Показать на карте
Права человека, Правосудие
218 0 1
Пост

Шерга Екатерина

Александр Буртин: "Голодовка - способ поломать игру, которую ведет государство"

Текст

«Кажется, что мы просто хором ведем обратный отсчет – девять-восемь-семь – до смерти человека. А парень он, кажется, сильный – возьмет да и правда умрет. Что я тогда почувствую?» - написал в фейсбуке журналист Александр Буртин и объявил, что начинает голодовку в поддержку Олега Сенцова. Екатерина Шерга спрашивает у Александра Буртина о мотивах его поступка.

- Саша, прости, но в такой ситуации у меня первый вопрос - как ты себя чувствуешь?

- Как будто сильно не выспался. Сейчас утром еще ничего, вчера тоже было нормально, но к вечеру как-то всего повело. У меня куча работы, мне надо писать статью про Оюба Титиева (чеченский правозащитник, руководитель грозненского «Мемориала» находящийся сейчас под арестом – Activatica.org). Но не факт, что силенок хватит. Я думаю, что даже если попробую, это будет мучение какое-то бестолковое.

- Ты уже третий день голодаешь? Ты хотя бы примерно представляешь, как все дальше будет идти?В интернете какую-то информацию нашел?

- Да ничего я не находил. Думаю, примерно то же самое будет.

- Я еще раз тебя спрошу, хотя ты уже в фейсбуке все написал. Для чего ты это делаешь?

- Я просто почувствовал, что Олег Сенцов, он пойдет до конца. Он может умереть - умер же когда-то Анатолий Марченко (советский диссидент, объявивший в 1986 году голодовку с требованием освобождения всех политзаключенный и умерший в больнице – Activatica.org) И сейчас есть отвратительно ощущение бессилия, паралича.

- И общественного равнодушия?

- Равнодушия-то как раз нет, все переживают. Но при этом ощущают, что ничего не могут сделать. Система так работает, она сажает одного, а в результате в тюрьме себя чувствуют все: сидишь в Москве, сделать ничего не можешь и от этого чувствуешь, что власть тебя сильнее. При этом все знают, что Сенцов сидит ни за что. Нет никаких реальных доказательств его вины, того, что он действительно какой-то памятник Ленину собирался ночью взорвать...

- Даже если бы доказательства существовали, максимум, что можно было бы предъявить -вандализм и мелкое хулиганство.

- Ну да, приговорили бы к штрафу, дали условный срок. А он демонстративно посажен на двадцать лет. Это в чистом виде акт устрашения. И я просто увидел, что есть несложный способ как бы поломать, нарушить эту игру символическую, которую ведет с нами государство. Мы не можем сделать, чтобы Сенцов был с нами, но мы к нему таким образом можем присоединиться. Любой активизм… ты не можешь твердо рассчитывать, что все поменяешь. Но ты можешь создать движуху, информационный повод. В этом смысл.

- Год назад ты написал знаменитый, совершенно потрясающий текст «Дело Хоттабыча» про историка из «Мемориала» Юрия Дмитриева, которого пытались посадить по странному, тоже очевидно выдуманному обвинению. По-моему, только в фейсбуке было 15 тысяч перепостов. Дмитриева признали невиновным – отчасти, возможно, из-за этого текста. Сейчас ты объявил о голодовке. И каков общественный резонанс? На сегодняшний день – чуть больше восьмисот лайков, 420 перепостов. Может быть стоило не идти на такие экстремальные меры, а просто сделать еще одну большую статью, так же, как ты написал про Дмитриева, как сейчас пишешь про Оюба Титиева?

- Я не могу писать про Сенцова. Я с ним не общался. У меня нет про него никакой истории. А голодать – это простой способ.

- Если ты поймешь, что тебе совсем плохо, ты это прекратишь?

- Да. Я думаю, демократическая общественность меня за это не осудит. Хотя черт знает, может и осудит.

- Общественность тебя осудит в любом случае, по этому поводу можешь не волноваться. И я знаю даже, за что тебя осуждают прямо сейчас. Считается, что у Путина личное, очень эмоциональное отношение к истории с Сенцовым. И что он никогда не уступает никакому давлению, для него уступить - значит признать свое поражение. Поэтому чем сильнее вы протестуете, тем больше вреда можете принести.

- Сенцов уже пошел на все, он голодает три недели, у него зубы выпадают. Мы можем смело протестовать, хуже ему не сделаем. Остается надеяться, что они там не людоеды все-таки. Для них головной болью станет меньше, если они его просто освободят.

- Головной болью было бы меньше, если бы его просто не сажали.

- Ну, посадили они его по глупости. И есть способ абсолютно красивого решения этого вопроса. Сенцова и всех остальных обменять на Вышинского, Мефедова и других, кто сейчас сидит в украинских тюрьмах из-за политических мотивов. Так можно поступить и не потерять лицо.

- Мы сейчас размышляем о том, что бы делали на месте властей, а я не могу прекратить думать вот о чем. Мы с тобой общаемся миллион лет, познакомились еще в «Московских новостях» - газете, которой давно уже не существует. Когда-то мы тусовались по квартирникам, вино пили, обсуждали мировоззренческие вопросы. И вот теперь – ты объявил голодовку, я пишу про тебя статью. Как мы до всего этого дошли?

- Все общественные настроения идут волнами. Тогда мы попали на одну волну, прекрасную и идиотскую одновременно. Сейчас другая волна. Я бы нашу политическую трагедию не стал преувеличивать.Мне не кажется, что я нахожусь в плохое время и в плохом месте.

- У многих людей вокруг страх, фрустрация, чувство, что все бесполезно.

- Да, но такое бывает в разных ситуациях и по разным причинам. Скажем, какое-то время я жил в прекраснейшей, идеальной, благополучнейшей земле Северный Рейн-Вестфалия, в которой ну буквально все устроено так, чтобы людям было комфортно. И там совершенно невозможно находиться, на тебя накатывает глубочайшая депрессия. Потому что уже абсолютно все сделали до тебя и за тебя.

- Но немцы же как-то живут.

- Как они живут, я не понимаю. Как живут русские, которых там масса, для меня тоже огромный секрет. Я это к тому говорю, что апатия наступает по разным причинам.К тому же в России обязательно все вернется – политика, движуха, палатки всякие. То, что было тогда и сейчас - надо воспринимать не как тезу и антитезу, а исключительно как части целого. Столыпин справедливо написал, что в России все меняется за десять лет и ничего не меняется за двести. Недавно я делал репортаж из села Тишанка Воронежской области про захват леса и очень это прочувствовал. Там одни люди захватили лес, другие с ними борются.Сто лет назад тоже был крестьянский бунт по такому же поводу, в местном краеведческом музее висит картина наивного художника на эту тему. В наше время такие же крестьяне, тот же самый лес, какой-то очередной местный помещик.Когда вблизи на это смотришь, понимаешь, что у каждой стороны своя правда. И люди просто не способны – хотя живут друг от друга в ста метрах – друг друга понять. Все идут на принцип. В этом смысле ждать, что в стосорокамиллионой стране люди договорятся, как-то сложно.

- У тех, кто держит в тюрьме Сенцова тоже, по-твоему, есть своя правда?

- Понятно, что там есть совсем упыри. Особенно в силовых структурах. Но этот взгляд охранительский, консервативный не имел бы никакой силы и влияния, если бы за ним не стояла некоторая правда. У большинства людей в стране не отрефлексированное, но с кровью добытое знание, что лучше тут ничего не трогать.Может быть это наследие крепостного права, когда была коллективная ответственность за любое личное действие, и за твой поступок могло достаться всем. Ну и просто население за века выучило, что оптимальный вариант – когда ничего не происходит. Самое лучшее – «мирно бысть», как писал летописец. Конечно, это очень легко использовать, чтобы запугивать людей. И на практике мир не получается, потому что власть сама то и дело создает какую-то движуху ненужную, как в Сирии, например. Я к тому, что у них своя правда есть, нашей правды они не видят, так же как и мы их. Из-за понимания своей правды люди делают ужасные вещи…

- Ты в своем посте, в том, где объявляешь о голодовке, написал, что тебе не важно, чей Крым. И тут ж пришла пришла куча комментов, где от тебя требуют: «Нет, ты скажи, все-таки, чей Крым!».

- А я еще раз могу сказать, что мне абсолютно все равно, чей Крым. Я голодаю для того, чтобы не погиб человек.

Фото: Юлия Вишневецкая

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Чирикова, 02 июня 2018 г., 19:06
Пост
Олег Краснов, 27 мая 2018 г., 16:41
Пост
Тимофей Тумашевич , 25 мая 2018 г., 18:43
Отменить
Отменить