Показать на карте
Природа и экология
591 0 1
Пост

Фуфаева Ирина Владимировна

Дзержинские рейнджеры спасают мир от отравы, невзирая на угрозы

Текст

Судьбу Дмитрия Левашова предопределило место рождения.

Дзержинск. Город с разноцветным снегом. Согласно советскому клише - «столица большой химии». Все жители работают в химпроме. На кладбище черточки между датами рождения и смерти со странной регулярностью вмещают всего около 40 лет.

Потом к этим впечатлениям у Димы добавился опыт работы на местном предприятии Оргстекло - химическом, конечно - и попытка добиться для работников эффективной защиты от вредного воздействия производства.

Левашов стал больше узнавать о специфической местной истории и достопримечательностях. Таких, как котлован «Черная дыра» - смертельно опасный отстойник отходов завода «Оргстекло» с гладкой черной поверхностью, как будто вырезанный из кадра фильма «Сталкер» (фото из интернета).

0_7555a_61f5ee98_xxl.jpg

Источник фото

ecoros.jpg

Источник фото

Не знаю, можно ли назвать Диму химическим сталкером, но вряд ли кто-то знает больше о шламонакопителях, отстойниках, промсвалках и других подобных площадках, и теперь уже не только в Дзержинске, но и на других отравленных территориях Нижегородской области (фото из интернета).

maxresdefault.jpg

Источник фото

…А тогда, в 90-х, Дмитрию Левашову стало ясно: нужно связываться с другими такими же потенциальными активистами. Он создал «Социально-правовое экологическое сотоварищество» (СПЭС). Организация начала решать острейшие местные проблемы. Например, сюжет из пост-апокалипсиса. Население соседней с «Черной дырой» деревни Игумново топило печи заводскими отходами - отработанным графитом, катализатором, напичканным диоксинами и свинцом. Он горел втрое дольше угля. Люди грелись и радовались, экономя ценой собственной жизни. СПЭС добилось газификации отравленной деревни. И это получилось потому, что налаживание связей не ограничилось местным уровнем. С 90-х годов дзержинцы активно сотрудничают с токсической кампанией Гринпис России. И тогда же вошли в большую российскую ассоциацию товарищей по несчастью: Союз «За химическую безопасность». Похожими путями в Союз пришли и жители других отравленных городов – Череповца, Чапаевска и так далее.

Уровень активистов рос. Взять хоть мощное исследование полихлорированных бифенилов (ПХБ) в окружающей среде в 2005 году. Это вещества, близкие к суперэкотоксикантам – диоксинам, но, в отличие от диоксинов – не случайный побочный продукт. ПХБ под именами «Совол» и «Совтол» производили специально как жидкость для трансформаторов. В том же Дзержинске как раз и производили. В течение полувека. Активисты СПЭС обнаружили ПХБ в яйцах обычных домашних кур в частном секторе Дзержинска. Наивно думать, что можно выбрасывать яд в окружающую среду и не получать его обратно. «Домашние, чистенькие» курочки клюют местную травку, местных червячков… Огромные концентрации ПХБ обнаружили активисты в пресловутой Черной дыре и в не менее известном дзержинском канале Волосяниха. Этими данными занялась Генпрокуратура России. И тогда же наши герои во главе с Дмитрием Левашовым впервые в России проинвентаризировали электротехническое оборудование. Некоторые трансформаторы содержали до тонны ядовитых масел с ПХБ! С большим удивлением чиновники Ростехэконадзора узнали об этом от активистов - как и том, что их ведомство отвечает за выполнение Россией обязательств по Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях...

И вот сейчас дзержинским активистам пришлось взять на себя контроль над химической безопасностью в Нижегородской области. Регион на глазах превращается в химическую свалку. Область буквально напичкана промышленностью, отходы которой необходимо утилизировать определенным образом в специально отведенных местах. Но часто их «утилизируют» совсем иначе…

Дмитрий Левашов: Буквально на днях, к примеру, мы задержали в городе Балахне грузовик, водитель которого намеревался избавиться от шести тонн ядохимикатов на обычной свалке ТБО, - рассказывает «Активатике» Дмитрий Левашов.

(Пояснение: Балахна - еще один город в Нижегородской области).

Активатика: А как же госнадзор за оборотом токсичных отходов?

Дмитрий Левашов: Зачастую это одна видимость. В ряде случаев у властей нет законных оснований для того, чтобы предотвратить нарушение экологического законодательства. А в других случаях основания есть, но нет желания, и чиновники образуют «смычку» с предприятиями-нарушителями. Потому что простои, проверки – не нужны никому: бюджет теряет деньги, работники – зарплату. Вот и приходится подключаться активистам.

В начале марта в Балахне был задержан КамАЗ с опасным грузом. Это тоже заслуга нижегородских экологов, обративших внимание ГИБДД на подозрительный транспорт. (Фото из архива СПЭС).

1f87b91bbc697014905b458d5e835703.jpg

Дмитрий Левашов: Мы – общественные экологические инспектора – перехватили грузовик еще в Дзержинске. У него были замазаны грязью номера, а в кузове перекатывались двухсотлитровые голубые бочки. Зафиксировали 32 бочки. От них исходил резкий запах, имелись потеки. Водитель представил сотрудникам ДПС единственный документ: накладную на передачу с одного из химических предприятий Дзержинска 13 тонн лаурилсульфата натрия - компонента шампуней, зубных паст, косметических средств и т.д. Сразу было понятно, что вряд ли это безобидный лаурилсульфат - не тот запах, цвет потеков. Уже вскрытие бочки показало, что мы правы. Лаурил - белый, а вещество - сами видите. Это отходы одного из химических производств Дзержинска.

9b72d8bd59be6178912ee0a52d46e0a6.jpg

e069560060159f83a4f532b0dcfd7ae6.jpg

КамАЗ шел в сторону Балахны. Но на территории Балахнинского района нет предприятий, занимающихся переработкой отходов химпроизводства. Значит, груз хотели захоронить на обычной свалке ТБО.

Активатика. А как вы взаимодействуете с другими регионами? Ведь те же химотходы могут вывести из Нижегородской области куда угодно? Да и транзитом может следовать опасный груз.

Дмитрий Левашов. В одиночку, конечно, с такой проблемой не справиться. Поэтому важна помощь активистов из соседних регионов. Совместно мы предотвратили вывоз промотходов производства из Нижегородской области на мусороперегрузочную станцию коммунальных отходов в Вязниковском районе (Владимирская область). Эту свалку закрыли по суду еще в 2015 году. Но, как видите, сюда продолжают сваливать, и мусор, и не только мусор, а, как показал анализ, металлургические отходы III класса опасности: отходы пылегазоочистки Выксунского металлургического завода. Их нужно захоранивать на спецполигонах, которых во Владимирской области нет. Заодно выяснилось, что владельцы закрытого полигона устроили там нелегальную и опасную переработку металлолома, бомжи здесь обжигают металлические барабаны, что запрещено даже на свалках и полигонах.

Фото свалки, сделанное с дрона активистами.

77fe994d4d53d11d17a5ee6875846c1c.jpg

Активатика. Что происходит с застарелыми проблемами Дзержинска? Той же «Черной дырой»?

Дмитрий Левашов. К этим площадкам мы привлекаем внимание уже много лет. Наконец, в 2011 году на заседании Госсовета РФ было принято решение о ликвидации свалки промотходов «Черная дыра», шламонакопителя «Белое море» и полигона «Игумново». В 2012 году правительство выделило финансирование. Сейчас началось частичное обезвреживание этих отходов. Сами выбранные технологии мы оцениваем неоднозначно, но все-таки суммарное загрязнение уменьшится.

Шламонакопитель завода "Капролактам" - "Белое море" (фото из интернета).

%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B5+%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B5.jpg

Источник фото

Активатика. И последний вопрос. Насколько легка и безопасна жизнь борца с химической опасностью?

Дмитрий Левашов. Всякое бывает. Последний раз в этом феврале намекали, что могут закопать в Выксе в пыли газоочистки металлургического завода... Это связано с очередным расследованием. И, разумеется, мы будем его продолжать.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Александр Гаврилин, 19 февр. 2018 г., 11:40
Пост
Фёдор Репейников, 18 февр. 2018 г., 13:22
Пост
Дмитриев Алексей Владимирович, 17 авг. 2017 г., 8:44
Пост
МосЭко, 20 февр. 2015 г., 19:20
Отменить
Отменить