Показать на карте
Правосудие, Полиция
112 0 1
Пост

Кантор Вадим

Сколько стоит подёргать ногой на руках у пяти омоновцев?

Текст

С событий на Пушкинской площади 26 марта 2017 года прошло уже более года, но их последствия всё еще влияют на судьбы людей. В тот день на акции «Он вам не Димон» задержали около 1000 человек, большинство получили административные статьи. Гражданский активист, участник движения «14%» Дмитрий Борисов также оказался среди задержанных в тот день и получил административное наказание в виде 10-тысячного штрафа. На этом, казалось бы, неприятная история закончилось. Но через два с лишним месяца, 8 июня 2017 года, его вновь арестовали и обвинили в том, что в тот день он напал на полицейского. Сам полицейский вспомнил об этом лишь через полтора месяца, да ещё в свой день рождения. 15 мая якобы пострадавший полицейский пошёл давать показания и заявил, что он ощутил боль от удара, нанесённого Дмитрием Борисовым ногой по его каске. Следствие шло полгода, и 28 февраля Борисова приговорили к году колонии. Заседание апелляционной инстанции в Мосгорсуде прошло 23 апреля, но судья оставила предыдущее решение в силе.

827f176558d9df81d21043574d5f9b75.jpg

Фото: Олег Еланчик/Sota.Vision

В Мосгорсуд поддержать Дмитрия Борисова пришло около 30 человек, всех их пустили в зал. Сам Дмитрий находился в СИЗО «Бутырка» и участвовал в заседании по видеосвязи. Большой экран с камерой был обращён в сторону судьи. Так что Дмитрий мог видеть только судью и адвокатов. Пришедшие на суд могли видеть Борисова на другом, меньшем экране, обращённом к скамьям, но этот экран не был оснащён видеокамерой. Заседание прошло сравнительно быстро, после обязательных формальностей адвокаты Николай Фомин и Илья Новиков представили доводы защиты. Судья их выслушала и удалилась в комнату для написания решения. Отсутствовала недолго, минут 10. Вернулась и огласила своё решение: оставить приговор без изменения. Присутствовавшие не стали сдерживать своих эмоций и встретили решение судьи криками «Позор!», скандировали довольно долго. Приставы даже не пытались заставить людей замолчать. Впрочем, мало кто надеялся на то, что решение апелляционного суда будет иным.

9ee0182b1320e9a561f4ff505f774b9f.jpg

Фото: Олег Еланчик/Sota.Vision

Правозащитник Алла Фролова полагает, что решения суда на 99% было предопределено заранее: «Я думаю, что пока судья пишет решение суда, она консультируется по телефону – у нас страна телефонного права. Нельзя быть честным судьёй, когда у тебя начальник – государство. Оправданий по политическим делам у нас не было».

Ещё до начала заседания адвокат Илья Новиков на вопрос корреспондента Activatica.org об основных нарушениях в деле Дмитрия Борисова ответил, что ничего, кроме нарушений, в этом деле нет. И отметил как положительный факт, что судья первой инстанции дал всего год колонии, при том, что прокуратура просила три года. «С учётом того, что он был задержан 8 июня 2017 года, сидеть ему осталось чуть больше месяца, так что он, может быть, не уедет на этап, а выйдет из СИЗО «Бутырка». По сравнению с процессами других судей, это была почти Европа – нас не перебивали, промежуточные решения чаще всего были осмысленными, на нас не пытались давить», – вспоминает Илья Новиков. Решение Мосгорсуда не стало для него неожиданным. По его словам, суды вообще редко исправляют ошибки предыдущих инстанций, особенно по таким делам.

cfb5f47b443d21faaa698b521fc118e5.jpg

Фото: Олег Еланчик/Sota.Vision

Илья Новиков рассказал Activatica, откуда вообще возникло дело Дмитрия Борисова, и почему человека, уже оштрафованного по административной статье, спустя два с половиной месяца вдруг арестовали по тому же самому эпизоду. Илья Новиков предполагает, что дело инициировал тот же человек, который был главным бенефициаром «болотного дела», – генерал-майор Рустам Габдуллин из Следственного комитета, получивший генеральское звание как раз на фоне «болотного дела».

«Наблюдая, как возникло это и другие дела, веером расходящиеся от 26 марта, у меня создаётся впечатление, что этот человек хотел для себя лично карьерного повторения этого успеха. Если на Болотной всего было задержано порядка 300 человек, многие из которых с самого начала шли по уголовному порядку преследования, по статье 212, некоторые по 318-й, то по митингу 26 марта 2017 с самого начала центр тяжести был не на том, чтобы этих людей осудить, а на том, чтобы как можно больше задержать. Задержания оформлялись в административном порядке. И непосредственно 26 марта только четверо были задержаны по 318 или 317-й статье. Все остальные получали штрафы по статье 20.2 либо какое-то количество суток по статье 19.3 К. И Дмитрий Борисов был из этой же обоймы: его доставили в ОВД, той же ночью отпустили, и потом суд заочно приговорил его к штрафу 10 тысяч рублей за незаконное участие в массовых мероприятиях. Сам он считал, что эта история для него кончилась», – рассказывает Илья Новиков.

Было ли дальнейшее личной инициативой генерал-майора Габдуллина или существовало какое-то распоряжение начальства – неизвестно. «Но на уровне процессуального решения в деле Борисова есть постановление Габдуллина об истребовании у нацгвардии и ОВД всех видеозаписей. Когда люди были отпущены и уже забыли о том, как всё это происходило, следователи сидели и рассматривали все эти записи, отыскивая моменты, которые можно было бы интерпретировать как нападение на полицейского. И на одной из записей увидели, как человека несут пятеро омоновцев в касках, человек дёргает ногой, омоновец дёргает каской, его несут дальше. Вот так это выглядело на видео.Эти события были истолкованы как умышленное нападение на полицейского. Когда происходит нападение на полицейского, он обычно пишет рапорт, и принимают меры к тому, чтобы напавшего задержали тут же. Ничего такого в этой истории не было. Полицейского нашли, он тоже к тому времени уже забыл о событиях 26 марта. Очень симптоматично, что полицейского выдернули в его день рождения, 15 мая. На вопросы, в какой день вы давали показания, он говорил, что не помнит. Понятно, что если человек в свой день рождения идёт давать показания, то он делает это по строгому приказу начальства. Полицейский вспомнил, что ему, оказывается, было больно, но ни он, ни другие полицейские не смогли объяснить, почему они сразу не отделили напавшего на их коллегу от остальных задержанных, все кивают друг на друга, говорят, что не помнят. Совершенно понятно, что эта история взялась не из реальности, а из видео и из большого желания что-то высмотреть на этом видео. Дмитрия несли четверо, один полицейский шёл сбоку. Одного из этих пяти вообще не нашли. Но мы не знаем, следствие действительно его не нашло или они его нашли, но он не захотел говорить то, что им надо. Мы этого не можем контролировать, этого нет в бумагах», – рассказывает Илья Новиков.

Доверять словам других полицейских, задерживавших Борисова, тоже нельзя, поскольку двое из них уже встречались адвокату в качестве составителей рапортов о задержаниях в тот день, но совсем в другом ОВД, не в том, куда привозили Борисова. Они участвовали в своеобразной полицейской карусели: одни полицейские задерживали, а другие потом писали рапорты о задержаниях.

e960081c9f683c13bf33e822f4a700e0.jpg

Соратники Дмитрия пришли в суд в футболках в его поддержку. Фото: Вадим Кантор


Мама Дмитрия Борисова Ирина Андриевская говорит, что Дмитрий не первый раз выходил на акции и всегда вёл себя адекватно. «Он хорошо понимал, что нельзя применять физическую силу к представителям власти, потому что за это можно сильно поплатиться, что нельзя распускать руки. И он силу действительно не применял. Получилось так, что брали его друга-правозащитника Евгения Анохина. Полиция вела себя некорректно, не представились, не объяснили причину задержания, схватили и потащили. Дмитрий ухватился рукой за рюкзак Евгения, со стороны спины. И на видео видно, что его тут же схватили и повалили на землю. Он, сгруппировавшись, лежал в позе эмбриона, его били ногами по почкам, в пах. Есть даже документ, в котором написано, что к нему были применены боевые приёмы борьбы. Потом его схватили пять человек и потащили. Четверо несли, а пятый, который шёл сбоку, наносил ему удары, пока Дмитрия несли. Один из тех, кто его нёс, тот, который держал его за левую руку, так и не установлен, хотя его лицо видно. Значит, следствию не было интересно его устанавливать. Даже те трое, которые его несли, сказали, что не видели никаких ударов», – говорит мама Дмитрия. Она видится с ним каждый месяц, Дмитрию положены два свидания в месяц, последний раз они виделись 19 апреля. По её словам, он достойно переносит заключение.

a7f437299c9ab684cd2391cd42735aca.jpg

Пришедший в Мосгорсуд гражданский активист Марк Гальперин, который не так давно освободился из-под домашнего ареста, считает, что по делу Борисова нарушено абсолютно всё – от и до. «Он не сопротивлялся, наоборот, его били. Показания полицейских расходятся. Когда после смены власти будет разбирательства, это дело будет самым ярким хрестоматийным примером «суда по беспределу», которым судили участника протестных акций. Надеюсь, это будет не в Гааге, а здесь же, в Московском городском суде», – уверен Марк Гальперин.

Что касается возможности новых обжалований вынесенного приговора, то, по словам Ильи Новикова, подавать или не подавать кассации – будет решать сам Дмитрий. «Я думаю, что решать это он будет, уже когда окажется на свободе – ему осталось полтора месяца. И тогда на холодную голову всё это можно будет обдумать и решить. Но сейчас практического смысла в этом нет, потому что рассмотрение кассации не состоится в эти полтора месяца – он окажется на свободе раньше, чем Мосгорсуд примется читать это дело», – считает адвокат.

Заглавное фото: Олег Еланчик/Sota.Vision


Наш канал в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Шерга Екатерина , 26 марта 2017 г., 22:29
Пост
Олег Краснов, 26 марта 2017 г., 21:11
Отменить
Отменить