Показать на карте
Здоровье, Образ жизни
343 0 1
Пост

Лидия Кадашова

"Оптимизация" медицины - кто был прав?

Текст

На протяжении нескольких лет в Москве тянулось противостояние: чиновники требовали закрывать больницы и поликлиники, врачи и пациенты пытались медучреждения отстаивать. К чему привела оптимизация медицины - становится понятно сейчас, когда распространился по стране коронавирус. Посты медиков, падающих с ног и делающих селфи синяков от масок на лицах, вереницы скорых к больницам... Напомним, что коечный фонд в Москве и России в целом претерпел большое сокращение, были уволены десятки тысяч медработников, закрыты несколько инфекционных больниц. Ох, как бы они сейчас пригодились в период эпидемии ! Безграмотные действия властей города, отдающих под жилую застройку шикарные озелененные территории больниц аукаются сейчас нам, гражданам. Реформа здравоохранения может привести в ближайшем будущем к катастрофе в сфере медицинской помощи населению Москвы и страны в целом - считают врачи, с которыми пообщалась "Активатика".

Откуда возникла идея "оптимизации"? Вероятно, что в чиновничьем высшем звене возникло устойчивое убеждение, что все эпидемии уже позади, инфекции только от бедности и грязи, народ стал жить богаче - а потому инфекции нам больше не грозят. К прогнозам ученых после эпидемий свиного гриппа и атипичной пневмонии (2004 и 2008 гг) о том, что нас ждут встречи с новым поколением инфекций, по преимуществу вирусных, серьезно не воспринимались. Вроде бы мы в 21 веке живем, а не в начале 20-го, когда свирепствовали холера и тиф, - вот и решили сократить инфекционные стационары как "ненужные в новых условиях".

Что думают о нынешней эпидемии и реформе здравоохранения в России и Москве - "Активатика" поговорила с медицинскими работниками.

Председатель профсоюза "Альянс врачей" Анастасия Васильева считает, что стремительному распространению коронавируса по столице мы во многом обязаны именно закрытию больниц и сокращению коек. По ее мнению, роль в сдерживании инфекции могли бы играть и другие медучреждения - включая станции переливания крови, санитарно-эпидемиологические станции и другие объекты, способные выполнить роль инфекционных больниц в кризисной ситуации.

"Инфекционные станции, также, как и инфекционные больницы, строились и были призваны развернуть на своей базе до 200 коек при масштабных таких инфекциях, типа черной оспы, чумы." - считает лидер "Альянса врачей" Анастасия Васильева - " В Советском Союзе этот вопрос очень остро стоял, боролись с эпидемиями и все станции переливания крови и инфекционные больницы могли быстро блокировать инфекцию на ранних этапах. Что произошло сейчас? Разворачивают койки в обычных больницах, где общая вентиляция, где нет специальных боксов, именно это привело к тому, что инфекция распространилась очень быстро везде. Больных клали с пневмонией, неважно, какого генеза, медики не могли определить, стали их класть в палаты по 5-6 человек, без боксов и чистых зон. В инфекционных больницах и канализация своя, особая. Инфекционные больницы и станции переливания крови охранялись государством, как зеница ока. Не дай Бог, война, авария, инфекция. Что происходит сейчас? Закрыли на днях станцию переливания крови в Липецкой области. Там лучшая станция переливания крови, потрясающая. Туда вложено в современное время огромное количество денег, такого оборудования нет нигде больше. Они готовят там не только плазму, компоненты крови. Так хорошо все было организовано. И ее нельзя было закрывать. Инфекционные больницы закрылись не только в Москве, они закрылись по всей России. Когда началась только инфекция в феврале, стали открывать койки в обычных больницах. Естественно, эта зараза пошла распространяться в народ",

На фото - информационный щит на заборе Детской инфекционной больницы № 12 о закрытии учреждения.

2c8a8bc83bedd7d6563410218f1aa28f.jpg

3d70a3d58dcc80ecf2353344170e5ebf.jpg

Фото Яндекс-карты

Почему нельзя было закрывать инфекционные больницы - поясняет заведующий отделением одной из столичных клиник Сергей Ветошкин:

"Инфекционные больницы имеют свою чёткую маршрутизацию пациентов, начиная с приёмного покоя, позволяющую избежать инфицирования поступающих пациентов и персонала, боксированную структуру и правильное заполнение боксов по нозологиям и степени заражения и выздоровления. Также, врачи в таких больницах и персонал в общем, изолированы от больных, что опять-таки позволяет защититься от заражения. В городских больницах такого нет, плюс сейчас у врачей нет и защитных средств, да и опыта уже работы с инфекционными больными тоже. Сами смотрите: кидают работать на инфекцию коронавирусную не инфекционистов да эпидемиологов, а врачей других специальностей, которые все тонкости работы с такими пациентами просто не знают, а студенты больных даже и не видели в принципе. Это очень опасно для медиков, отсюда и заражения и смертельные исходы среди медицинского персонала. Поэтому, переоценить работу инфекционных больниц, врачей-инфекционистов и эпидемиологов сложно. Более того, до реформы медицины в Москве, в каждой городской больнице был в штате обязательно эпидемиолог на уровне заместителя главного врача. Сейчас этого нет. Вот отсюда проблема с коронавирусом, нет профессионалов, которые умеют бороться с инфекцией. Инфекционные больницы имеют чёткую внутреннюю структуру, которую не имеют другие больницы".


8bfe3716a59b9f131ede44b72de3b951.jpg

Не оставила камня на камне, оценивая итоги реформирования здравоохранения, Марина Мозжерова, кандидат медицинских наук, врач-дерматовенеролог со стажем 36 лет. Она участница федеральных программ "Дети Чернобыля", "Ликвидация последствий аварий на атомных станциях" и возмущена сложившейся ситуацией в российском здравоохранении. Марина Мозжерова наблюдает и собирает статистические данные с момента, когда оптимизация стала победно шагать по стране. Как утверждает кандидат наук, данные по состоянию российской медицины становятся все хуже с каждым годом:

"Такие характеристики, как бесплатность, общедоступность, высокая квалификация персонала в применении к современному российскому здравоохранению выглядят как насмешка, или недосягаемая мечта. Весь 2014 год планомерно уменьшалось количество больничных коек. Всего, по данным Минздрава, в России сократили 50 тыс. коек (в 2013 году — 35 тыс.). В общероссийском масштабе (около 1,3 млн коек) это немного, но в масштабах Москвы сокращения более существенны: 20% общего коечного фонда, или 15 тыс. коек. Хотя, по расчетам Гузель Улумбековой, председателя правления Ассоциации медицинских обществ по качеству, Москве даже сейчас не хватает около 20 тыс. коек (с учетом федеральных и ведомственных коек в городе)".

По инерции мы привыкли считать, что медицинское обеспечение населения Москвы значительно лучше, чем в регионах. Это иллюзия, сохранившаяся еще с советских времен, на самом деле, за 25 лет все кардинально изменилось, считает Марина Мозжерова:

"Сегодня обеспеченность коечным фондом в Москве на 34% ниже, чем в РФ в среднем, и находится на уровне «старых» стран ЕС – Франции, Германии, Нидерландов и др. (соответственно — 5,1 в 2014 г.; 7,7 и 5,0 на 1 тыс. населения). При этом число больных в Москве как минимум на 40% выше, чем в «новых» странах ЕС, потому что настолько же выше смертность (соответственно — 751 и 523 случая на 100 тыс. населения), и в 2,2 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (1147 и 523 случая на 100 тыс. населения). А ведь у кого ведь не вызывает сомнения, что в 90% случаев человек сначала заболевает, и только затем умирает, и в этих 90% он лечится не только и не сколько дома, а в поликлинике и больнице" - утверждает врач.

Росстат приводит статистику неуклонного сокращения числа больничных коек в России.

35802b2d0e9e815ff04297273f55a267.jpg

Сергей Ветошкин считает, что все-таки в Москве с оптимизацией медицины ситуация гораздо лучше, чем в оптимизированных регионах:

"Оптимизация шла по всей России. Можно сказать, как это ни странно, что в Москве она ещё в достаточно мягком варианте прошла по нескольким причинам - Москва более богата, чем другие регионы страны и врачи в том же 2014 году 2 ноября и 30 ноября вышли дважды на митинги. В России, например, сокращения достигли в десять раз. Знаю районные больницы, где ЦРБ на 300 коек была сокращена до 20-25 коек всего, а инфекционные отделения, противотуберкулёзные - закрыты вообще. Закрыты были и медицинские училища".

Можно посмотреть на таблицу, составленную по данным Росстата, Если сравнивать с количеством коек в инфекционных больницах и отделениях, то в 1970 году в РСФСР была 121 тысяча инфекционных коек (9,3 на 10 тысяч человек). "Лихие девяностые" снизили это число до 103 тысяч к 2000 году. А к 2018 году "оптимизация" сократила это число до 59 тысяч. Всего число инфекционных коек снизилось, таким образом, более чем в 2 раза.

4f4dd5c0e0f78f017e6a03752ef39adb.jpg

Сейчас статистику собирать стало намного труднее, утверждает Марина Мозжерова:

"В Москве произошло слияние поликлиник в некие комплексы с филиалами, до пяти-шести. Полностью уничтожена требуемая законом шаговая доступность. Так полюбившийся нашим чиновникам термин "маршрутизация пациента" показывает скотское отношение к людям: пациент идет к терапевту в один филиал, получает направление и едет сдавать анализы в другой, затем на КТ в третий, и к узкому специалисту в 4-й. Теперь представьте количество контактов у этого пациента при старой модели, когда все сидели в одном здании, и при новой, когда человек едет из Митино в Отрадное, например. Вот вам один из факторов быстрого распространения эпидемии".

babec0ce096274f1d27916ab43336b14.jpg

Почему нельзя было закрывать даже частично пустующие инфекционные больницы и сокращать коечный фонд, у врачей различных специализаций, опрошенных "Активатикой", мнения сходятся:

"Советская модель здравоохранения, создаваемая в 20-е годы, была ориентирована на структуру заболеваемости начала ХХ века, когда превалировала инфекционная патология. Она прекрасно показала себя при борьбе с эпидемиями в довоенное время, в период войны (военно-полевая) и при восстановлении страны, борьбе с младенческой и материнской смертностью. Пробуксовки начались в 70-е 80-е гг, когда увеличилась продолжительность жизни и на первый план вышли соматические неинфекционные заболевания пожилого возраста. Академиком Евгением Чазовым была выдвинута и реализована концепция диагностических центров. Но тут развалился СССР, начался дикий капитализм, перешедший в госкапитализм, государство стали очень обременять социальные нагрузки. И цель сохранения здоровья незаметно подменили чисто бухгалтерской экономией" - говорит Марина Мозжерова.

С коллегой согласен и Сергей Ветошкин:

"Инфекционные больницы в принципе, как и другие больницы, нельзя закрывать. Нужно понимать, что открытие медицинских учреждений было не просто с кондачка, как это сейчас делается эффективными менеджерами. Тогда работали профессионалы своего дела, врачи-инфекционисты, эпидемиологи, которые просчитывали эпидемиологическую обстановку и исходя из неё и возможных вспышек открывали эти больницы. В советской медицине всегда было принято за норму, на случай чрезвычайных ситуаций, когда в стационаре "гуляло", т.е. было незанятыми, 15-20% коек. Это всегда позволяло оперативно реагировать на эпидемии".


4fa8d30312afcc8a5fda8ea6de1fc100.jpg

Основное отличие нашей реформы в том, что если в развитых странах создавались и реализовывались национальные концепции, стратегии или программы улучшения здоровья людей, то в нашей стране они касаются развития экономики здравоохранения, что далеко не равнозначно. В широком понимании этого термина, здравоохранение состоит из двух неравных по значимости и затратам частей: системы охраны здоровья и организации медицинской помощи - уверена Марина Мозжерова:

"Проблема реформирования отрасли стала решаться узким кругом бюрократии, причем таким образом, что целеполагание, определение приоритетов, стратегии развития, внедрение и контроль за ним осуществляет практически одна и та же группа лиц, не несущая никакой ответственности за принятые решения, стало понятно, что идея реформы - это только площадка для лоббирования интересов различных властных групп и перераспределения денежных потоков. Помимо этого, очень скоро стало ясно, что любой шаг реформы будет выполняться только в том случае, если люди, занятые реформированием отрасли, помимо абстрактного общего блага, получат вполне реальные и ощутимые финансовые бонусы. Материальная заинтересованность бюрократического аппарата стала решающим аргументом при выборе той или иной стратегии. Можно утверждать, что в концепции реформы здравоохранения коррупция стала неотъемлемой составляющей наряду с модернизацией материальной базы и внедрением стандартов терапии." - считает кандидат медицинских наук Марина Мозжерова.

a1ac81660c40fb36515bdc7cd3bfb481.jpg

"Даже эпидемия сифилиса и заболеваний, передаваемых половым путем, которая цвела в РФ и на постсоветском пространстве аж 10 лет, до начала 2000 годов и эпидемия ВИЧ особо не пугала, потому что это малоконтагиозные, по преимуществу кровно-контактные инфекции. И вот пришла инфекция воздушно-капельная с тяжелыми осложнениями, нуждающаяся, помимо медикаментозного лечения, еще и в аппаратном сопровождении и... Тут добрым словом и сиделкой у койки не обойтись," - говорит Марина Мозжерова.


7c82d28f96fbcddcba727159891d125a.jpg

Какие риски видит Марина Мозжерова в сегодняшней ситуации с коронавирусом? Прогноз пессимистичный:

"Не хочу быть Кассандрой, но ожидания мрачные. Нехватка коечного фонда сейчас - далеко не самое страшное. Хуже, что за 20 лет у нас руководители привыкли врать, рапортуя о достижениях, успехах и прекрасном обеспечении, тогда как не хватает всего. Смотрите, как началось? Главврачи говорят что средства индивидуальной защиты есть, врачи пишут, что нет масок и дезинфицирующих средств. Главврачи запрещают брать "гуманитарную помощь" от коллег и профсоюзов (Боровичи, Реутов). Врачи, сестры, работают без защиты или с минимальной защитой, заражаются. А руководство действует привычными методами: идите и работайте а не то... Или опять взывают к Гиппократу. Никто не думает, что философия "бабы еще нарожают" тут не сработает, врачи - товар штучный, их надо лет десять готовить. Суммируем нехватку кадров, которая уже была с убылью в результате показухи. Кто-нибудь думал, кем заменят действующих врачей, если заразится даже 25% ? В Уфе еще эпидемия не развернулась, а уже 140 человек вышли из строя. Как только закончатся медики, эпидемия будет развиваться как в 16-м веке. Это конечно, апокалиптический сценарий, но надо ведь включить мозги руководству" - возмущена врач.

Анастасия Васильева считает, что смертность в столице увеличится не только из-за коронавируса:

"В закрытой инфекционной больнице в Печатниках в Москве было 750 коек. И там были отдельные боксы, не палаты. Если бы эти больницы были и туда клали людей, этого ужаса сегодняшнего можно было избежать. По системе Семашко в Советском Союзе создана была сеть инфекционных больниц, конечно же, справились бы с коронавирусом, как Китай. Потому что были больницы и были четкие алгоритмы, которых сейчас нет. В Москве закрылось только три больницы инфекционных, которые я знаю. Детские инфекционные № 12 и № 8 и взрослая № 3. Половина еще одной больницы не работает, потому что закрыли один корпус, он был совсем в плохом состоянии. Всеобщая оптимизация прошла по России - закрыли не только инфекционные больницы, они сократили коечный фонд. При этом население в Москве не уменьшается, а только увеличивается. Естественно, многие больницы стоят отремонтированные, роддом № 10, например. Басманная больница закрытая стоит много лет. Штук 60 больниц закрыли. Во-первых, чем плохая ситуация с оптимизацией - больные никуда сейчас с сердечной патологией не делись, с инфарктами, инсультами, почками.

Но все больницы сейчас под коронавирус перепрофилированы. А куда деваться всем остальным? В итоге это сокращение коечного фонда привело к масштабной проблеме. Сейчас уже нельзя разделить "чистые" больницы от "грязных", но, тем не менее, пневмонию можно было не везти в несколько больниц, где обслуживать и лечить пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и т.д."






093ae71ab58c242096595efc942b6046.jpg

Кандидат медицинских наук, врач-психотерапевт Владимир Жиров уверен, что оптимизация напрямую влияет на ситуацию с распространением эпидемии коронавируса в стране. Последствия нынешних непрофессиональных действий руководства города москвичи будут испытывать на себе долгое время:

"Закрыто более 60 больниц, медперсонал из которых был вынужден переходить либо в другие больницы, либо в платные центры, т.е в новые коллективы, некоторые вообще ушли из медицины, а медицинский персонал пенсионного возраста, наиболее опытные, ушли на пенсию.

Для инфекционных больниц предъявляются совсем иные требования, чем для обычных стационаров и, следовательно, закрытие инфекционных больниц и увольнение специалистов не может проходить бесследно. В настоящее время переоборудование других стационаров, не говоря уже о переоборудовании родильных домов, очень здорово аукнется после завершения эпидемии. Сейчас стационары общего профиля, учитывая их неприспособленность для лечения инфекций, зачастую являются рассадниками инфекции. Кроме того, безобразная организация тоже накладывает свой отпечаток. Отсутствие, или недостаток врачей-инфекционистов также ухудшает качество лечения" .

e1960403bd290ff2bdd08b25ae3c105f.jpg

Конечно, смертность возрастет и возрастет не от короновируса, а от сердечно-сосудистых заболеваний. Те люди, к которым скорая успевала приезжать с инфарктами, с острыми сосудистыми синдромами, теперь не будут спасены, потому что нужного количества машин скорой помощи просто не хватит. Медики пропустят тот самый "золотой час", когда человеку с инфарктом и инсультом можно помочь.

"Те больницы, что были рядом, куда можно было довезти за 5-10 минут, если это какой-нибудь инсульт, где счет идет на минуты, скорых нет, больниц мест нет. Все крупные больницы переполнены, они не справляются с этим потоком, уже все переполнено, куда деваться? Некуда. А были бы открыты больницы № 6, № 9, № 11 - они бы работали, помогали людям. Сокращать коечный фонд и сокращать персонал и врачей - преступление против нации. Я говорю не только про Москву",- утверждает Анастасия Васильева.

89f16f055355bcb2d1f5dfdce0036d2e.jpg

"Оптимизация - это катастрофа. Москва может еще как-то справится, хотя уже скрипит все по швам. Что творится сейчас в больницах! Дикость. Когда заходишь в приемное отделение, там стоят скорые и работники скорой стоят, чтобы сделать КТ (компьютерную томографию - ред.), чтобы определить степень поражения легких. Невозможно пройти КТ, там стоят в бесплатных больницах толпы. КТ с контрастом стоит очень дорого в платной клинике. Сказать, что ситуация сейчас тяжелая - ничего не сказать. Скорее всего пик заболеваемости придется на конец апреля - начало мая. И только к концу мая мы потеряем много людей в Москве", - с пессимистичным прогнозом эпидемии в стране Анастасия Васильева тоже согласна.

6823bca3b6c649cc84cb3e99994211bc.jpg

Впрочем, не все опрошенные согласны со столь мрачной оценкой ситуации. Некоторые считают, что сложная ситуация не должна давать повода для панических настроений и даже обвиняют СМИ и чиновников в нагнетании истерии:

Сергей Ветошкин предупреждает о негативных последствиях непродуманной политики запугивания людей:

"Как по мне, истерия нагнетается однозначно, а неумелые действия властей, непрофессионалов в здравоохранении, только усиливают эффект панический у населения. Специально или нет, тут трудно сказать. Но учитывая, как это делается в государственных средствах массовой информации, есть подозрение, что возможно и правда специально. Вопрос только для чего, пока не до конца мне ясен. Любая истерия грозит повышением панических настроений, тревоги и страхов, возникновением депрессивных расстройств вплоть до суицидальных настроений, а также может подтолкнуть к алкоголизации и употреблению людьми психоактивных веществ, с возможной агрессией к окружающим. С точки зрения общего соматического здоровья, это всё приводит к снижению, как индивидуального иммунитета, так и общего иммунитета общества".

7b9eabde350ccff3325defd17616722a.jpg

Не припомнит такой ситуации с массовым нагнетанием панических настроений в обществе на своем долгом веку и Владимир Жиров:

"Я за свою длительную врачебную практику пережил не одну эпидемию и не помню такой истерии, которая разыгрывается сейчас. Просто когда население в панике - им легче управлять. Если посмотреть сообщения в социальных сетях и комментариях к ним, то становится очевидным, что массовая пропаганда официальных СМИ ставит людей в состояние дисстресса, который снижает иммунитет, обостряются хронические заболевания, нередко происходит гормональная сшибка. А людей старшего возраста происходит ломка привычного стереотипа поведения, т.е. жизненного уклада, что безусловно в комплексе в информационным хаосом приводит к возникновению тревоги и, как следствие, еще больше вызывает разрыв слабых звеньев в цепочке жизнедеятельности. Нередко тревога и состояние неопределенности заканчивается развитием панических атак, иногда депрессией иногда с суицидальными тенденциями. Я последние 25 лет работал психотерапевтом и на практике видел к чему приводит паника и информационная энтропия." - считает Владимир Жиров.

9a12c2abd6497546e3b07164b02cae6d.jpg

Фото сделаны на митингах против оптимизации медицины в Москве в 2015 году

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
admin, 11 февр. 2019 г., 16:26
Отменить
Отменить