Показать на карте
Природа и экология, Образ жизни
204 0 1
Пост

Фёдор Репейников

От корней: в Москве показали фильм об экоактивистах

Текст

В Москве на Винзаводе состоялась премьера российского документального фильма «Грассрутс». Этот малознакомый отечественной публике термин дословно переводится с английского как «корни травы», а в переносном смысле означает любую инициативу снизу. В фильме речь шла об экологах «из народа» - обычных людях, то встающих под харвестеры в карельском бору, то с крестами и хоругвями перегораживающих дорогу бульдозерам на Хопре. А начинается он с напоминания о 42 статье Конституции, гарантирующей каждому право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

803b6e4ef5bca0490c1a043ec1c9916d.jpg

«Грассрутс» - одна из двух десятков лент из разных стран мира, демонстрировавшихся на фестивале документального кино «Делай фильм». События, о которых в нем рассказывается, довольно известны.

Например, история карельских пенсионеров, проживших девять месяцев в палатке в лесу, обошла чуть ли не весь мир. Дедушки и бабушки протестовали против вырубки Сунского бора, где планировалось строительство песчаного карьера. Грибы, ягоды, деревья – для жителей небольшой деревни не прихоть, а условие выживания. Но дело не только в этом. Лесорубы уничтожают и память о погибших здесь во время войны советских воинах, жаловались на камеру «сунские партизаны», над которыми развевалось красное знамя. После показа режиссер Константин Давыдкин рассказал «Активатике», что карельские пенсионеры оказали на него, пожалуй, самое большое впечатление во время съемок - он вернулся «влюбленным в красоту души этих людей».

Другой сюжет отсылал зрителя к акциям защитников природы против разработки никелевых месторождений в Воронежской области. Здесь о минувших событиях в основном вспоминали местные казаки, которые чуть ли не крестным ходом перегораживали дорогу строительной технике. Возможность высказать свою позицию получил и представитель добытчиков. Все по закону, а люди себя не жалеют, под гусеницы лезут, со снисходительной улыбкой объяснял он.

Наконец, третий выбранный режиссером «кейс» - работа природоохранной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу»: вот экологи рассказывают о застройке субтропических лесов в Краснодарском крае дачами высокопоставленных чиновников, вот сражаются с дымящейся свалкой в Горячем Ключе. «Эковахту» трудно причислить к неискушенным «низовым активистам», природу Северного Кавказа они защищают четверть века, если не больше, и в последние годы неоднократно подвергались репрессиям. В фильм вошел эпизод конца 2017 года, когда координатор «Эковахты» Андрей Рудомаха был жестоко избит группой неизвестных. Активисты не сомневаются, что это месть со стороны «неприкасаемых». Ситуацию с защитой экологических прав в России в фильме комментируют два других члена Эковахты, жизнь которых радикально поменялась из-за преследований властей: Сурен Газарян и Евгений Витишко. Один бежал и живет в Германии, другой отсидел два года, уезжать из России не собирается.

В кадрах то и дело мелькают знакомые участникам экологического движения лица. Вот многолетний борец с лесными пожарами Михаил Крейндлин; вот на архивной записи юная Евгения Чирикова кричит «Мы хотим дышать!» перед толпой, собравшейся на Пушкинской площади в защиту Химкинского леса… Чирикова, в свое время абсолютно низовой активист, «корень травы», тоже была вынуждена эмигрировать, опасаясь расправы. И сейчас уже в качестве эксперта объясняет в фильме: в нашей стране экозащита не может существовать отдельно от политики. За действиями нарушителей почти всегда стоят не только большие деньги, но и политики.

Кадр из фильма, архивная запись:

0f74a5c199e4168c49ac51715290cdff.jpg

…В ходе дискуссии после показа выяснилось, что чуть ли не весь зал – сплошные активисты. Типичную историю о том, как люди приходят в экозащиту, рассказала одна из организаторов движения «Стоп выброс» москвичка Наталья Бобкова.

«Я живу на втором этаже, - вдруг запахло газом. Несколько месяцев думала, что какой-то человек под моими окнами заводит машину ночами. И тут случайно разговорилась с соседями – они тоже этот запах учуяли. Поняли, что проблема общая, что ночами в районе происходят выбросы. Начали выяснять, объединили вокруг себя инициативные группы, поговорили с соседними районами. А действующий депутат-единоросс сказал, что нам все кажется, проблем нет».

Наталья Бобкова:

84bd322e0e3a2bfea48930cddb8612f4.jpg

В результате активисты выяснили, что воняет Кучинская свалка, которую по президентскому распоряжению уже закрыли. Но рекультивацию не провели, хотя деньги были выделены.

«И тут узнаем, что в тот же день, когда Путин закрывает свалку, Чемезов (генеральный директор корпорации «Ростех» - Ф.Р.) выигрывает проект "Чистая страна". То есть свалки закрываем, начинаем мусоросжигательные заводы строить. Первая реакция - отлично, всё сожжём! Но потом разобрались и поняли, что строительство МСЗ - это настоящий экоцид, уничтожение населения».

Наталья рассказала, как участники стихийного движения набирались опыта, как обнаружили огромное множество учреждений - от Мособлдумы до Администрации президента – которые вроде бы должны наводить порядок. «Но все "в своей норке". А ещё проблема в том, что я живу в Москве, а свалка находится на территории области. Я, как житель Москвы пытаюсь обратиться к столичным структурам, мне говорят - это область, мы туда не можем пойти. А звонишь в область - говорят, что мы не можем произвести замеры, вы ж в Москве». Сейчас «Стоп выброс» хорошо организованное движение: часть активистов занимается исками, часть - просвещением, другие устраивают митинги.

Зритель фильма, представившийся бывшим сотрудником прокуратуры из Оренбурга, произнес целую покаянную речь о том, что ничем не помог защитникам Бузулукского бора в этом городе. Тоже громкая и долгая история, одна из бесконечного множества экобитв, ведущихся по всей России. По словам этого человека, в ведомстве как минимум треть сотрудников сочувствует активистам, но бездействует – страшно потерять должность. Тоже весьма знакомо – как правило, на помощь правоохранительных органов надеяться не приходится.

Бывший правоохранник:

fa300e25dc2c9e652f23b288d07e045c.jpg

После завершения дискуссии мы поговорили с режиссером Константином Давыдкиным о его собственных впечатлениях от жизни, которую ему довелось снимать. Как выяснилось, материал был для него во многом неожиданным. А нас цепляло заложенное в самом названии фильма незримое противопоставление - «простых людей», «корешков травы», обязательно «из регионов», - и столичных профессионалов. Тем более, что модератор дискуссии обмолвилась о «нашей московской телеграм-тусовке». Как ни крути, человек, которого мы называем «низовым активистом» - это кто-то другой, это некий условный образ - вряд ли кто-то назовет так себя самого. Но и вряд ли такое противопоставление адекватно. Ведь в той же Москве действуют сотни местных инициативных групп, тоже абсолютно «от корней», защищающие кусочки родной земли от застройки ровно так же, как «региональные» персонажи фильма. Достаточно вспомнить парк Торфянка, сосны на улице Живописной, дубы в усадьбе Кусково... «Активатика» наполнена такими примерами. Просто до одних строительная техника уже доехала, а до других – нет. Но самый что ни на есть искушенный экодеятель порой одним махом превращается в «низового», когда стройка приходит на его улицу. Как нам кажется, разговор на эту тему получился довольно содержательным:

Фотографии Вадима Кантора.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Коробкова Марина, 26 марта 2018 г., 20:39
Проблема
01 янв. 1970 г., 3:00
Отменить
Отменить