Показать на карте
Правосудие
119 0 1
Пост

Шерга Екатерина

"Эпидемия позволяет делать немыслимые вещи" - адвокат Мария Эйсмонт о "карантинном правосудии"

Текст

В период карантина тысячи людей и так изолированы от общества - они находятся в тюрьмах и СИЗО. Адвокат Мария Эйсмонт рассказывает «Активатике» о том, как в эпоху эпидемии изменились работа адвоката, условия, в которых находятся подсудимые.

- Мария, какой ответ на коронавирус подготовила российская судебная система? Что такое - правосудие времен карантина?

- Яркий пример «карантинного» правосудия: рассмотрение ходатайства следователя о продлении сроков содержания под стражей без участия самого обвиняемого. То есть в зале сидят следователь, прокурор, адвокат, судья и секретарь судебного заседания, а самого человека, чья судьба решается, нет. Следователь представляет справку из СИЗО о том, что там карантин, суду этого достаточно. Вопрос: если даже согласиться с тем, что вывоз из изолятора опасен с эпидемиологической точки зрения, и потому невозможен, почему нельзя организовать видеоконференцсвязь? Чтобы судья хотя бы на экране монитора видел человека, которому продляет срок содержания под стражей. Получается, что у обвиняемого нет возможности хотя бы формально сказать три слова в свою защиту, объяснить, почему он на самом деле неопасен для общества и не собирается скрываться и уничтожать доказательства. Почему его вообще нет в зале судебных заседаний при том, что рассматривается важнейший вопрос, касающийся его конституционного права на свободу?

- Но почему не обеспечить видеотрансляции?

- Сложно ответить. Возможно, сначала было просто лень организовывать такое количество видеоконференций. А потом выяснилось, что это прекрасно сходит с рук. Как говорится, «А что, так можно было?» Да, оказывается так можно. И это вошло в «карантинную» московскую судебную практику, что очень, очень плохо. И где гарантия, что подобную практику не захотят продолжать после окончания эпидемии?

- Как изменились ваши возможности контактировать с подзащитными? Вы с ним разговариваете только дистанционно, личное общение невозможно?

- Нет, почему же? Мы общаемся лично.

- А как это теперь происходит?

- Если вы имеете в виду тех, кто находится под стражей, то адвокатов допускают в изоляторы и колонии. При этом некоторые учреждения требуют, чтобы на адвокате были при этом маска, бахилы и перчатки (в “Матроской тишине», например, этого достаточно), другие пускают только в костюмах химзащиты. (Так происходит, например, в московских СИЗО-7, в СИЗО-12.) Костюмы выдаются там же, а поскольку их ограниченное количество, то дезинфицировать после каждого посетителя их не успевают, и берешь с чужого плеча. В принципе, можно приехать со своим, и я себе купила такой беленький красивый костюмчик Тайвек, который вожу по СИЗО.

- А как происходит само общение?

- Общение сейчас происходит не в отдельных следственных кабинетах, как это было раньше, а в помещении для краткосрочных свиданий. То есть надо общаться через стекло, через телефонную трубку, которую мы обильно обрабатываем антисептиками. Удобным и безопасным такое общение никак не назовешь, поскольку эти помещения для свиданий с родственниками поделены небольшими перегородками, и когда в соседних отсеках находятся адвокаты и следователи (иногда по 2-3 на отсек) то расстояние между вами гораздо меньше положенных полутора метров. Для этого, видимо, костюмы химзащиты и требуются, но вот общение через трубку и стекло означает, что с подсудимым невозможно обменяться записочками и документами, их приходится передавать через сотрудника СИЗО, а разговоры по телефону могут легко прослушиваться. То есть стоит большой вопрос о соблюдении адвокатской тайны.

- Как изменилось положение людей, которые находятся в СИЗО?

- Мне сложно говорить за всех, кто сидит в СИЗО, у нас большая страна и много регионов, и во многих регионах несколько СИЗО и колоний. Но мы можем совершенно точно сказать, что у них, так же как и у нас всех, жизнь изменилась, в нее вошел коронавирус, и если по эту сторону колючей проволоки мы его опасаемся, или даже боимся, то сложно считать что по ту сторону нет такого же страха. Про тюремную медицину говорят часто и много, и мы хорошо понимаем, что болеть в тюрьме не рекомендуется, тем более болеть тяжело. Есть заключенные с хроническими заболеваниями, пожилые, больные туберкулезом и ВИЧ, понятно, что они входят в зону риска и им сейчас страшнее, чем молодым и относительно здоровым. У нас есть очень скудная информация от ФСИН о количестве зараженных внутри системы. Не хочу спекулировать, из моих подзащитных пока никто не заболел. Вместе с тем, во всех учреждениях, о которых я знаю не понаслышке, с начала «периода самоизоляции» запрещены свидания с родственниками и передачи, принимаются только посылки. Можно положить деньги на счет, и человек что-то купит в тюремном магазине, но там, понятное дело, ассортимент не такой разнообразный, как если бы родственники передачу собирали, да и цены кусаются. Там, где работает система «ФСИН-письмо» для отправки электронных писем общение с родными происходит через нее, но не везде она есть и не везде одинаково хорошо работает.

76a89dfc869c36d328ad4372b4147089.jpg

- А на какой срок запрещены свидания?

- Пока это не ясно. Скорее всего, до каких-то специальных распоряжений, которыми ознаменуется окончание карантина. Хотя, опять же, мне непонятно, в чем проблема разрешить свидания с родственниками через стекло. Если адвокаты и следователи ходят в эти комнатки для свиданий и общаются с арестованными и осужденными, и это считается безопасным для них (ведь вирус через стекло не проходит), то почему нельзя точно так же пускать родственников? В таких же масках и костюмах, если хотите. В чем проблема?

- Когда вы выезжаете из Москвы куда-то, например, в Подмосковье, или другие регионы, вы обязаны как-то это обосновывать?

- Нет, проблем с выездами в Подмосковье у меня не было: за полминуты на сайте mos.ru. можно оформить пропуск, привязанный к удостоверению адвоката, а адвокаты могут свободно перемещаться по Москве и области. С регионами, где введен 14-дневный обязательный карантин для всех приезжающих, сложнее. У меня было два судебных заседания в Краснодарском крае, в которых я участвовала по видеоконференцсвязи из-за этой ситуации. Но это не были заседания по существу дела, когда, очевидно, требовалось бы исключительно личное участие. Впрочем, уже есть позитивное решение Нижегородской прокуратуры по жалобе двух моих коллег, которым фактически не дали ознакомиться с материалами дела из-за того, что они прибыли из Москвы и не отсидели две недели в самоизоляции, нижегородская прокуратура сочла, что на адвокатов не должны распространяться эти требования карантина. С другой стороны, в каком-то регионе, кажется на Урале, другого коллегу не допустили в процесс из-за того, что он, прилетев из Москвы сразу приехал в суд для участия в процессе, а не сел в гостинице. Так что пока не очень понятно, как работать в «закрытых» регионах.

В Москве у адвокатов проблем с передвижением нет, ну или по крайней мере я о них не слышала, так будет точнее. Я сразу же оформила пропуск на машину, чтобы автоматически ее не штрафовали камеры, но у меня его ни разу не спросили, хотя очень часто проезжала мимо постов. Единственный раз, когда меня останавливали для проверки документов после объявления режима «самоизоляции», был до введения цифровых пропусков, мы ехали в Мосгорсуд по делу Котова, я везла свидетелей, сотрудник полиции, который остановил машину был очень удивлен, узнав, что какие-то суды идут в такое время.

- Одним из самых известных дел, где вы принимали участие как адвокат, было дело Константина Котова. Такое впечатление, что процесс провели как-то очень торопливо, быстро, пока общественность была занята проблемами карантина и эпидемии.

- По делу Котова мы несколько раз просили процесс отложить: это резонансное дело, в нем огромное количество свидетелей, которых надо было допросить, одних адвокатов 15 человек, и среди нас есть те, кто был вынужден сидеть на самоизоляции. Не было никакой срочности в рассмотрении этого дела после окончания пандемии, кроме одного: мера пресечения у Кости была – содержание под стражей, и с этой точки зрения конечно дело становилось срочным. Мы говорили: измените меру пресечения, для этого есть все основания: ненасильственное преступление средней тяжести, регистрация в Москве, доход, работа, поручительства, семья… Отпустите человека из-под стражи, а после пандемии мы приведем в суд всех наших свидетелей без риска для их здоровья, и они дадут показания. После пандемии и процесс можно будет провести открытый, как и должно быть: с прессой, публикой. Но нам сказали нет, меру пресечения Котову мы менять не будем, а дело рассматривать будем, так что свидетелей или везите, рискуя их здоровьем, или без них разберемся. Прессу мы не пустим, потому что опасно, а адвокатам не опасно, потому что тут бактерицидная лампа. Да, в суде нам предоставили очень просторное помещение с бактерицидной лампой, портретами Плевако, Монтескье на стенах, просторным залом, в котором была возможность рассадить 10-15 журналистов через два метра друг от друга. Ну и больше половину важных свидетелей не смогли прийти из-за эпидемии. А наши ходатайства о допросе свидетелей с помощью видеосвязи были отклонены.

- При этом представителей прессы в суд не пустили вообще?221aedf6563066952c14c5a313e2d657.jpg

- Да. Хотя зал, как я уже говорила, был большой, и вполне можно было усадить с учетом этой необходимой социальной дистанции еще как минимум человек 10 журналистов. Но их не пустили, объяснили, что в условиях сложной эпидемиологической ситуации процесс закрыт для прессы, но пресс-служба предоставит видеозапись. Ну и какую видеозапись в результате предоставили? Первые кадры - как мы там все собираемся. Дальше весь процесс был закрытым, никто его не снимал. И следующие кадры - как мы уже стоим и ждем оглашения. Ну и само оглашение.

Но это совсем не то, как если бы присутствовали журналисты. Они бы вели онлайн трансляции. Они бы слышали все выступления в прениях, допрос свидетелей. А нам прислали картиночку и говорят: “Вы видите, процесс освещала пресса!” Но пресса не освещала процесс! Хотя могла бы!

- В таком случае, как, по-вашему, должна сейчас действовать российская судебная система?

- Судебная система и до кризиса, и во время него должна действовать исходя из тех принципов которые прописаны в законе: гласность, независимость, уважение чести и достоинства личности, охрана прав человека и гражданина, равенство всех перед судом. Нельзя проводить процесс с риском для жизни и здоровья свидетелей (это если бы мы всех свидетелей по Котову потащили бы в суд), но и право на защиту должно уважаться. Нельзя продлевать стражу заочно, это нонсенс! Как действовать в период эпидемии? Прежде всего, давайте подсудимых, которые обвиняются в ненасильственных преступлениях, старых, больных (кроме тех, которые обвиняются в каких-то страшных преступлениях против личности), переведем под домашний арест! Это не значит отпустим! Это значит - уберем из изоляторов, которые перегружены. Так мы сразу решим кучу вопросов. Не будут толпиться в таком количестве в изоляторах адвокаты и следователи. Не нужно будет устраивать встречи с подсудимыми в этих помещениях для краткосрочных свиданий, где невозможно соблюдать адвокатскую тайну. Разгрузите изоляторы! Это нормальный, разумный шаг. Но нет, никто этого не делает.

Если резюмировать, коронавирус для многих стал такой хорошей отмазкой. Теперь можно делать вещи, которые были бы немыслимы в другой ситуации. И кто знает, не сохранится ли это потом, когда эпидемия прекратится?

Фото обложки - Александра Астахова

Activatica.org - некоммерческий проект, посвященный гражданскому активизму в России3200699c0cc8ad2b82fa23a21a2e0d7b.png

Яндекс-кошелек - Ваша поддержка поможет нам рассказывать больше историй граждан России, пытающихся менять свою страну к лучшему, организовывать репортажи и трансляции с мест событий, проводить журналистские расследования. Большое спасибо всем, кто нашел возможность помочь проекту!


Активатика в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма.

Новости гражданского активизма - теперь и в формате видео на нашем канале

Документы

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Отменить
Отменить