Показать на карте
Природа и экология
396 0 1
Пост

Дмитриев Алексей Владимирович

Подмосковная Общественная палата разбирается с отравлением реки со стороны аэропорта "Шереметьево"

Текст

В реке всплывает рыба, люди просыпаются рано утром от удушья из-за зловонных миазмов, дети постоянно попадают к педиатру с болезнями органов дыхания, МЧС отвечает «пока отравления не станут массовыми — не приедем», а администрация городского округа вообще считает, что нарушений нет. Такие прелести жизни в жилых комплексах «возле леса и речки» услышали на Комиссии по экологии Общественной палаты Московской области.


«В жилом комплексе «Город набережных» нас заселили только в 2015 году. Сейчас там живет больше пяти тысяч человек. Каждую зиму от реки стоит резкий, неприятный запах, от которого никуда не денешься. Особенно в феврале-марте. Летом тоже происходят регулярные «газовые атаки», люди просыпаются по утрам от удушья. Постоянно приходится возить детей к врачу, у них то и дело начинается аллергия, а обычные простуды у нас почти всегда осложняются. Рядом с нашими домами находится аэропорт «Шереметьево» и нефтебаза. Мы много жаловались, но ничего не меняется и добиться нормальных условий жизни мы от органов власти не можем» - такую историю рассказала нам Залина Диева, одна из жильцов злополучного жилого комплекса.

19 декабря вместе с председателем химкинской общественной палаты Евгений Арсентьевым и председателем комиссии по экологии областной общественной палаты Еленой Гришиной приехали к той самой речке.

4f02a7f1fdfe025acf8abe6ede82b1ba.jpg

По сути — небольшой ручей, приток Клязьмы. Перейти дорогу оказалось непросто — жилой комплекс отрезан от мира, и даже обычной «зебры» на дороге нет. Кругом заросли борщевика. Из трубы, проходящей под дорогой, темной полоской течет, слегка пенясь, та самая речушка. Слышно шум Ленинградки и гул самолетов.

В воздухе действительно стоит вонь чего-то не то кислого, не то горелого, не то вообще какой-то химии.

Чиновников много, а помощи ждать не от кого

«Когда вонь усиливалась настолько, что мы едва могли дышать, то мы звонили в МЧС, они ответили, что, пока массовых отравлений не будет, не приедут» - эти слова Залины, произнесенные в ходе заседания комиссии, были сказаны в ответ на вопрос эксперта о том, почему граждане не обращались в МЧС, который обязан оперативно реагировать на сообщения о признаках опасных техногенных загрязненний.

Проблема упирается в огромную, но совершенно не работающую армию бюрократов, от которой обитатели жилого комплекса уже третий год пытаются добиться толка. Администрация городского округа в 2016 году — после упорных жалоб — выявила нарушение, но с тех пор присылает полные оптимизма письма о том, что нарушений нет и вообще жизнь прекрасна. К ней присоединился Роспотребнадзор, который тщательно убеждал задыхающихся людей, что взять пробы во дворах их домов не полномочен, определить состав загрязняющих веществ не компетентен, и вообще не надо больше писать им никаких писем. Наплевательство государственных органов дошло до того, что, когда случился разлив нефтепродуктов и по реке поплыли масляные пятна, жителям новостроек пришлось самим заказывать песок и строить дамбу — государственные органы, включая МЧС, приезжать отказывались и твердили свое: пишите письмо, в течение тридцати дней мы дадим ответ.


Когда в июле поверхность реки заполнилась мертвой рыбой — снова пришли ответы, что все хорошо. Рыбе просто не хватило кислорода. Может быть, даже, еще зимой.

Тухлая вода и соленая рыба

На этом месте слово взяли эксперты, участвовавшие в заседании комиссии.

Эколог по профессии и химик по образованию Николай Чучкалов, который вместе с нами накануне осматривал речку, пояснил: рыба, всплывшая в июле, действительно, очень много может сказать о состоянии воды в реке, поскольку рыбы очень чувствительны не только к содержанию кислорода в воде, но и к ее кислотно-щелочному балансу. Николай удивился, что современные власти «боятся» загрязнений веществами, дающими кислоты, а защелачивание и засаливание воды и почвы серьезной проблемой, почему-то, не считают, хотя щелочная и соленая среда ничуть не менее агрессивна и опасна, чем кислотная. Одним из больших поставщиков щелочки в окружающую среду в наших реалиях стали дороги и городское благоустройство: для борьбы с льдом используют реагенты на основе хлористых соединений, например, смеси с хлористым калием. Попадая в воду и почву, они могут вызвать гибель рыбы, и превышение допустимой концентрации таких веществ выявляют довольно часто - но власти, как правило, не придают этому вопросу большого значения.

f3fe0def7b15f54740d41b1bb5ab762f.jpg

Этиленгликоль, который используется в противообледенительных жидкостях для обработки самолетов и на который грешили в первую очередь - действительно, опасен для здоровья и загрязнения этим веществом в реке обнаружили. Но он не имеет запаха, а, значит, люди страдают не только от него. Более того, из того списка вредных веществ, которые показали пробы, самые большие превышения идут не по техническим веществам вроде той же противогололедной жидкости и не по нефтепродуктам. Аммиак и фенолы это продукты гниения органики, хорошо знакомые жителям Подмосковья по свалкам с их характерным запахом.

Как заключил эксперт, по тем данным, которые есть сейчас, главная проблема проблема — в очистных сооружениях. Если десятилетиями не приводить их в порядок, то внутри скапливается протухшее «болото», просачиваясь через которое, вода разносит по окрестностям продукты разложения.

Отфутболили

Как оказалось, о проблеме очистных сооружений аэропорту хорошо известно. Более того, когда, в преддверии Чемпионата мира, страдающие от запаха гнили граждане собрались готовить пикеты протеста футболистам и фанатам на радость, аэропорт понял, что запахло жареным, и пригласил инициативную группу к диалогу. Там их заверили, что зловоние терпеть осталось недолго, и будут построены новые очистные сооружения. В подтверждение своих слов они принесли некий проект дорожной карты, которую они собирались утвердить. Представители аэропорта клялись, что проблема только в том, что очистные сооружения — федеральная собственность, а потому за свои средства аэропорт не может решить проблему сам, но целевой программой предусмотрено финансирование и соответствующие работы, перечисленные в «дорожной карте». Но как только чемпионат завершился и футболисты с фанатами уехали, «Шереметьево» перестал отвечать на предложения провести следующую встречу.

Так и остались пять тысяч человек с «речкой-вонючкой», опоясывающей дома, и несколькими листками без исполнителей и сроков.

Репортаж СМИ. Обратите внимание на заявленный аэропортом срок ввода в эксплуатацию "новых очистных сооружений" - четвертый квартал 2017 года.


Дело не только тухлое, но и мутное

Бумажка «дорожной карты» прошла по кругу участников заседания. Сразу после того, как член Общественной палаты Людмила Тропина отметила, что бумага имеет все признаки «филькиной грамоты» (ни фамилий, ни дат), представитель Министерства экологии Анна Уткина взяла листки в руки и оказалось несказанно удивлена.

Она пояснила, что река — федеральный объект, и находится в ведении Росприроднадзора, но Минэкологии полномочно выдавать решения о пользовании водным объектом для сброса поверхностных стоков, причем точку сброса определяют так, чтобы она не затрагивала санитарные пояса. К сожалению — и это подтвердила сидевшая рядом представитель федарального агентства по рыболовству — статья 44 Водного кодекса, запрещающая любые сбросы в пояса санитарной охраны источников питьевого водоснабжения, вступила в силу только в 2007 году, а законом о введение в действие Водного кодекса предусмотрено, что этот запрет не касается очистных сооружений, построенных до 2007 года. Шереметьевские очистные введены в эксплуатацию вместе с аэропортом в 1979 году, поэтому не выдать решение о сбросе в отношении них Минэкологии не могло. Однако, в условиях решения министерство указало, что до 2020 года аэропорт обязан модернизировать очистные сооружения.

a2de830a1cec41bfcc7438eb2699113a.jpg

И вот тут, как отметила заместитель министра, довольно странно читать в «дорожной карте» о строительстве новых очистных.

Новые очистные сооружения — это новая точка сброса, а на нее решение выдано уже быть не может, это запрещает Водный кодекс.

Так что же в итоге: строительство новых или модернизация старых очистных сооружений?

Залина зачитала ответ, пришедший из полиции: «Шереметьево» пояснило, что уже ведет строительство новых очистных сооружений.

Не получится ли так, что аэропорт, наплевав и на общественность, и на государство, построит новые очистные и будет выводить их в реку без всяких решений и согласий, платя штрафы в качестве издержек и пользуясь покровительством олигархов и высоких чинов? Вполне возможно.

Эти опасения тем более укрепились, когда председатель комиссии зачитала справку, присланную Росприроднадзором. Краткий смысл следующий: «Шереметьево» уличили в загрязнении реки, оштрафовали, через суд взыскали деньги на компенсацию вреда окружающей среде и выдали им предписание, предписание «Шереметьево» не выполнили, их снова оштрафовали, и так далее. Плюс из письма следует, что Росприроднадзор сейчас вплотную проверяет нефтебазу, принадлежащую АО «Газпромнефть терминал», поскольку она тоже в числе подозреваемых в загрязнении окружающей среды.

Аналогичные ответы приходили и гражданам:

9885e609c0d7039de4630a429c7226ea.jpg

c0fa482b6cf61ae8cbc36bfbca0e6fed.jpg


Проблема шире

Представитель транспортной прокуратуры подтвердил, что такого рода нарушения выявлены практически в каждом аэропорте, сейчас на разной стадии ведутся проверки и руководства аэропортов обязывают принимать меры их устранению. Он удивился, что администрация Химок вместо того, чтобы собрать достоверную информацию — да, нарушения есть, но и работа по ним ведется — предпочитает держать людей в неведении. Зачем создавать обстановку, когда очевидная проблема есть, в чем она и как ее решить — непонятно, а местные чиновники делают хорошую мину при плохой игре? Чтобы люди не понимали ситуации, у них росло недоверие и они не знали, что делать?

На прозвучавший с нескольких сторон вопрос о том, куда смотрит химкинская прокуратура, пришлось поделиться наблюдением: химкинская городская прокуратура носит местной администрации тапочки в зубах. Они печально известны тем, что уже давно перестали видеть какие-либо существенные нарушения и жителям городского округа вместо ответов по существу переписывают, в той или иной степени дословно, шпаргалки, вполне официально присланные теми местными чиновниками, которых прокуроры поставлены контролировать.

Стоит ли в такой ситуации спрашивать, откуда недоверие, протесты и недовольство?

Эксперт Владимир Жуков предложил выносить вопрос на федеральную общественную палату, поскольку, потянув за ниточку от аэропорта «Шереметьево», мы обнаружили системную проблему: как видно, все аэропорты снабжают окружающую среду такими «подарками». И дело не в неэкологичности самого транспорта, и не в том, что проблему решить нельзя. Как раз наоборот — можно, если прекратить халатное и наплевательское отношение.

Как выяснили жители «Город набережных», на реконструкцию аэропорта в этом году было выделено тринадцать с половиной миллиардов рублей. Но тухлая вода с приправой из антифриза продолжает течь, а как потрачены эти немалые (больше годового бюджета всех Химок, второго по величие городского округа Подмосковья!) средства, неясно.

Системным же является поднятый Еленой Гришиной вопрос о внедрении автоматизированных средств замера качества воздуха, причем такие датчики необходимо ставить за территориями объектов-загрязнителей, а не только внутри, как делается сейчас. В качестве пилотной площадки проекта она предложила «Город набережных».

cd1533f5576e5db4b2a55ee3d400db8b.jpg

Но главное — люди

Евгений Арсентьев, завершая прения, высказал главную мысль: прежде всего, нужно обеспечить безопасность людям. Для этого необходимы не только достоверные данные о загрязнениях (с ними, как мы поняли, непросто), но и четкие инструкции со стороны медицинских работников: какие меры принять, и, прежде всего, группам риска. Даже если реконструкция очистных сооружений и модернизация аэропорта ведется полным ходом, понятно, что это дело не быстрое, и в период, пока мы все работаем на решение проблемы, надо дать людям информацию о том, как защитить себя. Возможно, есть лекарства, которые помогут снизить воздействие вредных веществ. Возможно, вообще нельзя выходить без марлевой повязки — чтобы не было домыслов, Общественная палата направит запрос в отделение Минздрава и вместе с инициативной группой поможет жителям принять меры по защите здоровья.

2a4f9882d9da960fae565c9cda8cbb2a.jpg

Одними штрафами и прекращением сбросов проблему не решить

Жители «Города набережных» обращались и к местным депутатам, и в Общероссийский народный фронт, в группу «Зеленого щита», где есть эксперты по проблемам водных объектов. Они напомнили, что вред людям причиняют не только те вещества, которые ежегодно сбрасывают в реки, но и накопленные в окружающей среде загрязнители. Аэропорты, включая «Шереметьево», годами (десятилетиями) сбрасывали и продолжают сбрасывать в реки антифриз и нефтепродукты; реки, в виду их положения в ландшафте, собирают в себя целую коллекцию вредных соединений, которые поступают с дождевой водой: противогололедных реагентов, продуктов сгорания, различных технических жидкостей. Разносясь рекой и испаряясь, часть загрязнителей пропитывают почву и накапливаются в растениях, снова попадают в воздух и воду, следуя естественному круговороту веществ в экосистеме.

В природе, по первому закону Коммонера, все связано со всем, поэтому для обеспечения экологической безопасности граждан необходимо исследование почвы и воздуха вокруг реки и жилого комплекса, а также внутри него. С помощью проб требуется определить распространение пятна загрязнения на местности и, в особенности, убедиться, что в пятно не попали территории жилого комплекса — в противном случае придется всерьез рассматривать замену грунта в жилом районе.

Вместо эпилога

Уже не первый раз выясняется, что нарядно выглядящие жилые комплексы часто скрывают в себе большие опасности и жить в них далеко не так хорошо, как обещает застройщик. Подмосковье находится в лидерах по застройке берегов и пойм рек, в одних только Химках сейчас гремит конфликт вокруг застройки берега канала имени Москвы. Стройкомплекс и городские власти, как видно, искренне уверенны, что санитарно-защитные зоны — это надуманное ограничение для развития бизнеса, поэтому их можно не принимать в расчет и хоть застраивать, хоть делать на них зоны отдыха.

В советские годы эти территории, несмотря на интенсивную застройку, не трогали вовсе не из-за особо трепетного отношения к Природе (проблемы экологии тогда только начали замечать), а потому, что нельзя строить жилье и организовывать постоянное пребывание людей там, где находиться просто опасно. Сейчас — другое дело. Почему бы не вырубить лес за больницей и построить там жилые высотки? Наверное, потому, что на эту санитарную зону постоянно идут рентгеновские лучи и электромагнитное воздействие от физиотерапевтических аппаратов. И еще - потому что для успешного выздоровления больным нужен за окнами лес и покой, а не жилой комплекс с парковкой. Почему бы не сделать зону отдыха на разделительной полосе автомобильной дороги? Наверное, потому, что она нужна для впитывания вредных выбросов, а не отдыха и оздоровления. Почему бы не построить домов у реки возле аэропорта, возле нефтебазы, или на склоне канала, от которого питается водой вся столица?

К сожалению, ответ нынешних чиновников: если люди купят — то почему бы и нет?

7108c4aae76a876f1b36349127687487.jpg

Фото в заголовке

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Дмитриев Алексей Владимирович, 02 авг. 2016 г., 13:34
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 19 февр. 2016 г., 15:52
Проблема
18 февр. 2016 г., 16:49
Пост
Дмитриев Алексей Владимирович, 22 мая 2015 г., 22:04
Пост
Алла Че , 26 нояб. 2013 г., 11:13
Отменить
Отменить