Показать на карте
Природа и экология, Здоровье, Качество жизни
0 1

05 мая 2016 г., 17:17 Эта версия еще не проверена модератором

Посмотреть все версии

Статус : Решается

«Красный Бор» – ядовитая проблема длиной в полвека

Описание проблемы

Почему проблема заслуживает внимания общества?

Документы по проблеме

Полигон по захоронению токсичных отходов "Красный Бор", построенный как опытный, временный и проработавший почти 50 лет, остаётся "Химическим Чернобылем", угрожающим миллионам жителей Ленинградской области и Санкт-Петербурга.

Полигон по захоронению промышленных токсичных отходов «Красный Бор», который давно называют «Химический Чернобыль», был создан в 1970 году в Ленинградской области в порядке эксперимента. Через пять лет он должен был закрыться. Лет через 15 стало ясно, что он не соответствует нормам безопасности, но полигон продолжал работать.

К концу 80-х, когда политика гласности позволила говорить ранее невозможное, полигон стал объектом острой критики многочисленных экологических организаций. Одним из главных и принципиальных противников полигона стало Ижорское зелёное движение (год основания 1989, председатель Александр Кононыхин).

Уже в то время государственные организации, во главе с новым органом Ленкомприродой, пытались закрыть полигон в связи с его особой опасностью, но встал вопрос альтернативы. Вывозить опасные химические отходы было больше некуда.

После очередной попытки закрытия в центре Колпина неизвестный КАМаз вылил цистерну химических отходов и полигон вновь заработал.

В 1995 году Правительство РФ поддержало предложения администраций Санкт-Петербурга и Ленинградской области создать на базе полигона первое в России предприятие по переработке токсичных отходов. Но и эта попытка решения проблемы провалилась.

В те годы, как и сейчас, шла борьба между теми, кто хотел модернизировать старый полигон и теми, кто говорил: «Нет! ядовитой помойке не место в густонаселённом районе!».

fb965e62d8d0466ea031fcdd1bd0dd21.jpg

фото Гринпис

«Ижорское Зелёное Движение» чётко изложило позицию экологов:

1. Строительство нового завода по переработке и захоронению токсичных промышленных отходов Санкт-Петербурга и Ленинградской области на новом, малонаселённом месте. (Существует 13 исследованных и пригодных для размещения площадок – по данным СевЗапгеологии).

2. Консервация полигона «Красный Бор».

Отстаивая эти два пункта, Александр Кононыхин приводил доводы, которые актуальны и сейчас. Вот некоторые из них:

– предложения основываются на Решениях власти, в частности, решении Ленгорсовета N 152 от 13.04.91 г. «О полигоне по приему и переработке токсичных отходов промышленных предприятий в Ленинградском регионе»,

– введённый в эксплуатацию в 1970 году как опытный, полигон не отвечает требованиям природоохранных норм и правил проектирования, строительства и эксплуатации природоохранного сооружения,

– срок эксплуатации полигонов ограничен в соответствии с Санитарными нормами и правилами периодом 20-25 лет,

– в санитарно-защитной зоне находятся населённые пункты: Мишкино, Феклистово, Поркузи, Красный Бор и открытые водоёмы: реки Большая Ижорка и Тосна, впадающие в р.Неву выше водозаборов питьевой воды для Санкт-Петербурга.

«Ижорское Зеленое Движение»,А.Кононыхин, 12 мая 1999 г.

6af54c04d92a3ed09183f8a82fae8dd2.jpg

фото Гринпис

К 2000 году газеты Санкт-Петербурга описывали те же проблемы полигона, которые горячо обсуждаются сейчас, через 16 лет!

«Под Богом мы ходим аж с 1994 года, когда экологическая ситуация на полигоне вышла из-под контроля. Сегодня уровень воды в котлованах выше уровня земли на 4 метра, и дирекция полигона для увеличения ёмкости бассейнов подсыпает по краям глину. Места нет, но полигон продолжает принимать яд со всего Питера… за неимением (как нам сказали) территории, контейнеры со смертельным грузом либо валяются на поверхности, либо сбрасываются в котлованы с жидкими органическими отходами. А уж какие химические соединения там образуются, не знает никто.

Самый опасный период – весна. Котлованы во время весенних паводков переполняются, и работники полигона, врачи из областной и районной ГСЭН днем и ночью наблюдают за ситуацией. «Пока нам везло», – говорят они.

Чтобы хоть как-то справиться с ситуацией, в своё время местные умельцы разработали и собрали специальные печи для сжигания отходов. Сегодня из восьми печей в рабочем состоянии (если их состояние вообще можно назвать рабочим) находятся только три. И работают они круглые сутки. Кстати, сжигание органических отходов должно происходить при температуре не менее 1300 градусов. При меньшей образуются ещё более вредные вещества - диоксины.

Один из сотрудников полигона простодушно поведал, что перед приездом высоких комиссий директор завода звонит рабочим, и те выставляют на термометрах 1300…».

«Петербург Экспресс», 25 октября 2000 г.

«Учитывая необходимость такого завода для обеспечения экологической безопасности Санкт-Петербурга, Правительство РФ включило его строительство в перечень строек, которым осуществляется государственная поддержка из средств федерального бюджета. С начала строительства (1994 год) освоено средств на сумму 80 млн руб, из них оплачено 73,8 млн (суммарно, в ценах соответствующих лет). В настоящее время объект включён в федеральную программу «Отходы».

РИА «РосБизнесКонсалтинг», 29 сентября 2000 г.

В октябре 2000 года в Санкт-Петербург прибыл глава Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР)Жан Лемьер и объявил, что банк даст денег на решение проблемы полигона «Красный Бор».

Вся программа оценивалась в $8-10 млн. Кредит ЕБРР составит $5,5 млн.

Долгие годы проблема полигона «решалась» в основном на словах. Кардинально ничего не менялось. Полигон оставался на прежнем месте и продолжал принимать опасные отходы, угрожая всему живому вокруг, создавая реальную опасность загрязнения Невы в районе городского водозабора, дающего воду миллионам людей.

Говорили о проблеме много и горячо, но к конкретным действиям, могущим решить проблему, отношения властей было более чем холодным. Об этом, в частности, заявил директор Экологического партнерства Северного измерения (ЭПСИ) Яакко Хентонен: «В Петербурге просто нет желания работать в этом направлении. Все желания какие-то виртуальные. Был начальником комитета по природопользованию Голубев, сейчас Матвеев, говорили – да, нас волнует эта проблема, завод нужно строить. Но практически ничего не делается».

В мае 2010 года эксперты Гринпис исследовали ситуацию с полигоном, на который только за 5 лет из бюджета было выделено более полумиллиарда рублей, а также получен кредит ЕБРР на сумму 5,5 млн. долларов.

Гринпис обнародовал результаты исследования сточной воды полигона «Красный Бор». В канале, который отводит фильтрат полигона в реку Большую Ижорку - приток Ижоры обнаружен целый ряд токсичных веществ в крайне высоких концентрациях: тяжёлых металлов, полихлорированных бифенилов, фталатов и фенолов. Концентрация ртути оказалась 56 раз больше предельно допустимого уровня, установленного для рыбохозяйственных водоемов, а фенолов - в 2 100 раз. Содержание в пробе полихлорированных бифенилов, обладающими свойствами, схожими с диоксинами, было выше безопасного в 650 раз.

Как тратились деньги ЕБРР пояснил в 2011 году зампредседателя комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга Николай Сорокин: «Европа не выделяла деньги на сам полигон. Деньги шли на финансирование деятельности специалистов, которые шли на их исследования, оплачивалась их работа. На строительство деньги не шли».

1ce4edb69cca2c8483ca85a5519fc04b.jpg

фото Гринпис

В последующие годы ситуация резко накалилась и важные новости пошли одна за другой.

В 2014 году работа полигона была прекращена – в связи с системными нарушениями в технологиях обращения с отходами Росприроднадзор отказался продлевать лицензию на приём опасных отходов. В декабре 2014 лицензию предприятие всё-таки получило, однако надзорное ведомство не внесло предприятие в федеральный список объектов размещения опасной «химии». Причина – не устраняемые предприятием нарушения.

В июне 2015 года сотни человек собрались в с. Никольское на митинг протеста, который посетил врио Губернатора Ленинградской области Александр Дрозденко. Участники митинга потребовали:

- прекратить какую-либо деятельность СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор»;

- провести комплексное экологическое обследование территории полигона и прилегающих территорий в радиусе 10-15 км;

- определить место, отвечающее требованиям действующего законодательства по работе с промышленными отходами, для приёма токсичных отходов;

- привлечь к ответственности, в том числе уголовной, должностных лиц СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор» и Правительства Санкт-Петербурга, причастных к нанесению вреда жизни и здоровью людей и окружающей среды;

- провести финансово-экономическое расследование нецелевого расходования бюджетных средств СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор» и привлечь к ответственности виновных должностных лиц;

- провести комплексное обследование жителей в радиусе не менее 10 км от полигона, и утвердить государственную программу их комплексного обследования, лечения и реабилитации.

В это время городское правительство усиленно прорабатывало проект строительства в «Красном Бору» завода по сжиганию опасных отходов. Это вызывало возмущение населения и обоснованный протест экологов.

В августе 2015 года эксперты Гринпис ещё раз проанализировали пробы сточных вод полигона. Вновь обнаружены особо опасные вещества

В октябре 2015 года одержана серьёзная победа - губернатор Санкт-Петербурга объявил, что опасный завод по сжиганию опасных отходов на полигоне «Красный Бор» строиться не будет.

«О строительстве перерабатывающего завода [В Красном Бору] сейчас речь не идёт по одной простой причине, что необходимо очень серьёзно изучить мировой опыт и наш опыт, российский, связанный с переработкой подобного рода особо опасных отходов. До того, как мы не определимся в соответствующей эффективности того или иного проекта, мы и средства выделять не будем. Наша главная задача — не допустить, чтобы этот объект и дальше создавал проблемы для жителей близлежащих районов Ленинградской области и города», — сказал Георгий Полтавченко.

В апреле 2016 года в шведском Гетеборге проблему «Красного Бора» обсуждала экспертная группа ХЕЛКОМ. Российская делегация сообщила, что для решения проблем полигона нужно: 140 млн рублей — для очистки и укрытия котлованов, 265 млн рублей — для системы очистки сточных вод. При этом накануне встречи председатель Комитета по природопользованию Петербурга Игорь Григорьев сообщил о выделении 300 млн рублей из федерального бюджета, а также о намерении запросить 40 млн рублей из городского бюджета.

Гринпис совместно с Коалицией «Чистая Балтика» подготовили для участников заседания ХЕЛКОМ информацию о нерешаемых проблемах: проницаемости кембрийских глин, загрязнении подземных вод, сбросах сточных вод, разрушении границ котлованов с опасными отходами. Отдельно упомянули и закрытость информации для общественности.

В итоге участники заседания заключили, что необходимо направить на полигон специалистов ХЕЛКОМ, а также помочь России в поиске международных источников финансирования. Эстония и Финляндия выразили готовность предоставить своих экспертов и поделиться опытом.

Эксперты из Эстонии уже предложили свою помощь. «Министерство окружающей среды Эстонии в течение последних десяти лет имело неоднократный опыт реализации подобного рода проектов». Представители России выразили готовность сотрудничать со специалистами из Эстонии.

Документы по проблеме

Уже следят 1

Комментарии


Связанные материалы
Пост
Анастасия Пяри, 20 дек. 2016 г., 22:17
Пост
Врански Красимир Христов, 28 окт. 2015 г., 13:40
Пост
Фуфаева Ирина Владимировна, 25 окт. 2015 г., 16:39
Акция
Врански Красимир Христов, 13 окт. 2015 г., 10:23
Пост
Ганков Игорь, 09 июля 2015 г., 17:04
Пост
Экологические новости, 03 июля 2015 г., 15:27
Акция
Народная палата Московской области, 18 июня 2015 г., 9:23
Проблема
21 апр. 2015 г., 12:30
Пост
Экологические новости, 19 янв. 2015 г., 21:42
Пост
Чирикова, 13 янв. 2015 г., 12:47
Пост
Трунин Дмитрий Николаевич, 29 окт. 2013 г., 10:48
Отменить
Отменить