Показать на карте
Культура
0 1

20 янв. 2021 г., 16:15 Эта версия еще не проверена модератором

Посмотреть все версии

Статус : Не решается

Убийство Опалихи (Красногорск)

Описание проблемы

Почему проблема заслуживает внимания общества?

Ссылки

Документы по проблеме

Главное управление культурного наследия Московской области повторно распорядилось снять с госохраны парк усадьбы "Опалиха-Алексеевское". Соответствующее распоряжение опубликовано на сайте ведомства. Документ предписывает согласиться с отрицательной экспертизой инженера-строителя Натальи Коляденко из Саратова: кому же, как не ей, знать ценность парка подмосковной Опалихи! Положительная, направленная на сохранение парка экспертиза отделения ВООПИК Московской области, в основу которой положено многолетнее фундаментальное исследование парка и истории усадьбы Опалиха ведущими специалистами страны, не принята в расчет.

Как знают все наши читатели, это повторение уже однажды сыгранного сценария: войны экспертиз.

23034db2aa9b2fe378b2f58e928fcf77.jpg

Поднадзорные СМИ вовсю трубят о том, как будет хорошо, когда исторические остатки вырубят и понастроят домов, до этого привести территорию в порядок мешал статус выявленного объекта культурного наследия. Ни слова о том, что это – единственный в Подмосковье парк эпохи раннего классицизма, дошедший до нас почти в неизменном виде с середины XVIII столетия, история которого связана с именами выдающихся государственных деятелей России и представителей отечественной культуры и науки. Ни слова о том, что последние годы парк специально изничтожался застройщиком «СИТИ XXI век», что за него боролись не только рядовые жители, но и статусные специалисты. Наконец, ни слова о том, что на сторону защитников парка встал Верховный суд, который признал незаконным решение ГУКН о выведении парка из списка выявленных памятников: по сути, признал ничтожной экспертизу г-на Траскунова и принятое госорганом на ее основе решение. После разоблачительного демарша в Верховном суде руководство ГУКН должно было бы дружно написать «по собственному», но – нет…

36fe6f72f2bf5055d70a205264f97a97.jpg

«Летопись» защиты усадебного парка приводит в своем ФБ Евгений Соседов.

Опалиха стала моментом истины и четко показала раскол в профессиональном сообществе и среди рядовых жителей, ну и многократное повторение ситуации не оставляет сомнений, на чьей стороне госорган. У комитета по охране наследия были все шансы защитить парк: экспертиза (выполненная, кстати, не за счет бюджетных средств, а силами и на деньги общественников и неравнодушных граждан-сочувствующих), поддержка профессионалов и активистов. Но…

Верная примета: если у ГУКН МО есть две взаимоисключающие возможности – поставить тот или иной объект на госохрану (и тем самым спасти от сноса или другой формы уничтожения) или отказать в госохране (тем самым фактически подписав смертный приговор) – будьте уверены, что ГУКН МО выберет второй вариант. Парадоксально, но факт: защищающий орган «сливает» объекты, а выделяемые государственные средства тратит на экспертизы, отказывающие в госохране… Другими словами, на наши с вам налоги идет уничтожение культурного наследия, еще и под эгидой госоргана, который якобы его защищает. Это уже стало нормой в работе ГУКН МО. Повторяется неоднократно. Проверено не единожды: какие бы силы-экспертов-именитых специалистов-вновь найденные архивы ни были привлечены к сохранению, но – нет. ГУКН МО дороже выводы заезжих экспертов сомнительных профессий…

Вот какой комментарий дал нам член Центрального Совета ВООПИК Евгений Соседов:

64e0238e31889bae0fef9d07728e32f4.jpg

«Мы уже давно привыкли к тому, что двойные стандарты, махинации с документами, датами и установленными процедурами рассмотрения экспертиз стали "фирменным стилем" работы Главного управления культурного наследия Московской области, однако на этот раз Управлением взята новая высота.

8f00be629da13a869ebe65a777d83f5b.jpeg

Во-первых, высокопоставленный сотрудник органа охраны памятников Е.В. Магомедова излагает в сводке предложений по экспертизе уже какую-то совсем оголтелую и просто неприличную ахинею, озвучивать которую раньше решался только застройщик. Чего стоят только заявления о том, что поэт Валерий Брюсов перепутал в своем письме Опалиху и Архангельское или, например, утверждение, что весь парк был высажен во второй половине XX века, а до того там существовал лишь фруктовый сад, имевший исключительно хозяйственное назначение. Здесь сложно подобрать приличные слова для комментария и можно лишь развести руками.

Во-вторых, это, конечно, удивительная последовательность и настойчивость органа охрана памятников в защите интересов не памятника, а застройщика, вопреки решению Верховного Суда, позиции двух научно-методических советов и еще десятков ведущих экспертов страны. И никакого компромисса - даже вырубка 2/3 парка и урезание его границ на 7 гектаров из 11 им показалось недостаточным.

И в-третьих, это какая-то совершенно ошеломляющая ложь, которая использована для формального отклонения экспертизы ВООПИиК. В своем ответе ГУКН ссылается на два якобы имеющих место нарушения порядка проведения экспертизы: 1) проведение экспертизы неаттестованным экспертом 2) отсутствие современной фотофиксации объекта. И то и то является открытой, разнузданной ложью. Экспертиза была начата в июне 2017 года и завершена в ноябре аттестованным Минкультуры экспертом Верой Николаевной Шеренковой, в чем каждый может убедиться, зайдя на сайт Минкультуры России. Факт того, что раз в три года эксперты проходят переаттестацию и между сроком истечения экспертного статуса и новой аттестацией неизбежно возникает временной разрыв в месяц - не означает, что экспертиза, которая шла четыре года и заключение которой подписано аттестованным экспертом, недействительная.

11e436128eca0bdced18ecf008749b2f.jpeg

Надо сказать, что ГУКН регулярно принимает решения на основании экспертиз, выполненных по заказу ГУКН, где в сроке проведения экспертизы содержатся такие же разрывы в аттестации эксперта. Двойные стандарты здесь налицо. Второе нарушение, которое предъявляет ГУКН: якобы "акт экспертизы также не содержит натурных (фотографических) изображений объекта, его современного состояния, на основании которых в указанном акте экспертизы определен предмет охраны и сделаны выводы об историко-культурной ценности объекта".

Трудно комментировать эту чудовищную ложь, так как материалы современной фотофиксации парка занимают в экспертизе более 100 страниц, с 97-й по 199-ю. Это фотофиксация 2016, 2017, 2018, 2019 и 2020 годов, показывающая состояние объекта культурного наследия в динамике последних лет и доказывающая сохранность предмета охраны. Более того, на сс. 178–199 размещена фотофиксация октября 2020 года (!), и с коптера и, так сказать, с земли. Да и сам состав предмета охраны на сс. 63–71 для пущей верности детально проиллюстрирован современной фотофиксацией.

c4a1c508dbf9436736b44bcec1c4113f.jpg


Стоит ли говорить, что в других случаях ГУКН с радостью принимает экспертизы, содержащие лишь несколько фотографий пятилетней давности, а, например, в случае исключения памятников из списка выявленных довольствуется и вовсе отсутствием любых фотографий (как было с экспертизой Траскунова по Опалихе) или же бледными фотографиями, пересканированными с нашей бумажной заявки (как было в случае с экспертизой Кудрявцевой на снятие с охраны Дачи Афинского).

Ну и наконец стоит сказать, что ГУКН грубо нарушена норма ст. 18 ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», в соответствии с которой ГУКН не вправе было принимать решение по экспертизе на статус федерального памятника самостоятельно, а должно было в 30-дневный срок направить экспертизу на рассмотрение в Минкультуры РФ. Насколько мне известно, туда она не направлялась. Этот срок истекает лишь 19 декабря».

Фото: Материалы ГИКЭ ВООПИК Московской области

2b6d911d3f6e9927dc642493be28565f.jpg


Татьяна Лаврентьева, член президиума МОО ВООПИК, кандидат исторических наук, автор многолетнего архивного исследования по Опалихе:


– Опалиха – место высочайшей сохранности: система прудов, редчайший для Подмосковья узкий пруд-канал, аллеи, сохранившаяся историческая планировка… Но при этом – до наших исследований – место малоизученное и недооцененное. То, что с него снята госохрана и то, в каких формулировках и какими методами это сделано, можно назвать только двумя исчерпывающими словами: варварство и бескультурье, даже какая-то дремучесть. А еще, пожалуй, наглость: говорить, что Валерий Брюсов перепутал усадьбу Опалиха, в которой жил, с Архангельским, притом что в его письмах черным по белому указано место – под силу только людям, потерявшим всякие рамки. Скорее, это наши чиновники бы перепутали Архангельское с Опалихой, но никак не выдающийся поэт Серебряного века и тонкий знаток русской культуры.


Вот строки его письма: «В этом году, так как мне придется часто бывать в Москве по делам редакции "Русской Мысли", мы живем близко от города, в местечке Опалиха по Виндавской ж д. Местность здесь, впрочем, довольно приятная и лесистая. Говорят, это – бывшее имение кн. Юсупова. В парке еще есть обломки старинных статуй, "Венер и граций"».


С 2016 года мы с коллегами ведем активную архивную работу, обнаружили огромное количество ранее неизвестного материала, который ждал своего часа. Мы нашли информацию, которая теперь будет введена в научный оборот. И мы убедились, что усадьба и парк Опалихи – для Подмосковья редчайшие сохранившиеся образцы.


Мы работали в фондах РГАДА (там личный фонд Юсуповых и дела по межеванию), ЦГА Москвы, ЦГАМО, с Музейной коллекцией русского отдела Эрмитажа. И нигде мы не видели ни одного документа, в котором бы говорилось, что парк вырубался. Вы только представьте: он дожил до революции, пережил Гражданскую, Великую Отечественную, потом в послевоенное время и даже еще в начале XXI века тоже бережно сохранялся – благодаря важным ведомствам, занимавшим усадьбу.


Опалиха как-то всегда была неброской, а с углублением наших исследований она, словно спящая красавица, стала «просыпаться». И мы пережили абсолютно завораживающий момент ее проявления.


Особенно когда совместили план 1820-х годов, обнаруженный в Юсуповском фонде Эрмитажа Б. Бочарниковым, и план, составленный специалистами Свода памятников в 1990-х. Они точно совпали! И, кстати, когда юсуповский план накладываешь на космоснимок, то также видно, что основные элементы парка - на своих местах: и пруды, и планировочная сеть, и старые дороги…

Нам как специалистам, вложившим много сил и души в это исследование, конечно, чрезвычайно тяжело видеть, что наш труд искусственно обесценивается. Но самое страшное, что обесценивается уникальное место, уникальный культурный пласт Подмосковья. То, что достаточно просто сохранить – может быть просто уничтожено.

e60ed3175ad6169092a53a821e35722b.jpg


От редакции. Пример Опалихи, на наш взгляд, демонстрирует глубинную и, если можно так выразиться, фатальную проблему современной системы охраны культурного наследия России. В этой системе, несмотря на изобилие нормативных актов и инструкций, нет никаких сдерживающих механизмов защиты от вандализма, если он диктуется коммерческими интересами или административными резонами. Когда рычаги управления оказываются в руках людей, для которых сохранение наследия занимает примерно 127-е место в списке жизненных и национальных приоритетов, либо готовых жертвовать наследием по команде свыше или по заказу снизу – никто и ничто не может их остановить. А выполнение установленных законом процедур оборачивается на деле механическим оформлением вороха бумажек, легализующих торжество произвола или частного интереса над общественным интересом сохранения культурного наследия России.

Фото: ФБ Евгения Соседова


ХРАНИТЕЛИ НАСЛЕДИЯ: https://hraniteli-nasledia.com/articles/vandalizm/...


Документы по проблеме

Уже следят 1

Комментарии


Отменить