Показать на карте
Права человека, СМИ и Интернет
249 0 1
Пост

Вениамин Волин

COVID-19: Угроза цифрового тоталитаризма, ограничение прав и свобод – с чем борются активисты

Текст

«Главный провал властей – это отсутствие внятной коммуникации с обществом». Угроза цифрового тоталитаризма, ограничение конституционных прав и свобод – с чем борются российские гражданские активисты во время эпидемии COVID-19.

Ситуация с распространением COVID-19 в России сегодня складывается не самым оптимистичным образом: на момент написания этой статьи число заболевших коронавирусной инфекцией в стране уже перевалило за двадцать тысяч человек, и эти цифры, несомненно, будут продолжать расти. Более того, точное количество заболевших и переносчиков до сих пор очень проблемно установить, так как вирус имеет признаки ОРВИ, и часто, даже при большом желании получить доступ к тесту для простого гражданина это целая проблема. Конечно, если вы прибыли из-за границы, вас заставят сдать тест и изолироваться на карантин. Но если вы «подцепили» инфекцию где-то по пути на работу, в общественном транспорте, и после этого у вас появились признаки ОРВИ, и вы захотели провериться, не факт, что у вас это получится.

Постучав немного головой о бюрократическую стену, и не получив доступ к тесту, скорее всего, вы не захотите портить свои нервы и, просто списав этот недуг на обычную простуду, пойдете по своим делам. И, возможно, будете заражать окружающих. Сколько подобных историй - никому не известно, но думаем, что их не мало. На 10 апреля Роспотребнадзор анонсировал тест-систему, которая позволит определить наличие антител к коронавирусу, только доступ к ней получат в первую очередь врачи и те, кто имеет высокий риск инфицироваться. Так что легко провериться на наличие коронавируса пока что не получится.

Как будут дальше развиваться события - предсказать довольно сложно, но то, что эта пандемия может внести значительные изменения и ограничить наши с вами гражданские права, не вызывает сомнений. Перспективы возможного цифрового тоталитаризма на фоне борьбы с пандемией не кажутся такими далекими, учитывая, что все предпосылки и попытки уже имеются.

Гражданские активисты, оппозиция, правозащитники сейчас обеспокоены попытками государства усилить свой контроль над обществом с помощью карантинных мер, а также возможной слежки за гражданами через специальные ПО и приложения, все это под видом борьбы с нарушителями режима самоизоляции. Пандемия когда-нибудь пройдет, а мы с вами окажемся в цифровой реальности подобно китайской, где каждый имеет социальный рейтинг, а вся наша жизнь будет сконцентрирована в одном приложении типа WeChat, благодаря которому государство всегда имеет доступ к вашему местоположению, вашим покупкам в магазинах, вашим интересам и другой личной информации. И если вчера нам все это могло казаться лишь мрачными декорациями из далекой китайской антиутопии, то сегодня это выглядит не таким уж фантастическим.

С 15 апреля 2020 года в Москве и Подмосковье введен пропускной режим, а оформление заявок началось 13 апреля. Это не первая попытка московской мэрии ввести электронные пропуска для выхода из дома: до того, как пропускной режим был реализован, столичные власти уже активно пытались продвинуть систему пропусков с QR-кодами.

Гражданские активисты выступили с активной критикой этих возможных полумер. Например, оппозиционер Леонид Волков в своем телеграм канале опубликовал презентацию этого проекта и обвинил власти Москвы в попытках выстроить эдакий Синьцзянь - пока что в рамках Москвы. Синцзянь – это пример того, в какой кошмар могут превратить государство и современные технологии жизнь простого человека. В этой китайской провинции проживает мусульманское население, которое подвергается преследованию и тотальной слежке со стороны властей: постоянная видеослежка, воспитательные лагеря, балльная система «социального кредита», от которой зависит твоя жизнь, QR-коды для переходов из одной зоны в другую. Эта усиленная система контроля над уйгурами ввелась китайскими властями практически моментально, под эгидой борьбы с терроризмом. Поэтому подозрения российской оппозиции относительно вводимых государством цифровых новшеств в рамках борьбы с пандемией можно понять.

Проект, который так хочет реализовать мэрия Москвы, изначально представлял собой систему получения одноразового QR-кода для выхода из дома. Впечатляющую информацию можно было почерпнуть из первых презентаций: житель столицы должен пройти регистрацию на сайте правительства города, указать свое место жительство, определить домашний район, предоставить фото. После этого он получает доступ к личному кабинету и может оставлять заявки для выхода из дома. В заявке всегда нужно указывать цель выхода из дома, даже если вы хотите выйти в магазин. Дальше – вы получаете QR-код, который дает вам право выйти из дома. Вышли из дома, но у вас нет QR-кода и вас остановили полицейские? Штраф! Естественно, такие правила должны были работать не для всех. Привилегированные группы, на которых не должны были действовать ограничения: силовики, депутаты, сотрудники правительства. Конечно, карантинные меры стоит соблюдать, и общество должно отнестись к этому очень серьезно, но правила должны быть едины для всех, никаких привилегий.

Сначала мэрия Москвы отказалась от этих пропусков, так как, по словам столичного градоначальника Сергея Собянина, москвичи на самоизоляции «ведут себя корректно» и от этих мер пока можно воздержаться. Но уже с 11 апреля на всех въездах в Москву начали дежурить наряды ГИБДД, а после Собянин объявил о введении пропускного режима в Москве и области.

Насколько сейчас необходимы эти меры в Москве? "Активатика" приводит несколько комментариев - говорят активисты, правозащитники, юристы и муниципальные депутаты.

Валерия Ветошкина, юрист “Команды 29”: «На мой взгляд, меры по самоизоляции адекватные: только если люди будут находиться дома и минимизируют свои социальные контакты, удастся остановить или хотя бы замедлить распространение вируса. Весь мир сейчас в стрессовой ситуации, и без таких ограничений не победить пандемию. В Москве коронавирус распространяется стремительно - в десятки раз быстрее, чем в других регионах (даже быстрее, чем в Санкт-Петербурге). Очевидно, что властям надо с этим что-то делать. И власти пытаются контролировать поток перемещения людей как могут - в том числе путем осуществления контроля за целями передвижения.

Если ознакомиться с текстом указа мэра Москвы от 11 апреля 2020 года № 43-УМ «Об утверждении Порядка оформления и использования цифровых пропусков для передвижения по территории города Москвы в период действия режима повышенной готовности в городе Москве», то станет понятно, что пропуск требуется для передвижения на транспорте - общественном или личном. Если человек передвигается без транспорта, то передвигаться можно без пропуска, но с соблюдением других ранее установленных мер - выходить можно только установленных Указом №12-УМ случаях, с соблюдением дистанции и тому подобное.

Ограничительные меры вводить нужно, иначе ситуация с вирусом может принять очень опасный оборот. Но пока не введены позволяющие ограничивать права режимы, я не могу говорить о законности и пропускного режима».

Данная система, по словам Ветошкиной, усложнит жизнь москвичам: «Сложнее будет выйти из дома - уже утром первого дня сервис по получению пропусков просто упал. Если действовать по установленным “правилам” и о каждом передвижении сообщать, то у властей могут возникнуть вопросы».

Председатель Совета депутатов Гагаринского района, Елена Русакова считает, что меры, которые принимает московское правительство, нерациональны и незаконны:

«Эти меры плохи тем, что не принимаются в рамках соответствующего законодательства, а по сути конструируются в обход законов. Это законы 52-ФЗ и 68-ФЗ. Процедуры для ситуаций эпидемии и ЧС (чрезвычайная ситуация - прим. ред.), описываемые в законах, отличаются тем, что, во-первых, там четко оговариваются рамки всех мер, включая время начала и окончания действия. Это позволяет принимать подзаконные нормативные акты строго на время действия процедур, предусмотренных законом. А сейчас невнятные указы и распоряжения не имеют необходимых ограничений, в том числе по времени. Ограничения могут остаться на неопределенное время. Во-вторых, там включаются механизмы защиты прав граждан. В частности, это обязательства государства по компенсациям за простой работникам и иные меры поддержки и защиты.

Правительство Москвы не ввело режимы, предусмотренные законом, именно чтобы не иметь социальных обязательств и рамок для своих действий. Это демонстрация политики произвола и безответственности.

Большая группа независимых депутатов 30 марта обратилась к правительству Москвы с призывом ввести карантин в строгом соответствии с 52-ФЗ. Некоторые журналисты не поняли и дали неверные заголовки, что депутаты требуют ужесточения запретов. На деле это требование правовой защищенностии социальных гарантий.

Также эти меры плохи тем, что не исполняется массовый призыв к пересмотру гигантского бюджета Москвы. Мы тогда же, 30 марта, предложили остановить все капитальное и транспортное строительство, кроме строек объектов медицинского назначения, а также все работы по благоустройству. Это многие сотни миллиардов рублей. И перенаправить средства на борьбу с эпидемией и поддержку нуждающихся и малого бизнеса. В Москве огромное число строек, против которых выступают специалисты и граждане (реновация, Коммунарская ветка метро, ЮВХ (Юго-Восточная хорда) и ЮР (Южная рокада), дорога через Лосиный остров, уплотнительная застройка и т.п.), и неуместных программ благоустройства (бордюры, плитка, "Моя улица" и подобное).

Ну и наконец, эти меры плохи тем, что контролируют граждан, но не контролируют госструктуры и бюджетные организации. Был указ Собянина о приостановке строек и работ по благоустройству. Но идут сообщения - благоустройство продолжается, работают те стройки, которые обещали приостановить. У нас идут подготовительные работы для проекта метро, хотя эти работы никак нельзя отнести к "непрерывному циклу" и они означают присутствие рабочих без средств защиты в жилых кварталах. Рабочие, которые живут скученно в общежитиях и представляют опасную среду для распространения вируса».

Некоторые из муниципальных депутатов выступили против мер, которые усиленно вводит правительство Москвы. Они оспаривают в суде право властей Москвы штрафовать за нарушение изоляции и считают, что Мосгордума превышает свои полномочия.

Председатель Совета депутатов Гагаринского района, Елена Русакова в их числе:

«Мы выступили против поправки в Кодекс об административных правонарушениях Москвы, которую приняла МГД 31 марта.Мосгордума превысила свои полномочия, приняв поправку в московский кодекс об административных правонарушениях. Эта поправка позволяет штрафовать за нарушение «режима повышенной готовности» с помощью камер видеонаблюдения и геолокации. Штрафы присуждаются без ведома гражданина и без возможности предъявить аргументы в свою защиту либо не дать разрешения на обработку персональных данных.

Эта поправка противоречит кодексу об административных правонарушениях РФ и ряду законов - о персональных данных, о чрезвычайных ситуациях. Применение этой поправки может привести к массовому нарушению прав москвичей и к несправедливым обвинениям. Поэтому мы в иске ходатайствуем о срочном рассмотрении дела. В рассмотрении иска должны принять участие Мосгордума и мэр Москвы.

То есть поправка грозит массовыми нарушениями прав граждан и массовыми недоразумениями. Например, вы поехали в аптеку за рецептурным лекарством, когда лимит на выходы уже исчерпан. По сигналу камеры вам прилетел штраф. Показать срочный рецепт вам некому, это не предусмотрено системой. Или - уход за престарелыми больными родственниками: возможны любые нестандартные ситуации, люди уже сообщают о них.

Суды обычно отклоняют любые иски против московского правительства. Но МГД и мэр должны быть участниками процесса, и это один из способов донести до них наши доводы. Кроме того, у нас сильная правовая позиция - мы указываем на недопустимые противоречия с федеральным законодательством. Суду никуда от этого не деться - если не МГС, то следующая инстанция должна будет отреагировать. Многое зависит от общественного внимания к процессу».

На практике мы уже можем наблюдать, как с помощью новых технологий власти контролируют соблюдение «режима самоизоляции». Собянин уже высказывался о том, что с помощью «современных технологий» будет усилен контроль за заболевшими и членами их семей. Но под наблюдение сегодня попадают уже все жители Москвы. На эти собянинские «современные технологии» контроля давно обратили внимание гражданские активисты.

Например, приложение «Социальный мониторинг», разработанное подведомственной московской мэрии организацией «Информационный город», некоторое время было доступно для скачивания в Google Play и требовало доступ к камере, геолокации, звонкам, памяти. Чтобы пройти регистрацию, нужно было предоставить фото и номер телефона. Независимые программисты, изучившие это приложение, выяснили, что данные из приложения отправляются на адрес, зарегистрированный на домене mos.ru, а также используется эстонский сервис Identix, распознающий лица. На данный момент приложение уже недоступно для скачивания.

Могут ли быть оправданы попытки цифрового контроля государством своих граждан при такой негативной эпидемиологической обстановке в стране? Это сложный моральный вопрос, но очевидно, что, когда доверие граждан к государству подорвано, все попытки государственного контроля будут болезненно встречены гражданскими активистами и приняты в штыки.

«Московские власти введением таких “пропусков” получат огромный массив персональных данных жителей. То есть существует теоретическая опасность их утечки. Где человек живет, куда выходит и с кем общается - это очень чувствительная информация, которая должна охраняться надлежащим образом. И как будет эта безопасность ограничиваться и насколько эта информация будет защищена, мне непонятно», - высказывает свои опасения насчет веденых электронных пропусков Валерия Ветошкина, юрист “Команды 29”.

«Сама по себе необходимость каких-то элементов цифровой безопасности, которые бы не противоречили праву на частную жизнь, не вызывает сомнений, если такие системы находятся под контролем демократически избранного правительства. В России, к сожалению, уже есть не мало случаев, когда цифровая слежка использовалось для прямых политических репрессий. Например, последняя громкая история была связана с сотрудником ФБК Русланом Шаведдиновым, которого принудительно отправили в армию благодаря блокировке мобильной связи со стороны сотового оператора,» - размышляет в беседе с Activatica бывший политзаключенный Болотного дела и глава Экспертного центра конфедерации труда России Алексей Гаскаров. – «Поэтому пока в России нет свободных выборов, независимого правосудия, а у общества отсутствует возможность контролировать соблюдение прав человека, критика цифровизации оправдана».

Именно поэтому актуальных вопросов у гражданских активистов к мэрии Москвы сейчас немало. Один из основных – почему власти ограничивают право граждан на свободу передвижения, но при этом не объявляют карантин? По мнению активистов, эти полумеры не приведут к должному результату, а лишь усилят цифровой контроль над обществом. Москвичей фактически посадили под домашний арест, угрожают штрафами, но при этом внешнее сообщение с городом никак не ограниченно.

«Если говорить про законность, то тут у меня возникают сомнения. В первую очередь, режим самоизоляции ограничивает конституционное право на свободу передвижения. Указом мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ был введен режим повышенной готовности. Это как бы одна из стадий, предшествующих введению чрезвычайной ситуации. И в соответствии с положениями ст. 4.1. Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» применяемые для защиты населения от чрезвычайной ситуации меры не могут ограничивать права и свободы человека» - уверена Валерия Ветошкина, юрист “Команды 29”. - «Очевидно, что ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ самоизоляция для всех (за нарушение которой даже предусмотрена административная ответственность) нарушает права граждан на свободу передвижения. Выбранный властями режим не может ограничивать такие права»

Все эти вопросы получили закономерную реакцию: гражданские активисты и москвичи начали подавать иски к Собянину и московской мэрии.

Например, коллективный иск о незаконности введения режима самоизоляции в Москве от 20 истцов был подан к мэру с целью «заставить как минимум московского градоначальника брать ответственность за тех граждан, которые живут в Москве». По мнению истцов, во время эпидемии, меры, принимаемые правительством, должны быть в первую очередь конституционные и целесообразные. «Мы оспариваем пункт его указа, в котором он ограничивает конституционное право граждан на передвижение. Такими полномочиями мэр не обладает», - считает муниципальный депутат округа Кунцево Денис Шендерович, один из истцов.

Против правительства Москвы административный иск подали также адвокат Мансур Гильманов и гражданский активист Дмитрий Кисиев. Причина аналогична: ограничения конституционных прав граждан на свободу передвижения. По словам Мансура Гильманова, ограничение может вводиться только на основании карантина, а главный санитарный врач должен издать постановление о введении карантина, либо же при объявлении чрезвычайного или военного положения. Но ничего из этого также не было сделано.

В Санкт-Петербурге на администрацию города подали в суд объединение юристов «Команда 29» и активист движения «Весна» Богдан Литвин. Они потребовали у городского суда Петербурга признать незаконным полный запрет на проведение публичных мероприятий. По словам Максима Оленичева, старшего юриста “Команды 29”, они с пониманием относятся к тем мерам, которые государство предпринимает для распространения коронавируса, и большинство из них необходимы, но это должно быть в рамках закона:

«Для этого необходимо использовать те правовые механизмы, которые уже существуют, и не ограничивать права человека до абсолютного запрета, как это, например, сейчас произошло в Петербурге с одиночными пикетами. Какое решение примет суд - сказать невозможно, но мы уверены в своей позиции. Правительство Петербурга, приняв постановление, ввело запреты для граждан, лишив их ряда прав. Такие полномочия у него отсутствовали, поскольку ограничения прав граждан могут вводиться при режимах чрезвычайной ситуации или чрезвычайного положения».

Модель так называемой «самоизоляции», проводимой мэрией Москвы, сейчас активно подвергается критике со стороны гражданских активистов. Какие же основные ошибки допустило правительство?

Об этом мы поговорили с главой Экспертного центра конфедерации труда России и москвичом, Алексеем Гаскаровым:

«Насколько мне известно, уже не осталось стран, которые бы отрицали необходимость введения карантина в той или иной мере. Последней страной, придерживающейся тактики «выработки иммунитета», остается Швеция, но и там рекомендовано всем компаниями переходить на дистанционной формат работы. Остается дискуссионным вопрос о том, насколько жесткими должны быть меры, учитывая негативное влияние карантина на экономику. В этой части поведение российских властей и московского правительства в частности остается непоследовательным. Уже, наверное, можно утверждать, что Китай является успешным кейсом преодоления пандемии. Там был введен максимальный уровень карантина и за 2 месяца ситуация стабилизировалась. В Москве же продолжает работать общественный транспорт и множество предприятий, которые не имеют отношения к производству жизненно необходимой продукции.

Такой карантин поможет сгладить нагрузку на больницы, но все равно значительной части населения придется переболеть коронавирусом. В этой связи выглядят совершенно необоснованными попытки ввести огромные штрафы за нарушение карантина. Такие меры были бы понятны, если бы была избрана китайская модель, но она не избрана.

Важно также понимать, что необходимость карантина связана с действиями московских властей по последовательному развалу бюджетной медицины. Непонятно, по какой причине, имея огромный по российским меркам бюджет, власти Москвы закрывают больницы и полклиники, создавая дефицит врачей и больничных коек.

Но самый главный провал властей – это отсутствие внятной коммуникации с обществом и хоть сколько-нибудь значимых мер поддержки компаний, которых обязали прекратить работу. Большая часть озвученных мер – это кредиты по вполне себе рыночным ставкам (8,5%) и бессмысленное сокращение страховых взносов. Если компания прекратила работу и ей нечем платить зарплату, то совершенно не важно, умножаешь ты ноль на 30% или на 15%. Имея почти 10 трлн рублей в фонде национального благосостояния, государство вполне могло бы себе позволить прямое субсидирование заработных плат хотя бы на уровне прожиточного минимума для всех компаний, пострадавших из-за карантина.

Вызывает и недоумение растрата денег на неработающие цифровые системы контроля карантина на фоне того, что для получения пособий, например, по безработице до сих пор необходимо собирать кучу бумаг и лично идти в службу занятости.

Я надеюсь, что вся эта история с коронавирусом только укрепит оппозицию».

------

Activatica.org - некоммерческий проект, посвященный гражданскому активизму в России

3200699c0cc8ad2b82fa23a21a2e0d7b.png

Яндекс-кошелек - Ваша поддержка поможет нам рассказывать больше историй граждан России, пытающихся менять свою страну к лучшему, организовывать репортажи и трансляции с мест событий, проводить журналистские расследования. Большое спасибо всем, кто нашел возможность помочь проекту!


Активатика в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма.

Новости гражданского активизма - теперь и в формате видео на нашем канале

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Акция
Newsroom, 05 апр. 2020 г., 10:52
Пост
Алла Че , 29 марта 2020 г., 16:07
Пост
Врански Красимир Христов, 27 марта 2020 г., 23:51
Отменить
Отменить