакета Яровой». Реализация закона Яровой, если его выполнять в лоб, невозможна. Соединение для YouTube зашифровано, поэтому если кто-то смотрит на канале олимпиаду или кино в хорошем качестве, то все потоки, даже если мы смотрим одно и то же, отличаются друг от друга. Если всё наше население станет смотреть олимпиаду, то на каждого из них будет свой экземпляр этого видео. Поэтому в лоб сделать это технически невозможно. Но это, к сожалению, возможно, если делать это по уму, с применением определённых технологий, с сохранением только того, что действительно можно обработать.

Законно ли держать узел TOR?

Сейчас в России этого делать не стоит, хотя это и законно. Законным было всё, что я делал, но это создало огромные проблемы мне, моей семье, многим людям вокруг. Я был наивен, когда считал, что если вы не делаете ничего противозаконного, то вы не будете сидеть. Это оказалось не так. Я держал выходной узел системы, потому что сам ею пользовался, соответственно, тратил её ресурсы. И считал, что я должен как-то это возместить. Это требовало минимальных затрат – только потребляемое электричество постоянно включенным компьютером.

О безопасности электронной коммуникации и блокировке сайтов

Я вполне верю в то, что говорит Сноуден, что спецслужбы могут залезть в любое электронное письмо. Учитывая, что огромное количество электронных писем идёт через почтовые ящики Gmail. Сервис и без указки американского правительства делает всё, чтобы анализировать и искать письма, но они это делают для того, чтобы продавать рекламу. Если они получат указание от правительства, то их ничто не защитит. Я не верю в их порядочность, и тем более в то, что они не будут отказывать законным требованиям. Я слышал про Proton, про Telegram. Хотя я сам как-то больше доверяю классике, протоколу PGP – это то, что работает локально. Вы шифруете на своём компьютере, которому вы доверяете, после чего вам не важно, что и куда идёт. Если вам нужно зайти на заблокированный сайт, то можно использовать систему TOR, которая продолжает работать в России. Можно использовать и VPN.

5a89f42ecd8ca8096bc55196f1add794.jpg

Об извлечённых уроках

Последовательность моих мер пресечения монотонно движется туда, куда надо. Если говорить о замене СИЗО на домашний арест, то безусловно на этом сказалось общественное давление. А замена домашнего ареста на подписку о невыезде обусловлена результатом экспертизы и опасением общественного давления, поскольку экспертиза показала, что ничего нет. Я не знаю, какой у них выход, меня это мало волнует. Я верю в то, что невиновный человек должен быть на свободе. Если я буду признан невиновным, я могу выдвигать гражданский иск в отношении России. Мне помогло общественное давление, это прекрасный ресурс, но он ограничен».

К чести математика, своей вины он не признавал и ничего не подписывал, на сделки со следствием не шёл. До ареста Дмитрий Богатов преподавал высшую математику в Московской финансово-юридической академии. Сейчас он пока без работы, потому что в середине семестра вписаться в график какого-либо учебного заведения очень сложно. Но он хороший программист и уверен, что без работы не останется.


Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Кантор Вадим, 28 авг. 2017 г., 4:32
Пост
Кантор Вадим, 23 июля 2017 г., 12:56
Акция
Кантор Вадим, 21 июля 2017 г., 11:04
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 19 июня 2017 г., 13:30
Отменить
Отменить