Показать на карте
Права человека, Политика
199 0 1
Пост

Алла Че

"Франция предоставляет убежище борцам за свободу и отказывает в нем тиранам"

Текст

(Цитата из французской Конституции)

Десятки активистов запрещенного движения "Артподготовка" томятся в СИЗО по всей России. Некоторым участникам "несостоявшейся революции" 5.11.2017, включая ее главного организатора - Вячеслава Мальцева, удалось спастись за границей. Но и там им нет покоя - спецслужбы России продолжают за ними свою охоту.

4c793afeca926f72637180cb1f6d5764.jpg

Задержание 5 ноября 2017 года.Фото

12 октября французские и российские СМИ облетела тревожная новость - активистку Надежду Петрову, которая пришла просить политическое убежище в префектуру Ниццы, по запросу российских властей задержала полиция. Перед Надеждой замаячила реальная угроза быть высланной на родину - с перспективой оказаться за решеткой пожизненно. О своих необыкновенных приключениях в Европе Надежда рассказала "Активатике".

- Надежда, что с вами произошло в тот день - 12 октября?

- Ну, я начну с начала. 5 ноября (2017 года, когда была назначена запрещенная акция "Артподготовки". - Прим. ред.), в 9 часов вечера в центре Москвы меня задержала полиция - якобы за то, что я ругалась матом в общественном месте и на требования прекратить не реагировала... Меня задержали на 48 часов, судили, после чего выпустили. Затем стало известно, что по событиям 5 ноября заведено уголовное дело против меня и других активистов.

Выдержки из постановления о возбуждении уголовного дела

5f18216d2ffb748a8a455972d62fecd7.jpg

1d622c23a8ec7335611917765b81a31e.jpg

16 ноября я выехала из России - ехала через Белоруссию, Грузию... Затем попала в Австрию, где попросила политического убежища. 10 месяцев я провела в пансионе, ожидая решения. Ко мне приехал мой муж, но поселиться вместе нам не давали - требовали доказать, что мы муж и жена... Потом, когда мы это окончательно доказали, все равно не разрешили под каким-то нелепым предлогом.

Со мной вместе в пансионе находилась беженка из Нигерии, у которой трое детей. Мы жили дружно... Но однажды вечером - перед приездом Путина в Австрию, когда я сказала, что собираюсь идти на пикет, моя соседка повела себя необъяснимо. Ни с того ни с сего стала кричать на меня, набрасываться, провоцировать на драку. Я подумала - если поддамся, то меня обвинят в расизме, арестуют, вышлют из страны. Я заперлась от нее в ванной и говорю из-за двери: "Что с тобой? Успокойся"...

А на следующий день, во время визита Путина в Австрию, я все-таки пошла на пикет. И акция удалась.

f9f1be4b817af6744c46ecdddb66489b.jpg

Надежда Петрова на пикете в честь приезда Путина в Австрию. Фото

Через две недели эта женщина подходит ко мне в слезах, извиняется за свое поведение. Мол, она ради своих детей старалась - и теперь получила убежище, 5000 евро на проживание и двухкомнатную квартиру в центре Вены...

А 12 сентября мы с мужем узнали, что нас снимают с питания и проживания в пансионе в связи с "депортацией в другую страну". В убежище нам отказали. Даже австрийские соцработники были поражены нашей историей и говорили, что никогда не видели такого "беспредела"...

- У вас есть какие-то предположения, почему власти Австрии с вами так обошлись?

- Я уверена - это из-за того, что они очень дружат с Путиным. К тому же Россия инвестировала в экономику Австрии 40 миллиардов долларов. А я же не прекращаю бороться с российским режимом, разоблачать его преступления... Зачем им это нужно?

07881df2be483a5a1f08e163e7c6d8b5.jpg

Австрийский премьер-министр Курц и президент России Путин. Фото

В общем, 21 сентября меня собирались выслать, и нужно было срочно что-то делать. За несколько дней до этой даты мы с мужем бежали из Австрии - и электричками, поездами добрались до Франции. 15 сентября мы приехали в Ниццу, а на 12 октября нам назначили прием в префектуре. В положенное время мы с мужем пришли в префектуру, встали в очередь вместе с другими беженцами, мигрантами. И тут к нам выходит русскоговорящий мужчина - спрашивает: "Мадам Петрова? Пройдемте со мной". Я спросила: "С мужем?" - "Нет-нет, вы одна".

Я думала, они уже приглашают на прием - но он повел меня куда-то далеко, длинными коридорами... Я почувствовала, что что-то не так. Наконец мы дошли, он открыл какой-то кабинет электронным ключом - а за дверью семеро мужчин с автоматами. Мне надели наручники и жестко приковали к батарее. Когда я попросилась в туалет, никто не обратил внимания... Наконец после нескольких просьб меня отсоединили от батареи, и женщина-полицейский все-таки сопроводила меня в туалет... После этого, когда я спросила - нормально ли, что со мной так обращаются? - она ухмыльнулась и еще больнее пристегнула мои наручники. Я попросила разрешения сделать звонок мужу, сообщить ему, что меня задержали. Но мне не разрешили. Позже я узнала, что о моем задержании мужу все-таки рассказали другие люди, стоявшие с нами в очереди на прием в префектуру, - они видели, как меня уводили.

Оказывается, российские спецслужбы подали на меня заявку в Интерпол как на "террористку" и потребовали моей экстрадиции. Кстати, в этой заявке написано, что мои родители якобы кавказцы. Но это ложь - я родилась в Дагестане, но мои родители русские, и муж у меня русский!

Дальше меня повезли на машине за 200 километров от этого места - к федеральному прокурору. Я спрашивала: "Меня отправят в Россию? Я не террористка, я российский журналист, оппозиционер..." Они не реагировали и отвечали только, что все будет так, как решит прокурор.

Когда мы доехали, уже поднялся шум в СМИ, начались звонки... Федеральный прокурор посмотрел дело - и кажется, все понял. Он сказал что-то вроде: "Пусть не считают французские спецслужбы идиотами!" А дальше судья приняла в отношении меня уникальное решение: подписка о невыезде из Приморских Альп и немедленное освобождение. "Это не ограничение свободы, а, наоборот, защита нашего государства", - сказала судья.

- И что теперь?

- Скоро по моему делу будет суд, мы готовимся у нему, собрали много документов. На работу адвоката потребуется 3500 евро (номер карты для сбора средств на адвоката Надежды Петровой опубликован здесь. - Прим. ред.).

Кроме того, французские власти сделали запрос в Россию по моему делу: требуют объяснить, в чем меня обвиняют. Ответ должен поступить в течение 40 дней. Если ложь в отношении меня будет разоблачена и европейское сообщество увидит, что дело сфальсифицировано, значит, надо будет освобождать всех, кто сейчас находится за решеткой в России.

Добрые люди предоставили мне комнату, где я сейчас проживаю и зарегистрирована. С новым заявлением о политическом убежище мы с мужем пойдем в префектуру 6 ноября...

- О вашей ситуации нам рассказал французский журналист Пьер Аффнер. Он вам помогает?

- Да, этот человек спас мою жизнь в прямом смысле. Честный и порядочный человек с большой буквы. За свой счет он прилетел сразу, как только узнал, что я во Франции. Когда меня арестовали, вел переговоры с адвокатом, перевел все мои документы, что очень ускорило работу. А это было важно, так как в заявке ФСБ стоял срок - в течение 24 часов с момента задержания экстрадировать в Россию. Пьеру я безмерно благодарна! Он жил в России, работал и очень любит нашу страну. Прекрасно понимает, что наша любимая Россия находится в оккупации и что фашистская чума поднимает в ней голову.

Пьер Аффнер и Надежда Петрова возле французской виллы российского олигарха Сулеймана Керимова



Наш канал в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Олег Краснов, 03 февр. 2017 г., 19:06
Отменить
Отменить