Показать на карте
Политика, Выборы, Иное
421 0 1
Пост

Шерга Екатерина

Пушкин, пионеры и пенсионеры

Текст

Из всех митингов оппозиции, проходивших в Москве за последние годы, это был самый парадоксальный. Понятно, что молодежь должна заботиться о стариках, это мы все в школе учили. Но все-таки акция протеста против пенсионной реформы, которая внешне выглядит как площадка фестиваля школьников и студентов - зрелище удивительное. Средний возраст тех, кто пришел девятого сентября на Пушкинскую площадь - года двадцать три. Были тринадцати- и четырнадцатилетние. Вот проходит кудрявый юноша с плакатом “Хватит нас грабить!”. За ним следует еще один, старшего школьного возраста с транспарантом: “Верните нам наши пенсии!”

01ee4d9ffa2c7ec153a3ce644f9a3918.jpg

Люди за сорок казались в этой толпе стариками. На людей действительно предпенсионного возраста смотрели с умилением, как на редкость. Да, их было совсем немного. Почти все это были женщины (а среди молодежи, наоборот, преобладали мужчины). На Пушкинской площади их уже ждали полиция, Росгвардия и ОМОН. Каждые две или три минуты голос из мегафона предупреждал:

“Уважаемые граждане! Просьба разойтись и не мешать проходу граждан! В случае неповиновения законным требованиям полиции вы будете привлечены к административной ответственности”. С другой стороны площади такой же мерный голос непрерывно произносил:

“Повторяю: в подземном переходе не задерживаться!”

Этот переход из метро на Пушкинскую площадь имел какое-то сакральное значение. Сначала омоновцы, встав непроницаемой стеной, никого туда не пускали, вызывая сильное раздражение людей, действительно оказавшихся здесь случайно и желавших с площади уйти.

- В сторону площади Маяковского вы не пройдете. Выбирайте другой маршрут.

- Господи, да живу я там!

- Можно я в своем городе буду ходить, куда хочу? - вмешивается еще один мужчина и толкается в омоновцев, как в стену. Другой грустно интересуется:

- Что ж вы говорите “Расходитесь, расходитесь!”, а никого не выпускаете! Вот куда я по вашей милости пойду?

Поняв справедливость этого вопроса, омоновцы, склонив друг к другу свои черные круглые шлемы, совещаются. Впечатление, что они не очень-то знают Москву. Наконец один из них, сбегав к начальству и получив какие-то инструкции, объявляет:

- Расходитесь отсюда через сквер! - И показывает в сторону деревьев и фонтана.

Проходит пара минут, и концепция меняется. Теперь в переход уже всех пускают, но зато из него не пускают на площадь.Тащат железные решетки, ими все время огораживают какие-то пространства. Вдруг омоновцы совершают еще одну перегруппировку, и отступают на несколько шагов от несчастного подземного перехода. Между ними и собравшимися на площади сразу образуется пустое пространство шириной метра два.

- Так, - замечает кто-то, - освобождают место. Значит винтить будут.

565f3bd2c104773b676b8d20cf06830e.jpg

Но пока никого не винтят. Участников митинга много и становится все больше. Всего здесь за целый день перебывало, вероятно, тысяч пять.

Идет целая вереница молодых людей, судя по их разговорам, сюда в полном составе явилось отделение какого-то московского вуза. Некоторые, как в плащи, завернуты в российские флаги, на щеках нарисованы красные, синие и белые полосы. Бродят двое парней в коронах, на которых написано “Вован” и “Димон”. Все фонари облеплены людьми, они держат плакаты:

“Зачем нам власть, которая не держит слово?”

“Платите пенсии, а не стройте дворцы!”

Мужик скандирует “Долой царя!”, потом начинает петь: “Богородица, Путина прогони!” У него неплохой голос, впечатление, что он реально раньше пел в церковном хоре. Его товарищ рядом отбивает такт, мерно и глухо повторяя: “Бомм!”. “Бомм!”, как церковный колокол. Потом оба они начинают скандировать: “Свободу Олегу Сенцову!” Этот лозунг мало кто подхватывает.

27aad402e5f28721e1eb26d1a66ee4f6.jpg

И все время на уши давит этот непрерывный голос из мегафона: “Уважаемые граждане... не мешать проходу граждан. Будете привлечены к административной ответственности”

В ответ начинают кричать: “Мы здесь власть!”

- Кто там на постаменте? - интересуется девушка.

- Это Пушкин! - отвечает ее спутник.

- Да нет, я про того, кто сейчас влез.

- Пушкин не влез, его поставили. И уже давно.

На самом деле на постамент возле памятника залезла группа совсем отчаянных людей, среди них Олег Степанов - координатор московского штаба Навального. У него в руках микрофон. Олег скандирует: “Власть с помощью пенсионной реформы пытается обворовать народ”. Еще кричат: “Путин - вор!”, “Власть - это народ!” “Нет войне!” и “Свободу Олегу Сенцову!” (теперь этот лозунг площадь уже подхватывает).

Я тоже пробираюсь на постамент. Тут чувствуешь себя, как на островке. Особенно приятно, что сюда практически не долетает голос из мегафона, повторяющий: “В случае неповиновения законным требованиям…” У всех здесь какое-то особенно приподнятое настроение, адреналин зашкаливает.

- Самое интересное будет, когда начнется реальное протестное движение в регионах, - с энтузиазмом объясняет один молодой человек другому.

- Оно уже началось, - отвечает тот. - И потому их сразу начали прессовать.

40423ea06b1adf9e72bc971a28ee35f9.jpg

Отсюда, сверху, видно, как разнообразна и живописна эта толпа. Девушки с розовыми, зелеными, красными, фиолетовыми волосами, в банданах, шляпках, беретах, с цветами, с зонтиками, с собачками. Целые группы молодежи обосновались в сквере и сидят на траве. Многие курят вейпы. Шумит фонтан. За спинами митингующих - здание Московского театра мюзикла с огромной афишей музыкального ревю “Жизнь прекрасна”. Все это действительно похоже на пикник в честь дня города. Ощущение от мероприятия двойственное. С одной стороны - хорошо, что сегодня собралось столько молодых, энергичных и бесстрашных людей. С другой - если целью митинга было расширить социальную базу протеста, то здесь большого успеха не было. Сами люди предпенсионного возраста, то есть те, кого тема митинга непосредственно касалась, предпочли остаться дома или же покупать пирожки и слушать выступления народных ансамблей на избирательных участках.

- Надо что-то делать. Мы пришли и не можем так просто уйти, - говорит один из участников митинга.

- Надо пройтись по городу, - отвечают ему. - Идем гулять.

Эта идея имеет успех. Люди покидают площадь, захватив с собой транспаранты и российские флаги. Через четверть часа пространство вокруг памятника почти опустело. Только голос из мегафона продолжает скандировать: “Уважаемые граждане! Просьба разойтись!” Один из тех, кто покидает площадь, останавливается и орет: “Да заткнись ты, мы уже разошлись!”

Люди идут к Страстному бульвару, их останавливает светофор. Представители дисциплинированной и социально ответственной современной молодежи терпеливо ждут, пока не загорится зеленый свет. Тем временем им вдогонку начинает неторопливо двигаться эскорт из пока пустых автозаков. Мужчина на велосипеде пытается проскочить на красный свет, сразу четверо омоновцев его арестовывают. Его волокут за ограждения, потом долго и мучительно пытаются затащить туда же велосипед. Толпа скандирует: “Позор!”. Арестованному кричат: “Парень, держись! Удачи тебе”.3ad9ad9bdeb55a233fef70e2a39e4ae0.jpg

Дальше будет проход по центру города, стычки с полицией, аресты. К вечеру самые упорные и стойкие вновь собираются у подножия памятника.

У одного из них я все-таки спрашиваю, почему на митинг, посвященный пенсионной реформе, явилась почти одна лишь молодежь.

Он с готовностью отвечает: “Потому что они - наше будущее!”

Этому разумному человеку - лет пятнадцать.


Фотографии Вадима Кантора


Наш канал в Telegram – подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма



Документы

Уже следят 1

Комментарии


Отменить