Показать на карте
Архитектура, Политика, СМИ и Интернет
2174 0 1
Пост

Лидия Кадашова

Иван Ёжиков: "Каждый новый дом влечет нас к коллапсу перенаселения, каждая новая дорога – к автомобильному"

Текст

Активатика пообщалась с одним из самых интересных блогеров Москвы - Иваном Ёжиковым. "Хищный московский юрист выходит на охоту" - можно прочитать на сайте пользователя. Самый закрытый и загадочный блогер в Москве Иван Ёжиков никогда не давал интервью и не показывал своего лица, на это есть вполне объективные причины, о них он тоже рассказал корреспонденту Активатики. На главной фотографии в его блоге новорожденный ёжик, на этом милота заканчивается, в профиле в соцсети - скрины ответов, чертежи Генплана, карты выведенных из ООПТ зеленых насаждений. На сайте у Ёжикова только расследования, хроники московского беспредела и непрерывная борьба отчаянного одиночки с системной коррупцией.

Анонимный юрист не просто предает огласке факты о воровстве в столице, он буквально вгрызается в тему. Звенья расследования нанизываются одно за другим на иголки Ёжика, и на свет перед читателем в его статьях предстает настоящая правда о происходящем в Москве масштабном распиле бабла. Методично юрист Ёжиков отправляет запросы, заявления и жалобы на очередное нарушение, или даже преступление, получает отписки, жалуется в прокуратуру на бессмысленные ответы не по существу. Рассылает профессионально составленные запросы везде, где это требуется, ставит юридические капканы на туповатых чиновников низового уровня. И в итоге, спустя несколько месяцев расследования, буквально вытягивает на свет всю веревочку, которая тянется на самый верх - в мэрию Москвы. Жалобы рассылаются веерным способом, любой желающий может последовать примеру Ёжикова и тоже начать бороться, присылать ему фотографии и планировать совместные действия. Если бы у нас существовал независимый суд, а полиция и силовые структуры активно боролись с воровством - они бы после каждой публикации возбуждали реальные уголовные дела на вороватых чиновников. Впрочем, если бы где-то в стране была доблестная полиция, работающая, как Глеб Жеглов, под девизом "вор должен сидеть в тюрьме", то хищному московскому юристу нечего было бы делать. А пока работы у Ёжикова непочатый край. О ней мы с ним и побеседовали:

- Мы очень рады, что такой популярный, но абсолютно закрытый блогер, как ты, наконец согласился дать интервью. Можно ли поздравить тебя с тем, что «Берег столицы» - незаконный поселок таун-хаусов на берегу Серебряного бора, снесут? Практически только ты один писал о незаконном поселке на Таманской улице. Ведь на встрече с префектом СЗАО Алексеем Пашковым глава Управы Хорошево-Мневники пообещали снос незаконного самостроя – коттеджей вместо водной базы Динамо (на фото) . Можно ли верить в обещания перед префектом и будущий снос?

ac7897b475522ad3701af8ea8cafc98d.jpg

- Поздравлять, увы, рано. Обещание сноса было дано в кулуарах, а публично озвучили только, что ведутся проверки… Проверок там было уже много разных, результат только почти нулевой…

- Твои расследования, без сомнений, на мой взгляд, ничуть не менее круты, чем расследования ФБК. Каждая статья должна превращаться в реальные статьи и сроки для чиновников, воровство которых ты юридически и фактически обосновываешь. Сколько лет ты уже борешься с ними посредством публикаций и жалоб?

- Да уже немало, если смотреть именно по публикациям – то с конца 2012, фактически – еще раньше.

- Ты ведешь подсчет какой-то, сколько штрафов, административных (и может быть, уголовных) дел уже возбуждено по данным твоих публикаций?

- Уголовных – единицы, до суда пока не доведено ни одного, но есть шансы. Административных – сотни, штрафов – десятки миллионов рублей. Посчитать нереально, зачастую узнать о штрафах удается потом и чуть ли не случайно. Да и не в цифрах дело, тут как у Верещагина – «за державу обидно».

- Сколько у тебя читателей, ты знаешь статистику, как сильно увеличивается количество пользователей, просматривающих твой сайт?


- Читателей не очень много, за весь прошедший год сайт посетило около 100 000 пользователей, суммарно публикации были просмотрены около 260 000 раз. За статистикой я особо не слежу – в этом нет смысла, специфика моих публикаций такова, что топовым блогером мне не стать, да я и не стремлюсь. Мой сайт – некая смесь путевого дневника, учебника начинающего активиста и источника информации для заинтересованной общественности.

- Понятно в целом, почему ты взял псевдоним, но насколько он может защитить от вторжений в твою жизнь каких-то неадекватных людей? Мне кажется, это очень слабая защита. Органы соответствующие все знают, для криминальных структур это тоже вряд ли будет секретом. Так от кого удается скрыться под псевдонимом?

- Защита только от низового звена тех, кого я тыкаю острой палкой. От идиота, которому может прийти в голову караулить меня у подъезда с обрезком трубы. Правоохранительные органы находили меня не раз, как по своей инициативе, так и по заказу сверху. Без последствий. Даже опер, расследовавший дело о клевете, возбужденное по жалобе директора АМПП Гривняка, открытым текстом признался после прочтения моих публикаций, что фигурантом дела должен быть не я, а Гривняк. Так что от власти скрыться не удастся. А от отдельных ее представителей – вполне. У большинства знающих, кто есть кто, хватает ума держать язык за зубами. Есть ведь люди, которые переписываются со мной под одной фамилией, а потом сталкиваются живьем под другой. И прекрасно все понимают. И молчат, потому что признаться открыто, что они что-то знают – значит дать мне в руки козырь, ибо узнать это легальными способами они не могли

- Все твои расследования отличает очень серьезный юридический подход. Ты намеренно избегаешь сильных эмоциональных красок при рассказе о беспределе, или это твой обычный стиль изложения? Ты и в жизни такой жесткий?

- Избегать эмоциональности меня научила довольно обширная судебная практика. Эмоции мешают делу. Если в суде удается, оставаясь корректным, вывести оппонента на истерику или крик, дело выиграно. Судьи очень не любят юристов, которые не могут сдерживать эмоции. Вот я и научился. Стиль изложения – оттуда же. Во многих случаях пост на сайте является отредактированной жалобой на ту же тему. Упрощенной, разбавленной некими бытовыми деталями, но жалобой. Я не люблю истерику в интернете «ААА! Все пропало!!!». Да, пропало, но чего истерить? Надо дело делать. Спокойно. Жесткий? Наверное, да. Во всем, в чем это требуется. У меня в жизни много всего, где жесткость не требуется, а то давно свихнулся бы.

- Не хотелось ли зарегистрироваться, как СМИ, или сделать свое агентство расследований, наподобие ФБК ?


- Я не хочу делать это своей профессией. Я очень надеюсь, что однажды в этом качестве я стану не нужен.

- Знаю, что сейчас все силы и энергию ты бросил на борьбу за Мневниковскую пойму. Можешь рассказать нашим читателям, как Собянин своим указом вывел из Особо охраняемой природной территории (ООПТ) под застройку куски Природно-исторического парка Москворецкий?


- Тут все было очень просто – с самого начала строительства Северо-западной хорды все работы в пойме велись незаконно. Крылатский мост полностью построен в ООПТ, но ни одного документа, обязательного в этом случае, оформлено не было. Дальше – больше, случилась идея парламентского центра, метро, и всего прочего, что планировали засунуть в пойму. Поскольку приличные ее куски к тому моменту были уничтожены свалками и стоянками, то в мэрии родилась идея куски из поймы вывести. Препятствием стал московский же закон Об ООПТ, который запрещает менять границы ООПТ, если это приводит к уменьшению площади ООПТ. Увы, запрет сформулирован именно так и без подробностей, в связи с чем в Мэрии изобрели процедуру компенсации – здесь негодное выводим из ООПТ, там чему-то годному статус ООПТ придаем.
Для этой процедуры требуется проведение Государственной экологической экспертизы (ГЭЭ), а для нее – общественного обсуждения. Вот на этом этапе и произошел сбой – про большую часть обсуждений никто не знал, но вот в Крылатском их заметили, посмотрели материалы, ужаснулись, и на власти обрушился шквал критики. Дальше – больше. Несмотря на огромное количество возражений и замечаний обсуждения признали состоявшимися и материалы передали на ГЭЭ вместе с проектом. Несмотря на то, что в наиболее пострадавшем от вывода районе Хорошёво-Мнёвниках обсуждения не было вообще.
Дальше даже формальное соблюдение закона прекратилось – как мы видим из постановления Собянина, на ГЭЭ попал совершенно не тот проект, который показывали жителям. В нем выводятся другие участки, большей площади, а в качестве компенсации даются какие-то негодные огрызки по всему округу. Самое смешное, что основной компенсацией стала территория Ландшафтного парка Митино. Есть один нюанс – весь прошлый и этот год парк благоустраивали. В нем сейчас даже дикой травы не осталось, один рулонный газон и свежепосаженные деревца… Считать это достойной компенсацией за разнотравные луга в пойме, которые вывели, или за вырубленную Мостотрестом березовую рощу на берегу Шлюза №9 – нельзя.

- Борьба за Мневниковскую пойму будет продолжаться, или в какой-то момент ты можешь сказать себе: «Всё, бесполезно тратить время»?


- Если ее застроят – бороться будет не за что. Пока там есть кусочек природы – надо бороться.

- Почему мэрии Москвы все сходит с рук, любое вранье? Например, мост через Карамышевский шлюз обещали сделать «вантовым украшением Москвы», а строить собираются обычный, безликий мост на опорах? Или вот, винчестерный тоннель, где «потоки идут один над другим», на деле потоки лишь пересекаются слегка. Ничего общего с тем, что обещали. Не умеют строить, или просто намеренно обещают сверхкрасоту, а потом уже не важно что, лишь бы построить?


- Вся структура органов власти Москвы переплетена между собой. Внутренняя конкуренция сведена на нет, они все живут единой жизнью, получая от нее дивиденды. Федеральные органы в Москве почти не имеют полномочий. Если вдруг удается выявить нарушение, подведомственное федералам – это счастье. Потому что они приходят и наказывают, они вне собянинской системы. Это и Росприроднадзор, и Росрыболовство, и даже иногда Росреестр. Но бОльшая часть контрольных и надзорных функций – у московских властей, а они работают как единый механизм – если один нарушил закон, то все остальные его прикроют.
А Департамент градостроительной политики - это вообще пример постоянного вранья. У них почти нет правдивых публикаций, они врут по каждому объекту. Где – от дурости, где – покрывая нарушения, где, как с мостом, потому что поспешили. Вантовый мост был полностью спроектирован и готов к строительству, но кто-то решил, что он слишком дорогой. А все уже раструбили про вантовый… Вот и вышло, что балочный уже строят, а как признаться про вантовый – не знают.

- Как ты выбираешь темы для своих расследований? Чему отдаешь приоритет?


- Не выбираю. Вижу тему – пишу о ней. Соответственно приоритет тому, что вижу чаще или что сильнее меня задевает.


- Сейчас на носу выборы мэра Москвы, какие действия активистов, на твой взгляд, наиболее действенны, чтобы не дать Собянину прийти крушить город уже на третий срок?


- Я максимально пиарю «достижения» Собянина на ниве уничтожения города. Это моя задача до 9 сентября. 9 сентября, как уже много лет подряд, пойду наблюдать на выборах.


- Считаешь ли ты, что именно Собянин и его особенности личности идеально подходят, чтобы продвинуть тотальную застройку - гибель Москвы как города, пригодного для жизни?


- Дело не только в Собянине. Короля, в том числе, делает свита. Это Ликсутов, подтащивший в город своих бизнес-партнеров, это Хуснуллин, перевезший в Москву половину стройкомплекса Татарстана, это Бирюков, это гадкое наследие Лужкова, это курсирующие из управы в управу чиновники. Собянин просто это венчает, дивиденды от всего происходящего получают все во властной вертикали, каждый - свои.


- Пойдешь ли ты сам на выборы Собянина, или предпочитаешь игнорировать выборы, где подобраны кандидаты, малоизвестные москвичам и не представляющие угрозы для действующего мэра?


- Пойду. Проголосую за всех, испортив бюллетень. Испорченный, но опущенный в урну бюллетень, учитывается при определении явки и, соответственно, при определении набранного кандидатом процента.


- Было ли со стороны мэрии Москвы попытка оказать давление на тебя, связаться с твоим руководством на работе, к примеру, или иным способом «достать» , или наоборот, «договориться»?

- Именно из Мэрии, как органа, – нет. Некоторые личности устраивали мне веселую жизнь – про уголовное дело по заявлению Гривняка я уже говорил. Он на меня еще и приставов натравливал, было дело. Тоже безуспешно. Были анонимные попытки поставить блок на какие-то публикации, но я сразу послал лесом. Так что даже не знаю, на какую тему блок хотели. Попытки надавить через работу и близких были, довольно агрессивные, местами даже успешные. Я думаю, ты понимаешь, о чем я.

- Как реагируют на твои жалобы самые низовые чиновники из Жилищника, или Управы?

- Реагируют, наиболее дурные пытались даже на меня выйти. Разными смешными способами – пробовали забить мне стрелку «чиста поговорить», предлагали «компромат, который можно передать только на бумаге и только лично в руки», просто угрозы присылали. Когда становилось очень «жарко», вечерами ходил оглядываясь и не с пустыми руками. Слава богу, ничего не случилось.

- Есть ли у тебя видение ситуации, как будут развиваться события в Москве, если останется Собянин? Или наоборот, если вдруг его удастся скинуть из кресла мэра ?

- Если сейчас, перед выборами, его вообще не пугает мнение горожан, то что будет, когда он получит мандат еще на один срок? Думаю – беда. Если удастся… Как? Кто из кандидатов может пройти? Я в это не верю, увы…

- Считаешь ли ты, что Москву в целом мы, жители, уже потеряли, или можно что-то будет восстановить из разрушенного, снести «говнострой»?

- Не потеряли. Иначе я бы давно опустил руки. И дело ведь не в сносе. В Москве надо резко всё остановить. Стройку, благоустройство, дороги, ВСЁ. Остановить, осмотреться, задуматься – а куда мы ведем этот город? Каждый новый дом влечет нас к коллапсу перенаселения, каждая новая дорога – к автомобильному, каждое вырубленное дерево – к экологическому. Всё это надо остановить, перестать строить человейники и километры ненужных магистралей, перестать благоустраивать парки и начать озеленять голые пространства в городе. Не должен горожанин убегать с улицы в парк, ему должно быть хорошо на улице или во дворе. Это бесконечная тема, город можно сделать лучше 100500 способами. Надо перестать делать его хуже. Зафиксировать статус кво и начать исправлять ситуацию. Постепенно, планомерно.

- Собираешься ли ты когда-нибудь открыть свое лицо, признаться, что это ты писал под псевдонимом Иван Ёжиков?

- Да. Я пока не решил, что станет для этого события триггером, но, однозначно, да. Подозревая, что в какой-то момент я решусь выйти в публичное поле на очередных муниципальных выборах. Я думал о выборах в прошлом году, но решил, что пока рано.


В данный момент, пока готовилась публикация, Иван Ёжиков на страницах своего журнала призвал всех читателей направить жалобу в прокуратуру на незаконный вывод части ООПТ парка Москворецкий под застройку. Пока есть время спасти Мневниковскую пойму - легкие запада и северо-запада столицы, нужно объединять усилия и бороться.

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Отменить
Отменить